2
9237
Газета Идеи и люди Печатная версия

21.10.2016 00:01:00

Анатолий Кучерена. Ни свободы, ни безопасности

Баланс между этими основополагающими ценностями так и не найден

Анатолий Кучерена

Об авторе: Анатолий Григорьевич Кучерена – адвокат, доктор юридических наук.

Тэги: либеральная демократия, свобода, безопасность, спецслужбы, кризис, выборы, президент, сша


либеральная демократия, свобода, безопасность, спецслужбы, кризис, выборы, президент, сша Человек с оружием очень заметен в сегодняшней Америке: ведь угрозы повсюду. Насколько подконтрольны гражданскому обществу силовые структуры – вопрос. Фото Reuters

В начале 90-х годов прошлого века многие политики, эксперты и обычные люди, в том числе и в нашей стране, искренне верили, что наступает провозглашенный Фрэнсисом Фукуямой «конец истории» – эпоха всемирного торжества либеральной демократии. При этом демократия рассматривалась прежде всего как отрицание тоталитаризма советского образца и различных разновидностей правых авторитарных режимов, то есть возможность свободного выбора в экономике и политике, прозрачность властных структур и корпораций, независимый и компетентный суд, развитое гражданское общество, способное защитить права человека во всех сферах жизни, жесткий контроль со стороны государства и общества за деятельностью спецслужб.

С тех пор прошло всего четверть века, и сегодня эти радужные надежды вызывают только грустную улыбку. Либеральная демократия во всем мире как-то неожиданно вступила в глубочайший кризис, из которого не видно выхода.

Прежде всего она оказалась решительно неспособной выполнять свою главную функцию – выдвигать во власть людей компетентных, государственно мыслящих, интеллигентных, культурных и порядочных. Глядя на дебаты между кандидатами на пост президента США – Хиллари Клинтон и Дональдом Трампом, трудно отделаться от вопроса: неужели этот непристойный обмен взаимными оскорблениями и грязными намеками происходит в ведущей демократии мира, стране, давшей миру великих политических деятелей? На протяжении последних двух десятилетий в США и других странах Запада мы не наблюдаем лидеров, хотя бы отдаленно напоминающих Вудро Вильсона, Франклина Рузвельта, Дуайта Эйзенхауэра, Рональда Рейгана, Людвига Эрхарда, Конрада Аденауэра, Вилли Брандта, Шарля де Голля, Маргарет Тэтчер. Политический класс мельчает прямо на глазах.

Не лучше обстоит дело и с другим важнейшим призванием демократии – обеспечением прав и свобод человека. Главным нарушителем этих свобод стали не только спецслужбы, которые все более превращаются в «государство в государстве», не подвластное никакому политическому и общественному контролю, но и различные неправительственные организации и частные лица. Во времена, когда Эдвард Гувер на протяжении почти полувека возглавлял ФБР США, он фактически обладал монополией на компрометирующую информацию в отношении американских политиков, однако пользовался этой информацией с осторожностью. Сегодня эта монополия утеряна: к личной переписке американских политиков получают доступ неизвестные хакеры, которые, выкладывая их в открытый доступ, получают таким образом возможность влиять на ход избирательной кампании.

В то же время АНБ и ЦРУ в США и союзные им другие спецслужбы в Англии и других странах, не способные, как оказывается, обеспечить информационную безопасность даже первых лиц собственных государств, продолжают наращивать свои программы массированной слежки за гражданами своих стран и зарубежными лидерами. Неудивительно, что общественное мнение все с большей симпатией рассматривает поступок Эдварда Сноудена, предавшего гласности эти пугающие факты, и что у Сноудена появляются последователи. В свою очередь, официальные лица в США были вынуждены признать, что проблема посягательства на неприкосновенность частной жизни граждан существует, и они делают вид, что предпринимают энергичные усилия по ее решению.

