1
3421
Газета Проза, периодика Печатная версия

03.10.2019 00:01:00

Тысячный номер «НГ-Ex libris»

Барометр, компас и маршрутизатор литературного пространства

Тэги: независимая газета, нгex libris, книги, премии, издательства, рецензии, нонконформизм, история, авторы, сотрудники, юбилей, воспоминания, юмор, ремчуков, филология, журналистика


(«независимая газета», «нг-ex libris», книги, премии, издательства, рецензии, нонконформизм, история, авторы, сотрудники, юбилей, воспоминания, юмор, ремчуков, филология, журналистика Не такие уж мы и расслабленные, даже за праздничным столом думаем о газете: Андрей Щербак-Жуков, Алиса Ганиева, Ольга Рычкова, Евгений Лесин и Елена Семенова. Фото Александра Анашкина

Этот номер «НГ‑EL» является тысячным. То есть отмечаем всем книжным приложением юбилей. По этому случаю решили обратиться к постоянным авторам, бывшим сотрудникам приложения с условным вопросом: «Какова роль «НГ‑EL» в вашей жизни?»

Некоторые из авторов, правда, как нам кажется, нас перехваливают. Это смущает, хотя и радует. Но мы решили оставить как есть.

Владимир Березин, писатель, публицист, ex‑сотрудник «Ex libris»:

Первый свой текст в газетах я увидел под плашкой «Ex libris» – еще не приложении, а всего лишь колонке на странице «Независимой газеты». Потом я начал работать там и под конец даже некоторое время рулил этим изданием. Начальство, впрочем, меня не любило, хоть то и дело сменялось. Когда меня выгоняли, я спросил, каков повод (о причинах – с немного политическим привкусом – я догадывался). Тогдашний директор сказал мне, что я не поздоровался с ним в магазине. Так или иначе, это было веселое время, и за эти несколько лет я прочитал множество книг – не без пользы для себя. Время это было не слишком трезвое, и его дух точно описал граф Игнатьев в своих воспоминаниях о генерале Драгомирове: «Драгомиров, запамятовав день 30 августа – именин царя, спохватился лишь 3 сентября и, чтобы выйти из положения, сочинил такой текст: «Третий день пьем здоровье вашего величества. Драгомиров», – на что Александр III, сам, как известно, любивший выпить, все же ответил: «Пора и кончить. Александр». Хорошо помнить остроумие Драгомирова, но куда важнее не забывать ответ Государя.

Сергей Бирюков, поэт, литературовед, президент Международной Академии Зауми Галле, Германия:

«Экслибрис» – это рентгеновский аппарат, который просвечивает литературный процесс насквозь. Это барометр, стрелки которого указывают, в какой точке литпространства атмосфера подвержена перепадам. Это компас. Это маршрутизатор. Во всяком случае, уже в ночь со среды на четверг набираю exlibris – ага, вышел, значит, все в порядке, литература еще жива!

Михаил Бойко, публицист, прозаик, ex‑сотрудник «Ex libris»:

«Экслибрис» – чудесная литературная оранжерея. С удовольствием вспоминаю годы работы в этом издании, замечательную творческую атмосферу, прекрасных коллег. Нынешнему «Экслибрису» вредит какая‑то… расслабленность, что ли. Мне кажется, что он мог бы быть чем‑то большим, чем есть сейчас.

Андрей Бычков, писатель, сценарист, лауреат премии «НГ» «Нонконформизм»:

Деградация и симуляция художественных ценностей сегодня – фундаментальнейшая из проблем. Литературные олигархи душат свободу высказывания изо всех сил. Литературное тело они нашпиговывают откровенными протезами. Мертвящие премиальные игрища и издательская политика подменяют собой живой литературный процесс. Но нонконформистский дух жив! И у нас еще есть свой живой орган для высказываний. Это наш любимый «Экслибрис»! Да здравствует «Экслибрис»!

