0
6937
Газета Идеи и люди Печатная версия

25.02.2015 00:01:00

Вооруженный пацифизм Японии

Драма с заложниками активизирует военную политику Токио

Валерий Кистанов

Об авторе: Валерий Олегович Кистанов – руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН. Статья подготовлена при поддержке РГНФ, грант № 14-27-09001 (тема исследования: «Пути укрепления безопасности и сотрудничества в Восточной Азии»).

Тэги: япония, военная доктрина, антитеррор, терроризм, исламисты


япония, военная доктрина, антитеррор, терроризм, исламисты Для премьер-министра Синдзо Абэ силы самообороны – надежда и опора.

Когда в декабре 2012 года Синдзо Абэ вторично вступал в должность премьер-министра, он заявил, что во внешней политике будет реализовывать концепцию «активного пацифизма». Пока, впрочем, эта концепция не получила четкого и конкретного наполнения и остается весьма расплывчатой. А недавняя жестокая казнь двух граждан Японии боевиками «Исламского государства Ирака и Леванта» вынуждает Абэ конкретизировать свои идеи. Однако эта конкретизация выявляет парадокс: реализация пацифистской концепции на практике предусматривает более активное использование вооруженных сил страны.

Самооборона в любой точке мира

Сразу после размещения в Интернете видеозаписи обезглавливания двух японцев экстремистами «Исламского государства Ирака и Леванта» Абэ сказал на заседании бюджетного комитета верхней палаты парламента, что он хочет обсудить возможность предоставления силам самообороны мандата на эвакуацию граждан Японии из кризисных регионов за рубежом. Японский премьер-министр уже давно выступает за то, чтобы силы самообороны играли важную роль в защите жизней соотечественников за рубежом, а для этого требуется ликвидация законодательных ограничений на их операции.

Абэ намерен представить парламенту весной этого года новые проекты законов, имеющих отношение к безопасности. Возможно, что один из них будет предусматривать разрешение силам самообороны развертывать свои подразделения для спасения японских граждан за рубежом в чрезвычайных ситуациях. Это дало бы возможность японским вооруженным силам действовать в иностранных государствах с их согласия. В стране уже идут разговоры о создании элитного подразделения коммандос, подобного американским «морским котикам». Однако намерения Абэ вызывают критику со стороны либеральных пацифистов Японии. Эксперты утверждают, что направление персонала сил самообороны с подобной миссией спасения заложников увеличило бы вероятность вовлечения Японии в войну.

Запланированные законопроекты о безопасности предусматривают также законодательное оформление противоречивого решения, принятого правительством летом прошлого года, о новой интерпретации 9-й статьи Конституции, которая отрицает войну. Эта новая интерпретация дает стране право на коллективную самооборону или на оказание помощи союзнику, подвергшемуся нападению. Обращает на себя внимание заявление Абэ о том, что он не видит необходимости в установлении географических пределов использования указанного права. По его мнению, если ситуация отвечает правительственным критериям, Силы самообороны могут быть посланы в любую точку мира.

Знание – сила

В связи с убийством двух заложников исламскими террористами правящая Либерально-демократическая партия приняла решение усилить возможности правительства в сфере сбора информации за рубежом и ее анализа. Специальная группа экспертов вскоре должна начать обсуждение необходимости создания в стране независимой разведывательной организации по типу американского Центрального разведывательного управления (ЦРУ) или английской Секретной разведывательной службы (МИ-6). Эта группа проведет консультации с американскими и британскими экспертами и, как предполагается, представит свои предложения осенью текущего года.

Япония сейчас не имеет независимого разведывательного органа из-за негативного отношения общественности к идее его создания. В конце 2013 года в стране был создан Совет национальной безопасности. Однако его цель заключается в том, чтобы анализировать информацию, собранную другими правительственными ведомствами – такими как Министерство иностранных дел, Министерство обороны, Национальное управление полиции, – и следить за тем, чтобы эта информация эффективно использовалась при проведении официальной политики. Во время инцидента с заложниками японское правительство вынужденно полагалось на информацию о них, получаемую от правительств Иордании и Турции, что привело к призывам пересмотреть существующую в Японии систему сбора зарубежной информации.