Так, в ходе пресс-конференции 5 октября этого года пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест заявил: «США не собирают разведывательную информацию в целях ущемления прав людей на основе их этнической или расовой принадлежности, пола, сексуальной ориентации или религии. США не собирают разведывательную информацию для обеспечения конкурентных преимуществ американских компаний или тех или иных секторов американского бизнеса. Фактически действующая администрация дала ясно понять, что мы признаем разницу между тем, что мы способны делать, опираясь на возможности нашей разведки, и то, что мы должны делать с этими возможностями... Президент очень гордится успехами, которых мы достигли в проведении реформ, со всей определенностью защищающих неприкосновенность частной жизни и гражданские свободы американского народа, а также оказывающих позитивное влияние на защиту неприкосновенности частной жизни и гражданских свобод за пределами Соединенных Штатов».

Не знаю, верит ли сам Джош Эрнест в то, что он говорит, но допустим на минуту, что он действительно прав. Предположим, что президент США Барак Обама, прислушавшись к голосу собственной совести, а также к разоблачениям Эдварда Сноудена, решил поставить программы слежения, осуществляемые спецслужбами США, под строжайший контроль – свой собственный и назначенных им лиц, обладающих безупречным профессионализмом и нравственными качествами. Но где гарантия, что следующий президент окажется столь же ответственным, нравственным и щепетильным? А вдруг к власти в США придет человек, который не увидит разницы между тем, что могут делать разведывательные службы и что они должны делать? Что, если он решит обратить их возможности на дискредитацию и свержение неугодных США мировых лидеров, на достижение преимуществ для американских компаний и целых секторов бизнеса или даже, страшно представить, на манипулирование сознанием и поведением самих американских граждан? Все это вполне осуществимо с помощью современных информационных технологий.

Естественно, все это будет делаться под предлогом борьбы с мировым терроризмом и обеспечения безопасности США. В условиях, когда исламистские экстремистские организации различного толка объявили войну всей западной цивилизации, эта задача действительно актуальная. Чем сложнее та или иная система, тем более она уязвима. События 11 сентября 2001 года в США на несколько часов парализовали всю страну, включая высшее руководство США. А ведь это далеко не предел того, что могут сделать террористы. Несанкционированный запуск ракет с ядерными боеголовками с помощью вирусов, внедренных в соответствующие компьютерные сети, катастрофы на атомных электростанциях и подводных лодках, использование химического и биологического оружия против мирного населения, провоцирование экологических бедствий путем подрыва нефтедобывающих платформ – вот далеко не полный перечень крупномасштабных террористических угроз. Не удивительно, что перед лицом таких зловещих перспектив многие политики и обычные граждане готовы согласиться на какие угодно системы тотальной слежки, на какое угодно вторжение в их частную жизнь, лишь бы чувствовать себя в безопасности.

Но есть и те, кто с таким подходом категорически не согласен. У каждого человека есть свое личное пространство, куда он не готов допустить никого, за исключением, быть может, ближайших родственников и друзей. И для многих становится настоящей трагедией, когда те или иные эпизоды их частной жизни выставляются на всеобщее обозрение. Иной человек может и не пережить такой трагедии и покончить жизнь самоубийством. Конечно, органы внутренних дел и спецслужбы утверждают, что, собирая информацию о частной жизни граждан, они используют ее исключительно в целях борьбы с терроризмом. Однако в этих ведомствах работают люди. И нет никакой гарантии, что кто-то из их сотрудников не поддастся искушению использовать оказавшуюся в его распоряжении информацию в каких-то личных неблаговидных целях. Более того, такие случаи уже бывали, в том числе и в нашей стране.

Между тем какими бы обширными ни были программы слежения, осуществляемые спецслужбами, они все равно оказываются недостаточными в деле борьбы с терроризмом. Это связано с изменением самого характера террористической деятельности. В прошлом террорист, как правило, являлся членом какой-то подпольной организации, участвовал в ее деятельности, поддерживал контакты с единомышленниками; даже если он выходил на теракт в одиночку, этому предшествовало приобретение оружия, взрывчатки и т.д. В наше время нередко этого не требуется. В голове человека, насмотревшегося экстремистских сайтов в Интернете, направленных на программирование сознания и поведения, вдруг срабатывает какой-то механизм, и он садится за руль автомобиля, выезжает на людную набережную и давит всех подряд.