Александр Васькин, писатель, москвовед:

Поздравляю редакцию с юбилейным номером​ ​​и хочу признаться, что «Ex libris» остался для меня той единственной бумажной газетой, которую я продолжаю покупать каждый четверг в киоске. Что ни говори, а приятно развернуть свежий номер, увидеть в нем знакомые и новые имена поэтов, прозаиков, литераторов, критиков. Я не перестаю удивляться завидной работоспособности и высокому профессионализму редакции – ведь каждый номер представляет собою, по сути, интереснейшую панораму литературной жизни России, в которой представлены самые разные стили и направления. Здесь и обзор книжных новинок, и свежие рецензии, и даже стихи и проза. Приятно, что находится место и краеведческой полосе, ведомой Андреем Мирошкиным. В общем, молодцы!

Александр Вознесенский, поэт, редактор, журналист, ex‑сотрудник «Ex libris»:

Тысячный номер?.. Наверное, все дело в том, что, изменяясь внешне, да и то не сильно, внутренне – это все та же живая, веселая и весьма работоспособная редакция. Что было и в «наши годы». Главное, чтоб еще и книг побольше выходило – новых и желательно интересных.

Алина Витухновская, поэтесса, лауреат премии «НГ» «Нонконформизм»:

«Независимая газета» – это газета, неразрывно связанная с новейшей историей России. Сейчас выходит 1000-й номер ее легендарного приложения «Ex libris». К слову, во времена кризисов 1995­­­–2005 годов одиозный олигарх Борис Березовский финансово помог газете восстановить прежние объемы и начать выпуск «Ex libris». В 2009 году «Независимой газетой» и ее литературным приложением «НГ-Ex libris» была учреждена легендарная премия «Нонконформизм». Она была вне устоявшихся тусовочных правил и увековечила немало талантливых имен. В 2010 году я первой получила эту премию из рук Константина Ремчукова в номинации «Нонконформизм‑судьба» – за бесстрашие и твердость в отстаивании своих идей. Я благодарна «НГ-Ex libris» – этому воистину культурному оазису в унылом постсоветском мире. Спасибо за труд ответственному редактору Евгению Лесину, тянущему на себе этот непомерный, но великий груз русской литературы.

Марианна Власова, критик:

Для меня «Ex libris» – проводник в мир литературы – современной, актуальной, которая не столько движет массы, сколько волнует души. Именно с этого книжного приложения началось мое возвращение к поэзии и прозе после декретного забытья. И по сути, «Ex libris», как зеркало, отражает мою личную историю взаимоотношений с литературой. А еще «Ex libris» – это команда безумцев, увлеченных поисками интересных книг, событий и персон для своих читателей.

35-12-3_t.jpg
Лауреаты премии «Нонконформизм» Юрий
Мамлеев и Игорь Яркевич.
Фото Екатерины Богдановой

Александр Гальпер, поэт, писатель Нью‑Йорк:

В современном мире грань между графоманией и талантом стерлась. Каждый может выпустить книги за свой счет или опубликоваться для всеобщего прочтения в интернете. А в случае автора увезенного в 18 лет в далекую англоязычную Америку все еще запутанней. Нет русских изданий, критиков, редакторов. Можно ли верить мнению 2–3 друзей? Поэтому мне было очень психологически важно опубликоваться в «НГ‑Ex libris» – книжном приложении к официальной российской московской газете с заслуженной высокой репутацией. Именно с этого момента я стал ощущать себя настоящим литератором.

Данила Давыдов, поэт, прозаик, публицист:

Я присутствовал при смерти «Книжного обозрения», был, что называется, прям у одра. При рождении «НГ-Ex libris» я не присутствовал, но видел, как младенчика, так сказать, предъявили народу – первые самые три или четыре выпуска приложения презентовали в Эссе‑клубе Рустама Рахматуллина, если я правильно помню, Александр Гаврилов, Наталия Бабинцева и Глеб Шульпяков. Даты и точные обстоятельства можно уточнить хотя бы по бюллетеню «Литературная жизнь Москвы». С тех пор я с разной степенью интенсивности следил за «EL‑НГ», а при нынешней редакции (в практически ином составе) начал и печататься здесь, чему несказанно рад, намереваюсь продолжить это, если не погонят прочь, и надеюсь не хоронить никогда еще одно книжное газетное издание («КО» хватило в этом смысле за глаза). Короче, ура.