Невоенная помощь военным

Помимо расширения прямого присутствия японских сил самообороны за рубежом, Токио намерен решать задачи обеспечения безопасности страны косвенно – с помощью материальной поддержки иностранных войск. Так, 10 февраля кабинет министров Японии одобрил новую Хартию сотрудничества в целях развития – базовый документ, определяющий основные направления иностранной помощи. В нем впервые говорится, что Япония может финансировать вооруженные силы других стран, хотя сказано это с оговоркой, что помощь должна оказываться для «невоенных целей». Это первый кардинальный пересмотр политики иностранной помощи страны за последние одиннадцать с половиной лет. Новая доктрина прямо постулирует, что Япония будет использовать свою помощь развитию в качестве вклада в мировое сообщество в соответствии со своими национальными интересами.

Вышеупомянутая Хартия была принята в рамках политики «активного пацифизма» Абэ и, видимо, не в последнюю очередь под влиянием того же инцидента с японскими заложниками, убитыми «Исламским государством Ирака и Леванта». Ведь спусковым крючком их казни явилось громогласное заявление премьер-министра Абэ во время своего турне по Ближнему Востоку о том, что Япония окажет помощь в размере 200 млн долл. странам, воюющим с ИГИЛ. И сделано оно было в момент, когда в руках у экстремистов находились двое соотечественников. Трагические последствия этого рокового шага было нетрудно предвидеть. Однако японские стратеги, судя по всему, сделали ставку на имидж Японии как миролюбивой и негласно солидарной с народами Ближнего Востока азиатской державы в противоположность, так сказать, агрессивным странам Европы и США.

Действия террористов предстали перед телеаудиторией во всей своей наглядности и повлияли на общую картину мира.	Фото Reuters
Действия террористов предстали перед телеаудиторией во всей своей наглядности и повлияли на общую картину мира. Фото Reuters

Этот имидж кропотливо и последовательно формировался Токио на протяжении последних десятилетий с учетом судьбоносной зависимости страны от энергоресурсов Ближнего Востока. Однако он не сработал при первом же серьезном столкновении с суровой реальностью этого региона. Как пишет ведущая японская газета «Асахи симбун» в номере от 12 февраля, хорошо осведомленные в местной ситуации эксперты указывают на то, что прояпонские настроения на Ближнем Востоке, взращенные благодаря экономической помощи и другим усилиям Японии, видимо, угасают. В качестве возможных причин этого газета называет поддержку Японией возглавляемой США войны против терроризма и размещение подразделений сил самообороны в Ираке в нулевые годы. По ходу развития трагедии с заложниками японские официальные представители всячески подчеркивали, что выделяемые Японией 200 млн долл. предназначены исключительно на гуманитарные цели. Однако исламских экстремистов это не убедило.

Обновленная Хартия сотрудничества в разделе о целях развития содержит принцип, что помощь не должна быть использована для военных целей, хотя правительство может рассмотреть помощь иностранным вооруженным силам при определенных условиях. Независимые аналитики высказывают по этому поводу тревогу. Они говорят, что неясно, как правительство может воспрепятствовать тому, чтобы помощь была направлена на военные цели.

В региональном аспекте Хартия отдает приоритет азиатским государствам в свете их важности для безопасности и экономического развития Японии; прежде всего это относится к Юго-Восточной Азии – региону, где растет влияние Китая. В частности, Токио намерен поставлять в рамках официальной помощи развитию патрульные корабли Филиппинам и Вьетнаму, которые имеют территориальные споры с Китаем в Южно-Китайском море. В свете муссируемой в Японии теории «китайской угрозы» этому морю придается все большее значение с точки зрения обеспечения жизненно важных интересов страны.

