0
1317

08.06.2017 00:01:00

Про синего мертвеца и горящую душу

Как Федя бабушку о правде с хорошим концом спрашивал

Александра Николаенко

Об авторе: Александра Вадимовна Николаенко – прозаик, художник, лауреат премии «Нонконформизм-поступок - 2017».

Тэги: проза, книги, сказки, ивандурак, бабаяга, кощей бессмертный, некрасов, библия, мюнхгаузен, три медведя, мишка на севере, пушкин, русские сказки, кикимора


Так, прилетели грачи или улетели? Запутаться можно!	Алексей Саврасов. Грачи прилетели. 1871. ГТГ
Так, прилетели грачи или улетели? Запутаться можно! Алексей Саврасов. Грачи прилетели. 1871. ГТГ

– У тебя какая любимая книга, бабушка? Библия?

– Не любимая, Федь, а главная.

– А вот Пушкин Александр Сергеевич хорошо тоже, бабушка, сказки пишет. И стихи пишет, складные! Даже видно все, что написано, без картины. Как кибитка удалая летит, как лошадка бежит. Как Авроры Северной выстрела люди ждали… Про старушку, в глуши забытую, очень нравится тоже мне, что вернулся за ней ее внучек. Что жива еще, слава богу, оказалась эта старушка… У поэта Некрасова стих про мальчика-с-пальчика нравится. Про обман с камнями…

– Про какой обман с камнями, Федя, еще?

– Где им есть от голода нечего, так что камни мама детям варила, говорила им, что бобы. Говори после этого, что жизнь была при царизме, бабушка, говори! И когда мертвеца еще, помнишь ты? Сети тятины притащили… Так и видишь, как в них он запутался, синий весь, и такую-то даже смерть страшную безотказно, сколько ни дрыгался, а принял… Так, я думаю, книги нужно писать, чтоб верилось, если даже и не было дела этого, чтоб как да! Как колдун богатыря несет, как русалка в ветвях сидит, как кот кругом по цепи, как звезда во лбу горит у царевны Лебеди, как орешки изумрудные грызет белочка, не захочешь, поверишь! Поколения целые, бабушка, выросли, веря в это! Почему же не нашлось ни одного писателя, бабушка, ни поэта хоть одного такого единственного, чтоб про Бога так написал бы, бабушка, чтобы все поверили в него, даже я?!

– Вот ты вырастешь, Федь, и напишешь…

– Я вообще-то, когда вырасту, бабушка, ни к одной тетрадке больше добровольно не прикоснусь! …А вообще-то самые сказки правдивые про Мюнхгаузена. Там, какую ни читает историю бабушка, сразу чувствуешь, так и было! Я еще спросить тебя забыл, бабушка…

– Утром вспомнишь, Федь. Утро вечера мудренее…

– А вот это, бабушка, не скажи! Я вообще в отличие от тебя вечер утру всякому предпочитаю. Вдоволь можно наговориться. А вот ты, наверное, спишь и видишь уже, да, бабушка, что я сплю? А вот мне, к твоему сожалению, бабушка, и во сне, сама видишь, не спится…. Бабушка! Почему, как ты думаешь, в сказках русских народных такой выбор маленький?

– Какой же маленький, Федь? Сказок много, все разные…

– Я в том смысле говорю это, бабушка, что злодеев хватает, конечно же: цари подлые, кощеи бессмертные, бабы Йоги, соловьи-разбойники, водяные, кикиморы, вражьи полчища, тугарины там, змеевичи, а главный герой один на всех – дурак или богатырь?

– Какая жизнь, Федь, такие и сказки. Какой народ, такой и герой.

Это верно сказала бабушка, богатырь наш русский народ!

* * *

– «Поздняя осень, грачи прилетели…»

– Улетели, Федя, грачи.

– А такая картина есть, бабушка, где вот только что они прилетели… Невольно спутаешь…

– Там весна на картине, Федь.

– И еще была картина одна хорошая, бабушка, ты, наверное, помнишь ее по конфете...

– По какой конфете, Федь?

– По хорошей… Три всего конфеты хорошие есть. И все три с медведями связаны: «Мишка на севере», «Ласточка», «Три медведя»…

– Это как же, Федь, «Ласточка» с медведями связана?

– А они же бабушка с одной Елки!

* * *

– Будешь, Федя, ты стих читать или нет?

– Я уже сто раз прочитал его тебе, бабушка, а ты все никак не сдаешься… Мне к тому же совсем не нравится это стихотворение…

– Это чем же, Федя, не нравится?

– А что грустные думы наводит. Не могу читать его просто так… Вот и вечером, пока ты не придешь, все лежу одинешенек в темноте и думаю: почему не сжата полоска та, бабушка? Может, умер там какой-нибудь, человек? Может, был какой-нибудь… простудился, может быть, утонул? А может, зарезали… били насмерть… Может, он, как дворник наш, оттого что душа горела, повесился? Может, он совсем умирать не хотел? Может, жил бы еще да жил! Не узнаешь теперь… Жалко, бабушка, человека… Вот ты, бабушка, можешь мне, чтобы я спокойно уснул, хоть какую-то правду, а не сказку с хорошим концом прочитать?.. Почему не печатают правд с хорошим концом, а, бабушка? Лучше честно скажи, не бывает? Я такие книжки, бабушка, печатал бы на их месте: «РУССКИЕ НАРОДНЫЕ СКАЗКИ» и «РУССКИЕ НАРОДНЫЕ ПРАВДЫ», «СКАЗКИ ПУШКИНА» и «ПРАВДЫ ПУШКИНА». Чтобы выбор был у читателя… Почему никому не приходит в голову, бабушка, правды писать?

– Почему никому не приходит, Федь? Тебе же пришло!

– Да ведь я это так, размышляю вслух просто, бабушка, не моего ума, бабушка, это дело…

(Отрывок из романа «Небесный почтальон»)



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Любимый Электросварочный

Любимый Электросварочный

Эльга Злотник

О купеческом рае, добрых пирогах и женской мести

0
642
Мыло

Мыло

Олег Лапшин

Рассказ о разлюбившей жене, всеслышащих соседях и несчастной собачке

0
227
Поместимся – только живите!

Поместимся – только живите!

Ирина Муравьева

Запах тины, аромат черемухи, Смоктуновский и Товстоногов

0
467
Литературная жизнь

Литературная жизнь

«НГ-EL»

0
297

Другие новости

Загрузка...
24smi.org