Григорий Заславский, театральный критик, ректор Российского института театрального искусства – ГИТИСа:

Говоря об «Ex libris», неизбежно приходишь к старинному парадоксу о том, что было раньше – курица или яйцо.

Мне же интересно, что там нового появилось на книжных прилавках, что почитать и для этого беру в руки «Ex libris», то есть ни я, ни многие другие хорошие люди не имеют другой возможности узнать про хорошую книжку, минуя книжное приложение «Независимой газеты», сегодня – единственное издание, пишущее регулярно о книгах.

А оно, в свою очередь, нуждается в новых интересных книжках, хотя временами чудесным образом прекрасно обходится и старыми изданиями, а также юбилеями русских и зарубежных классиков.

Как бы то ни было, а без «Ex libris» и его прекрасных авторов и организаторов книжных побед – от Игоря Зотова, через Викторию Шохину к сегодняшним мэтрам – Лесину, Щербаку‑Жукову, Ганиевой, Рычковой и всех‑всех‑всех не выплыть мне было бы в книжном море.

Игорь Клех, прозаик, эссеист:

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах отечественной словесности, – ты один мне поддержка и опора, «Еx libris – НГ»! Не будь тебя – как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы подобное приложение по четвергам к «Независимой газете» не было дано великому народу!..

Нина Краснова, поэтесса, публицист:

«Экслибрис – НГ» – это моя любимая газета, она значит для меня больше, чем все прочие газеты, вместе взятые, которые продаются в киосках. Без нее нельзя представить себе наш литературный мир с его литературным процессом. На страницах «Экслибриса» выступают самые интересные современные поэты и прозаики, анонсируются самые лучшие книги, сообщаются самые главные литературные новости. Причем все материалы, даже и очень серьезные, преподносятся в свободной, неофициозной манере, с некоторым приколом и юмором, как и иллюстрации к ним, в том числе и репродукции картин русских и зарубежных художников.

Я всегда жду каждый очередной номер «Экслибриса». И не только с удовольствием читаю его, но и с удовольствием печатаюсь там, со своими статьями о литературных вечерах, как летописец литературной жизни (чаще всего – под псевдонимом Николай Фонарёв, который стал моим двойником и «забирает себе львиную долю моей славы»). Появляются в «Экслибрисе» и интервью со мной, и мои стихи и частушки, и отрывки из моих книг (например, из трилогии «Золотой самородок…» о юбиляре текущего года Анатолии Шамардине, певце, филологе, полиглоте, солисте Утесовского оркестра), и мои рецензии на книги (например, на «Толковый словарь» Игоря Волгина).

Я не представляю себе не только нашего литературного мира, но и своей жизни без «Экслибриса». Там работает слаженная команда талантливейших ребят, «экслибристов» (или «экслибрисовцев»), моих собратьев по перу, моих друзей – поэт Евгений Лесин, его правая рука – поэт Андрей Щербак‑Жуков, мои и наши сестры по перу – Елена Семенова, Ольга Рычкова, Алиса Ганиева. Я говорю: «Экслибрис» – подразумеваю Лесина и Щербака‑Жукова с их командой. Я говорю: Лесин и Щербак‑Жуков – подразумеваю «Экслибрис». Который и поздравляю сегодня с чудесным праздником – с 1000‑м номером газеты, желая «Экслибрису», как и главному редактору «НГ» Константину Ремчукову, быть всегда, работать во славу нашей словесности, не останавливаться на достигнутом, выпускать новые и новые тысячи номеров!