Поэтому для обеспечения абсолютной безопасности требуется в идеале не только поставить под непрерывный контроль спецслужб каждого гражданина, но и узнать о том, что он думает и намеревается делать, то есть проникнуть в его сознание и подсознание. Если претворить в жизнь эту чудовищную схему, то мы получим абсолютную несвободу и тоталитарное общество, управляемое спецслужбами. Фактически уже сегодня ради усиления безопасности государство стремится забрать у граждан как можно больше свободы.

25 июня 2013 года, вскоре после того как Эдвард Сноуден оказался в Москве, бывший директор АНБ и ЦРУ Майкл Хайден дал интервью ведущей телеканала Russia Today Софи Шеварднадзе. В конце этого интервью он заявил: «Я возглавляю консультационный отдел при ЦРУ, и я поставил перед его сотрудниками сложные проблемы. Одна из сложнейших проблем – поиск баланса между безопасностью и прозрачностью. Я сформулировал вопрос так: «Смогут ли США в будущем осуществлять разведывательную деятельность в рамках более широкой политической культуры, которая каждый день требует большей прозрачности и большей публичной отчетности по всему спектру национальной жизни? Они изучили эту проблему и пришли ко мне с ответом. Он был таков: «Мы не уверены».

К сожалению, с тех пор этот баланс так и не был найден даже в теории, не говоря уже о практике. Его отсутствие становится все более серьезным фактором нынешнего кризиса современной либеральной демократии.

Впрочем, отцы-основатели США предвидели это. 17 декабря 1814 года второй президент США Джон Адамс, к тому времени уже ставший частным лицом, писал своему другу Джону Тейлору: «Запомните, демократия долго не живет. Она быстро расходуется и убивает себя. Еще не было демократии, которая бы не покончила жизнь самоубийством».

Похоже, данное пророчество сбывается.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(2)


Пута Раш 09:20 21.10.2016

Дааа. Глубочайший "анализ" демократии! аФтор видимо знает все о демократии.Только как-то не хочет демократию в россии. России нужен "адольф", а не демократия. России не нужен выбор президента только на 2 мандата. Нееет - может и на 100 мандат. России не нужен "прозрачный" ФСБ. Нееет - только строго секретный, да даже и бюджет для него нельзя соблюдать. И так далее, и т.д. Короче - все в мире в грязи. И мы как все. Зачем нам демократия. Браво аФтору. Будем слушать его и прогласуем на 5-й мандат П

яргенс прагматик 11:52 21.10.2016

К сожалению,А.Кучерена игнорирует факт,что спецслужбы и США,и Запада всё-таки находятся под контролем конгресса / парламента,а вот наши спецслужбы - это действительно ГОСУДАРСТВО в ГОСУДАРСТВЕ,поскольку ПАРЛАМЕНТ в России исполняет роль свадебного генерала по кличке БЕШЕНЫЙ ПРИНТЕР.Так что не надо ля-ля про кризис либеральной демократии:демократия или есть ,или её нет.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Глас вопиющего в пустыне

Глас вопиющего в пустыне

Владимир Иванов

Бывший функционер ЦРУ рекомендовал законодателям изменить отношения с Россией

0
1185
Слов много, а дел – никаких

Слов много, а дел – никаких

Владимир Иванов

НАТО якобы хочет других отношений с Россией

0
157
Исчезающий гегемонизм

Исчезающий гегемонизм

Владимир Иванов

Американские эксперты и военные бьют тревогу по поводу состояния ВС США

0
704
Марин Ле Пен намерена участвовать в выборах президента Франции в 2022 году

Марин Ле Пен намерена участвовать в выборах президента Франции в 2022 году

0
504

Другие новости

Загрузка...
24smi.org