0
664
Газета Проза, периодика Печатная версия

19.09.2019 00:01:00

Олимпийское лето

Приключения русских в настоящей Африке

Тэги: проза, африка, кино, олимпиада80, приключения, березка


33-14-12_a.jpg
Иван Иванов. Дети империи:
Роман.– М.: У Никитских
ворот, 2019. – 104 с.
Как же неловко и стыдно наблюдать на экране за актерами, которым в силу буйной фантазии режиссера выпало несчастье изображать игру на скрипке или виолончели. Казалось бы, чего проще: если для создания полнокровного образа непременно требуется добавить чуть‑чуть серьезной музыки, посади человека за фортепиано или дай ему гитару. Так нет, страдальцу зачем‑то суют в руки инструмент, на котором пристойно сымитировать игру невозможно, не овладев сложной, долго осваиваемой техникой.

Сходные чувства вызывают многие художественные фильмы и остросюжетные книги об Африке. Стоит героям оказаться на этом континенте (особенно не на его севере, в арабской части, а в настоящей «черной» глубинке), как достоверность испаряется быстрее, чем снег под экваториальным солнцем.

Очевидно, и со скрипкой, и с Африкой расчет делается на то, что зрителю и читателю, не искушенному в этих предметах, можно легко скормить любую нелепицу. Но разве приключенческие фильмы и книги создаются исключительно ради бессмысленного, отупляющего развлечения? Разве любопытная и правдивая информация о нравах и обычаях неведомых народов, о малоизвестных страницах мировой истории не добавляет им дополнительной ценности и интереса?

Иван Иванов своего читателя уважает. Его роман, действие которого в основном  происходит в Африке, может служить образцом чуткого, даже въедливого отношения к реалиям далеких от нас экзотических мест. Проживший на Черном континенте 12 лет, вдоволь его изъездивший, я не обнаружил в книге деталей, которые бы вызвали досадливые, недоверчивые восклицания или хотя бы скептическую усмешку.

На вкус и цвет, как известно, товарищей не бывает. Стиль и сюжет могут нравиться или не нравиться – это вопрос темперамента, образования, эстетических воззрений, наконец  сиюминутного настроения, – но фактическая сторона сомнению не подлежит, как ни парадоксально это звучит по отношению к лихому приключенческому художественному тексту.

Первая часть, в которой главные герои представлены на фоне олимпийской Москвы образца 1980 года, показательна. Проверить ее на предмет соответствия действительности эпохи перезрелого социализма труда не составит. Этот период многие хорошо помнят по собственному опыту, который неопровержимо свидетельствует, что персонажи погружены именно в ту самую навсегда ушедшую, треклятую и прекрасную советскую жизнь. Куда бы они ни двигались, что бы ни предпринимали в памятное для всего социалистического содружества жаркое олимпийское лето, события вращаются в рамках тогдашних реалий. Болгарское вино, кубинские сигареты, песни Джо Дассена, магазины «Березка» с заграничными шмотками, чеки Внешпосылторга, которыми оплачивались покупки… Да, так оно и было. Все это составляло привычный круг, в котором вращались студенты престижных вузов, дети советской элиты.

Столь же правдоподобно описан и их дальнейший путь, после распада империи ставший извилистым и непредсказуемым. В какой бы регион мира ни бросала персонажей насмешница судьба, они действуют в окружении вещей и людей, точно соответствующих своей эпохе и социальному кругу. Пафосный кабинет угандийского министра и раздолбанный «Пежо» конголезского таксиста, забористая южноафриканская водка «Князь Пушкин» и дорогущее французское шампанское «Кристалл», виллы состоятельных белых господ и эфемерные шалаши пигмеев – все интерьеры и предметы расставлены по своим местам и возникают там, где им и надлежит быть.

Но самое любопытное заключается в том, что точно так же обстоят дела и с приключениями. Невероятными они кажутся только на первый взгляд, однако, стоит начать разбираться, и, несмотря на весь размах и крутизну, ничего принципиально невозможного в них не обнаруживается. Личные отношения и перипетии судьбы каждого героя помещены в обстоятельства, за которыми легко угадываются действительные события, происходившие на Черном континенте в нашем столь бурно начавшемся столетии.

Любовный треугольник потрескивает и дымится на фоне еще жарче раскалившихся африканских страстей. В личную драму вмешиваются межгосударственные и межэтнические вооруженные конфликты, криминальные дельцы‑ювелиры и китайские мафиози, банды нелегальных старателей и… доброжелатели‑африканцы из числа бывших советских студентов. Империя исчезла, но выкованные в ее горниле человеческие отношения никуда не делись, пусть даже жестокий вихрь перемен разметал их носителей по разным частям света.

После короткой завязки действие начинает стремительно развертываться по нарастающей. Тревожно молчат джунгли, взрывается автоматными очередями саванна, натужно ревут моторы, а сюжет, словно реактивный лайнер, с каждой минутой все больше прибавляет скорость и набирает высоту. Порой хочется остановиться и вглядеться попристальнее, но книга не дает времени передохнуть и расслабиться, уводя читателя все дальше в глубь неизведанного континента.

Автор назвал свой текст кинороманом. Честно говоря, с таким жанром раньше сталкиваться не приходилось, но определение вполне прозрачно и понятно. Картинка сменяет картинку, за общим планом, словно приближенный зумом, следует крупный, энергичные диалоги перемежаются еще более резкими действиями. Перед читателем предстают графически очерченные персонажи и их окружение. Ничего лишнего – готовый сценарий.

Так об Африке у нас еще не писали. Справедливости ради стоит отметить, что о ней в России и СССР вообще сочиняли немного и нечасто. Генерал Петр Краснов, а по совместительству автор многотомных эпопей, посетивший Эфиопию в составе царского посольства, не менее плодовитый Юлиан Семенов, журналист‑международник и беллетрист Евгений Коршунов – вот, пожалуй, и все наши скромные достижения на ниве остросюжетной прозы о Черном континенте. Появление нового, пусть и небольшого по объему, но актуального, насыщенного событиями и смыслами произведения можно только приветствовать. И конечно, хотелось бы, чтобы его появление разбудило творческую активность и послужило стимулом для создания других приключенческих повестей и романов с использованием африканского материала. Африка слишком велика, разнообразна, непредсказуема и увлекательна, а наши связи с ней слишком продолжительны и многосторонни, чтобы позволять себе по‑прежнему ее игнорировать.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Вуди Харрельсон и Эмма Стоун возвращаются в Zомбилэнд

Вуди Харрельсон и Эмма Стоун возвращаются в Zомбилэнд

Наталия Григорьева

В отечественном прокате появится сиквел самой известной комедии про конец света

0
521
Страдания не юного Вертера и пр.

Страдания не юного Вертера и пр.

Вера Цветкова

"Шторм" Хлебникова – драматический детектив или детективная драма?

0
1776
Слон и слепцы

Слон и слепцы

Андрей Щербак-Жуков

85 лет со дня рождения Игоря Можейко, известного как Кир Булычев

0
2186
Растрепанная фигура машет руками…

Растрепанная фигура машет руками…

Георгий Трубников

Андрей Вознесенский и Борис Пастернак: годы «почти дружбы»

0
480

Другие новости

Загрузка...
24smi.org