35-12-2_t.jpg
Постоянный автор «НГ» и финалист премии
«Нонконформизм» Игорь Шумейко.
Фото Валерии Буровой

Максим Лаврентьев, поэт, писатель, литературовед:

Так получилось, что уже несколько лет я периодически читаю только одну эту литературную газету, в которой иногда и публикуюсь. Читаю, разумеется, не свои публикации, а в основном статьи в рубрике «Кафедра», интервью, иной раз весьма любопытные, ну и, конечно, «Пять книг недели», откуда черпаю информацию о достойных внимания новинках. Кто‑то, возможно, скажет, что у редакции своеобразный вкус. Пусть так, но его совершенно точно можно назвать независимым. Тут мы совпадаем настолько, что я тоже чувствую себя в некотором роде экслибрисовцем. Однако неповторимое лицо газеты – заслуга прежде всего редакторского коллектива, сложившегося прочно и практически не меняющегося уже более десяти лет. Вот это культурное явление – редакцию любимого еженедельника – я и поздравляю с началом второго тысячелетия выпусков. Дай Бог не последнего.

Виктор Леонидов, поэт, литературовед, музыкант:

«Экслибрис «НГ» играет в моей жизни огромную роль. Я могу ориентироваться в море информации о вышедших книгах, я, хотя и занимаюсь историей литературы, все равно узнаю со страниц любимого еженедельника о замечательных писателях и поэтах, которые были мне не известны. «Экслибрис» всегда отмечает только очень достойные издания, книги высокого уровня. И, конечно, я благодарен «Экслибрису» за то, что могу на его страницах высказывать свое мнение об изданиях, которые кажутся мне достойными и важными. С юбилеем!

Александр Люсый, культуролог, доктор филологических наук, профессор Института кино и телевидения (ГИТР):

Кто‑то любит лобио, но все мы вышли из‑под «Экслибриса» подлобия.

Четверг – экслибрисный день. Он начинается в среду. Сразу после 00 часов на сайте еженедельника уже можно ознакомиться, что день грядущий нам готовит. «Рыба!» – как любил резюмировать автор «Игры в классики», чемпион парижской подземки по игре в домино Хулио Кортасар, немедленно выпив.

Не скрою, что когда я заглядываю в рубрики еженедельника «Литературная жизнь», «У нас», или «Пятерочку», или рецензионный отдел, я первым делом уточняю свое возможное присутствие там в качестве персонажа (иногда – неожиданное) или автора. Если таковое не обнаруживается, я вступаю, как установили величайшие умы человечества, в состояние высшего, незаинтересованного удовольствия знакомства со всеми материалами подряд, поверх рубрик.

Не так давно после растворения «Книжного обозрения» (исторически сам «Экслибрис» вышел в какой‑то мере оттуда) мы вступили в эпоху однополярного мира единственной газетной книжной карты. Наверное, это трудно – быть единственными, но я верю, что экипаж еженедельника преодолеет и эти испытания текущих звездных войн.

Андрей Мартынов, историк:

Многолетнее, начавшееся еще при Игоре Зотове, сотрудничество с «НГ‑Ex libris» для меня чрезвычайно важно. Оно дает возможность мне (как и всем читателям «НГ‑EL») быть в курсе появившихся новинок («Пять книг недели», именуемое на внутриредакционном жаргоне «пятикнижием», а также расположившийся на последней странице раздел «Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию»). Также позволяет лучше ориентироваться в культурной жизни столицы, ее литературных процессах («У нас», «Литературная жизнь»). Не менее познавательно и чтение самого приложения, так как мне всегда интересны мнения, рекомендации и оценки книг (особенно разделы «Филология» и «Non‑fiction»), написанные как сотрудниками газеты, так и приглашенными экспертами, которые я высоко ценю и которым верю.

Всегда рад открытиям для себя новых писателей и ученых, которые происходят в процессе чтения «НГ‑EL».