Все дальше на юг

В отличие от Восточно-Китайского моря, где Япония конфликтует с Китаем по поводу территориальной принадлежности островов Сенкаку (по-китайски Дяоюйдао), в Южно-Китайском море она не имеет территориальных споров, однако на него приходится 10% мирового улова рыбы, а кроме того, суда, пересекающие его, перевозят в год грузы стоимостью 5 трлн долл. Значительная часть этих грузов направляется в Японию и из нее.

3 февраля министр обороны Японии Гэн Накатани заявил, что безопасность в Южно-Китайском море, на которое, по его словам, почти полностью претендует Китай, влияет на национальные интересы Японии и может побудить ее задуматься о патрулировании этого моря военными самолетами. Высказывание Накатани явилось ответом на интервью c командующим 7-м флотом США Робертом Томасом, опубликованное агентством Reuters. В нем американский флотоводец сказал, что наблюдательные полеты японских самолетов в Южно-Китайском море помогут вести наблюдение за растущим китайским флотом, который превосходит возможности наблюдения стран Юго-Восточной Азии.

Сейчас регулярное патрулирование японскими самолетами ведется только в Восточно-Китайском море. Распространение полетов на Южно-Китайское море почти наверняка усилит напряженность между крупнейшими – второй и третьей – экономиками мира. Китай уже отреагировал на комментарий Томаса предупреждением в адрес Японии – призывом «не создавать напряженность».

Высказывание Томаса демонстрирует поддержку Пентагоном стремления премьер-министра Японии Синдзо Абэ к более активной военной роли страны в Азии. Примечательно, что слова командующего 7-м флотом прозвучали в момент, когда США и Япония ведут переговоры об обновлении основных направлений сотрудничества в сфере безопасности; ожидается, что Японии будет предоставлена более весомая роль в их двустороннем военном альянсе. В случае законодательного оформления в парламенте страны предлагаемой Абэ интерпретации права страны на коллективную самооборону нельзя исключать, например, сценария, в котором при вооруженном конфликте между ВМФ США и Китая в том же Южно-Китайском море морские силы самообороны Японии придут на помощь своему американскому союзнику.

***

Таким образом, трагическая гибель двух японцев, всколыхнувшая всю страну, оказалась своего рода катализатором деятельности премьер-министра Абэ по повышению роли военного фактора во внешней политике Японии. Однако его усилия в этом направлении, очевидно, вызовут не только неприятие в Китае, Южной Корее и других азиатских государствах, но и серьезное сопротивление оппозиционных сил, а также пацифистски настроенной общественности страны.

Их представители уже высказывают опасения по поводу того, что предложенная Абэ интерпретация права Японии на коллективную самооборону приведет к вовлечению страны в военные действия в интересах других стран, а провозглашенная премьером борьба с международным терроризмом сделает находящихся за рубежом японских граждан мишенью исламских боевиков. На это, как сообщает газета Japan Times от 2 февраля, японский премьер заявил: «Фундаментально мы будем продвигать вперед «активный пацифизм» для строительства мира без терроризма», – и добавил, что «важным является не беспокойство о том, что будут думать террористы, а обеспечение мира и стабильности на Ближнем Востоке – главном источнике нефти для Японии». Что и требовалось доказать.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пхеньян взял ракетную паузу

Пхеньян взял ракетную паузу

Ирина Дронина

На военном параде впервые не было пугающих всех мощных ракет

0
643
Синдзо Абэ избран председателем правящей партии на третий срок

Синдзо Абэ избран председателем правящей партии на третий срок

0
494
Доктор Фауст по-японски

Доктор Фауст по-японски

Максим Сомов

Культовая черная манга вышла на русском языке

0
234
Военная операция в Идлибе начнется в ноябре

Военная операция в Идлибе начнется в ноябре

Владимир Мухин

Война Дамаска и Москвы с террористами в Сирии грозит перерасти в войну с Израилем и американской коалицией

0
2983

Другие новости

Загрузка...
24smi.org