0
25963
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

14.06.2018 00:01:00

Тегеран просчитался в отношении Пекина

Китай отказал Ирану в статусе "эксклюзивного" партнера

Игорь Панкратенко

Об авторе: Игорь Николаевич Панкратенко – доктор политических наук, член научного совета Института исследований Центральной Азии и Афганистана «Иран–Восток» (Иран).

Тэги: саммит, шос, китай, иран, внешняя политика, хасан рухани, ядерное соглашение, санкции


саммит, шос, китай, иран, внешняя политика, хасан рухани, ядерное соглашение, санкции Фото Arif Hudaverdi Yaman/Anadolu Agency/Getty Images

В ходе саммита ШОС в китайском Циндао интригующих моментов хватало с лихвой, список распечатанных вопросов, на которые наблюдатели хотели бы получить ответы, уверенно приближался к десятку страниц. Но бесспорным лидером в нем была состоявшаяся 10 июня встреча председателя КНР Си Цзиньпина с президентом Ирана Хасаном Рухани. Тем более что последний накануне своего приезда в Китай провозгласил – ни много ни мало – новую внешнеполитическую стратегию Ирана – «взгляд на Восток».

Иранского президента, что называется, припекло. Одним росчерком пера под документом о выходе США из Соглашения по ядерной программе Ирана Дональд Трамп лишил Хасана Рухани главного аргумента, который он активно использовал против своих политических противников внутри страны. На любую критику в свой адрес из-за откровенных провалов в экономике и социальной сфере администрация президента отвечала, что это временные трудности. Главное, что сделано – подписано соглашение, нет, даже так – СОГЛАШЕНИЕ по ядерной программе, которое избавляет Иран от санкций. Так что нужно только немного подождать – и всем будет счастье.

Но все пошло не так, как представлялось Рухани и его команде. Иностранные компании сворачивают свое присутствие на иранском рынке, Трамп грозит Тегерану экономической войной, «классной и эффективной», а Европа хоть и изображает свое несогласие, но на уровне первых лиц признает, что защитить бизнес своих граждан в Иране от американских санкций не в состоянии. Рухани поставил все на отмену санкций – хотя многие иранские политики отговаривали его от этого, – и теперь эта ставка оказалась битой.

На Москву как на спонсора и одного из гарантов Соглашения по ядерной программе, а следовательно – как союзника в противостоянии новым американским санкциям в Тегеране особых надежд не питают. Не слишком заметно для широкой аудитории, но неуклонно российско-иранские отношения по целому ряду причин сползают в сторону очередного периода охлаждения. В итоге спасительным кругом для Рухани, а по большому счету и для всей иранской экономики остается только расширение сотрудничества с Китаем. Тот самый «взгляд на Восток», недавний призыв к которому иранского президента встретил самое горячее одобрение в кругах местных, лояльных к нему политических кругов и околоправительственных массмедиа.

Повод для провозглашения нового внешнеполитического курса нашелся как нельзя более удачный. Пекин заявил, что будет рад видеть иранского президента в качестве участника саммита ШОС. Политики в Тегеране крайне любят подчеркнуть свою самостоятельность. И ненавязчиво – при каждом удобном случае – намекнуть, какой солидный вес они имеют в мире, как стремятся встретиться с ними иностранные лидеры. У Рухани, таким образом, появилась прекрасная возможность выступить в свойственной ему манере: «Это не мы у них что-то собираемся просить, это они хотят заполучить нас в качестве стратегического партнера». После чего сорвать аплодисменты части иранского истеблишмента: «Вот как тонко наш шейх дипломатии закрутил», – и вылететь в Циндао на встречу с товарищем Си. Со списком условий, на которых Тегеран готов к стратегическому партнерству с Пекином.

Тут-то и началась главная интрига. Да, с одной стороны, Китай был единственной в мире страной, которая за период «калечащих санкций», предшествовавших подписанию СВПД, не только не сократил, а более чем в два раза увеличил свой товарооборот с Ираном – с 28 млрд долл. в 2009 до без малого 48 млрд в 2014 году. Конечно, было всякое, от ряда проектов в рамках санкций ООН Пекин отказался. Но вот с другой – того, что китайская сторона все эти годы, по сути, «размывала» американские санкции, в Тегеране явно не оценили.

По сути, все претензии иранского истеблишмента к Китаю, проявившиеся в период президентства Рухани, сводятся к одному – Пекин отказывался и отказывается предоставить Ирану статус «эксклюзивного» партнера. Серьезно конфликтовать из-за него с США, прекращать экономическое сотрудничество с теми же саудитами и Израилем, то есть жертвовать какими-то своими интересами в пользу иранской стороны. Разговоры о том, что якобы Тегеран «опасается китайских методов ведения бизнеса», что его не устраивают подчеркнутый атеизм и коммунистические лозунги, что он недоволен активностью Пекина в пакистанском Белуджистане и Центральной Азии, – это внешнее. Суть именно в том, что иранские лидеры не понимают принципов внешней политики КНР, а отсюда претензии, недоверие и – отчуждение.

После заключения Соглашения по ядерной программе администрация Рухани подчеркнуто отдавала приоритет не китайским, а европейским компаниям. Была провозглашена идея создания собственного «Шелкового пути», многострадального транспортного коридора «Север–Юг», которую в Пекине не без оснований расценили как вызов концепции китайского «Пояса и пути». Демонстративно делался упор на расширение сотрудничества с Нью-Дели как альтернативу партнерства с КНР, что естественно вызывало у китайского руководства откровенное недоумение.

Словом, Рухани и его команда сделали максимум возможного для того, чтобы, прилетев в Циндао на встречу с Си Цзиньпином, да еще со списком условий, Рухани встретил там, мягко говоря, сдержанный прием. Переговоры иранского президента с китайским лидером закончились без конкретных результатов и договоренностей, которые устроили бы иранцев. Пекин не выразил готовности немедленно стать спасательным кругом для Тегерана и сразу ответить взаимностью на иранский «взгляд на Восток».

Конечно же, это дипломатический маневр товарища Си. Конечно же, Иран крайне интересен Пекину и стал бы настоящей жемчужиной «Пояса и пути». Но Си Цзиньпин может позволить себе не торопиться раскрывать объятия Ирану. А вот у Хасана Рухани резерва времени нет. И ему сейчас придется сильно постараться, чтобы Пекин поскорее согласился поддержать Иран в непростое для него время.



статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


РФ не хватает скорости, чтобы догнать будущее

РФ не хватает скорости, чтобы догнать будущее

Анастасия Башкатова

То, что для китайцев норма, для наших граждан – все еще фантастика

2
7713
Встрече Трампа и Путина подыскивают удобную дату

Встрече Трампа и Путина подыскивают удобную дату

Евгений Пудовкин

В Британии настаивают на отсрочке российско-американского саммита

0
2243
Пекин уверен, что сможет защитить свои интересы в торговом споре с США

Пекин уверен, что сможет защитить свои интересы в торговом споре с США

0
1225
Почему союз  с Москвой лучше, чем с Вашингтоном

Почему союз с Москвой лучше, чем с Вашингтоном

Александр Храмчихин

Россия может заработать на «зонтике безопасности» не только политические дивиденды

0
3438

Другие новости

Загрузка...
24smi.org