Впрочем, с не меньшим нетерпением жду публикуемые препринты («Накануне») и аналитические статьи («Кафедра»), некоторые из которых не постыдились бы напечатать и академические журналы.

Андрей Мирошкин, критик, эссеист:

Для меня «НГ Ex libris» – замечательная площадка, куда можно предложить тексты в разных форматах, в том числе и нетрадиционных для газет. Каждому материалу здесь найдется место, а пестрота жанров и рубрик отлично передает всю палитру современной литературы (да и культуры в целом). В редакции работают профессионалы высшей пробы. Кроме того, для меня эта газета – возможность оперативно узнать мнения писателей и критиков о новых книгах, познакомиться с историческими фактами и новостями литературной жизни. Не пропускаю также публикаций стихов и прозы, обращаю внимание на оформление полос. Фирменные черты этой газеты – талант, парадокс и нонконформизм. И это прекрасно.

Игорь Михайлов, прозаик, заместитель главного редактора журнала «Юность»:

Сколько себя помню, столько был и «Ex libris». Это как чашка ароматного кофе, поэзия Тракля по утру или шарф «Зоркого» на шее Лесина. Лесин, как и весь «Ex libris», зорко высматривает самые любопытные новинки в книжном океане. Он всегда на посту. Он всегда есть, был и будет. Да здравствует независимость в отдельно взятой комнате на Мясницкой и все его присные. Последнее незалежное книжное обозрение и обострение.

«Зоркий» чемпион!

Вячеслав Огрызко, публицист, главный редактор еженедельника «Литературная Россия»:

У меня сложилось такое впечатление, что нынешние чиновники, видимо с пеленок прирученные к гаджетам, страшно ненавидят книгу и литературу. Ведь не случайно год от года сужается поле книжных и литературных изданий. Уже успели кануть в лету газета «Книжное обозрение», журналы «Детская литература». «Литературное обозрение», «Студенческий меридиан». Давно не видать бумажных версий журналов «Октябрь» и «Арион»…

Почему‑то перестали уважать книгу и флагманы отечественной бумажной прессы. Еще несколько лет назад о книгах регулярно писали газеты «Коммерсантъ», «Известия», «Новая газета»… А теперь там если что‑то раз в квартал и мелькнет о литературе, то только в скандальном духе. Ну, может, еще появится отклик на новое произведение супермодного сочинителя Пелевина.

А ведь народ не перестал читать. Загляните хотя бы в магазин «Библио‑глобус». Там всегда – и днем, и вечером – толпы охочих до книг людей. Повалил народ и в библиотеки. Скоро не успеешь до девяти утра добраться до Ленинки, будешь полдня ждать своей очереди, чтобы попасть в читальный зал.

И только начальство, похоже, наловчилось пересчитывать лишь денежные купюры. Как в этой ситуации держится и выплывает «Экслибрис», не знаю. Но главное – он продолжает выходить и всех нас радовать, а по нынешним временам уже одно это – подвиг.

35-12-4_t.jpg
Ведущие церемонии вручения премии
«Нонконформизм» Андрей Щербак-Жуков (слева)
и Алиса Ганиева (справа) поздравляют
Наталью Рубанову, а Андрей Бычков им помогает.
Фото Павла Сарычева  
Валерия Пустовая, критик:

Что хорошо в этой газете – любая книга, даже самая строгая, рискует здесь быть проиллюстрированной, крупно и цветно. Что хорошо в рецензиях – любая рискует здесь обратиться в притчу, шутку, трибуну, скандал, исповедь и даже обратно в рецензию. Будучи начинающим читателем «Ex libris» и современной литературы, я особенно ценила авторские рубрики. Помню «Свежую кровь» Сергея Шаргунова, люблю панорамный «Стиль жизни». Мне нравится, что здесь нет границ между жанрами, запретных тем и фигур умолчания. Все на виду и иногда навыворот, как в карнавале, – от газеты ощущение праздничной литературной монстрации, в которой где шутка, там и соль жизни.

Мария Ремизова, критик, ex‑сотрудник «Независимой газеты»:

Ну, вообще‑то, я бы сформулировала иначе: моя роль в жизни «Экслибриса». Сейчас уже, наверно, никто и не помнит, но «Экслибрис» начинался с полосы – одной полосы в неделю на 7‑й странице «Независимой газеты», и над ней в этот день вместо шапки «Культура» стояла шапка «Ex libris». И полосу эту с самого первого дня делала я. Где‑то через год «Ex libris» стал отдельной газетой со своим отделом и своим главредом. В общем, будете делать скульптурную группу отцов‑основателей, так я там как бы в первом ряду. А было весело, да.

Наталья Рубанова, прозаик, поэт, критик, лауреат премии «НГ» «Нонконформизм»:

«Экслибрис» – одно из тех редких СМИ, с которыми не только интересно, но и приятно работать, а работаем мы с 2006‑го. Почему? За все эти годы были опубликованы важные для меня материалы, которые в силу ряда причин едва ли смогли бы увидеть свет где‑то еще. Например, наше интервью с «грозой» литбездарей – критиком Виктором Топоровым. Или мое эссе о книге Ольги Татариновой «Spring.doc»: их обоих уж нет на свете, но тексты‑то остались... Стихотворения. Рубрика «Главкнига». Да много чего.

Наше сотрудничество с «Экслибрисом» объясняется еще и тем, что вход даже в так называемую либеральную прессу, как ни крути у виска, осуществляется чаще всего по негласным «стайным» литспецпропускам («свой»-«чужой», «их»-«наш») – в «Экслибрис» же мне не понадобилось заглядывать с помощью блатного джокера, имитируя цыганочку с выходом: не умею, да и уметь не хочу. Во всяком случае, в моем варианте все решило когда‑то качество текста, ну а то, с кем ты пил чай или напитки покрепче, большой роли не сыграло. «Экслибрис» напечатал и легкомысленные мои вирши, и вполне себе серьезные эссе с рецензиями, и часть цикла интервью, по которому новая книга плачет, и чуть‑чуть, на кончике ножа, прозы.

Именно «Независимая газета» учредила премию «Нонконформизм», которой однажды были удостоены и мои тексты. Именно благодаря этой премии (ну и Премии журнала «Юность») роман «Сперматозоиды» вышел в одном из московских издательств – вышел в серии, ныне почившей: «Лауреаты литературных премий». Не секрет, что издатели с холодным носом реагируют в пресловутую кали‑югу лишь на авторские «погоны» или медийность: если нет ни того ни другого у тебя, а уж если ты еще и не блогер какой‑нибудь, – то нет у тебя и текста в виде книги: фига в столе одна. Так что «Нонконформизм» оказался и в практическом смысле полезным: благодаря ему роман мой стал книгой, ну а самой премии хватило на короткую поездку в Италию – безделица, но приятно.

Многое хорошее здесь и сейчас в литературе схлопывается – в уходящем году было заявлено в том числе о временном приостановлении работы премии «Нонконформизм», которую жюрили сотрудники «Экслибриса». Пожелать ли газете возрождения премии, где одним из лауреатов был в том числе Юрий Мамлеев? Разумеется. Ну и много авторов: прекрасных да разных. А еще – многие лета! И пусть нам пишется.

Владимир Соловьев, писатель, политолог Нью‑Йорк:

О чем глубоко сожалею, что узнал о существовании «Экслибриса» с таким опозданием – когда стал его автором пять лет назад и в параллель внимательным, пристальным читателем. Подчеркиваю – через океан. Оставаясь в Америке русским писателем, я выпал из гнезда родной литературы. В этом одиноком существовании есть немалые преимущества, но литературный процесс протекает все‑таки в метрополии даже в такие антилитературные времена, как сталинские, хотя непредставим теперь уже без зарубежников. Благодаря этой высокопрофессиональной, талантливой, поверх барьеров газете я больше не чувствую разницы и различия между здешней и тамошней русской словесностью. Это единство нашей литературы можно определить блестящей формулой средневекового философа Николая Кузанца: центр ее повсюду, поверхность нигде.

Александр Тимофеевский, поэт, писатель, сценарист, переводчик, лауреат премии «НГ» «Нонконформизм»:

Спешу поздравить «Ex libris «НГ» с юбилеем и объясниться в любви к нему.

Мне нравится его стиль.

Мне милы и симпатичны люди, которые работают в его редакции.

Мне по душе то, что они говорят и пишут.

Мне всегда интересны фигуранты их статей.

Я считаю, что никто честнее и лучше «Ex libris» не рассказывает о том, что творится в нашей литературе.

Вообще, достаточно просто сказать – люблю!

Высокая любовь не требует доказательств.

Александр Хорт, писатель, драматург, пародист:

Для меня «Ex libris» означает, что каждый четверг, отложив все неотложные дела, сажусь за штудирование свежего номера. В первую очередь инспектирую рубрику «Книги, упомянутые в номере», затем – «Книги, присланные в редакцию». Если вижу, что по недосмотру редакции затесались материалы, к которым имею кой‑какое отношение, то кайфую, наслаждаюсь медленным чтением газеты, некоторые материалы, сами понимаете какие, перечитываю по нескольку раз. Если таковые по мистическим причинам отсутствуют, то подобные, явно неудачные номера все равно с интересом читаю от первой буквы до последней точки. Ну а затем жду следующего четверга, переживая, когда какой‑то выпадает на 1 января или 1 мая.

Сергей Шаргунов, писатель, главный редактор журнала «Юность», ex‑сотрудник «Ex libris»:

Эх, «Экслибрис»! Ты всегда со мной. Из написанного для тебя можно собрать том. А еще полоса «Свежая кровь», где впервые ярко и яро выступали новые авторы. Посиделки, возлияния, передовицы, рецензии, проза, стихи, даже детский угол... В редакции на стене годами висит одна моя несбывшаяся сверстанная простыня. И она зовет и манит – вернуться. Как прекрасно иногда завернуть сюда, возникнуть из темени и снегопада с позвякивающей поклажей и обнять всех.

Ян Шенкман, поэт, журналист, критик, ex‑сотрудник «Ex libris»:

Бывает, что эпоха требует музыки, так было в шестидесятые, а бывает, что слов. Мне повезло. Я работал в «Экслибрисе» в годы, когда интерес к литературе был максимальный. Такого не было в девяностые, и сейчас уже тоже не так. А тогда, занимаясь литературной журналистикой, ты автоматически оказывался в центре событий и даже в центре мира в каком‑то смысле. Все самое интересное происходило именно в той области, о которой я писал. Это уникальный опыт. За него – спасибо «Экслибрису»!

Сергей Шулаков, журналист, критик:

Нечасто испытываешь ощущение столь полноценного восторга. Может быть, в детстве, когда получаешь в подарок огромную глянцевую коробку с гэдээровской железной дорогой. Посотрудничать с литературным приложением к «Независимой газете» – «НГ‑Ex libris» – пригласила Алиса Ганиева, и эйфорическое состояние, оживившее несколько притупившееся с годами восприятие действительности, было вызвано фактом удвоения приза. Открывалась возможность поработать в наиболее компетентном и влиятельном издании независимой литературной журналистики, а в редакторы судьба, не поскупившись, назначила самую красивую и проницательную девушку литературной Москвы. Со временем сотрудничество не превратилось в рутину: никакое другое издание не высказывается смелее, никто не мыслит так весело и остроумно, как коллектив «Ex libris» во главе с Евгением Лесиным, героически выстраивающим адекватную линию из творений отчаявшихся, капризных авторов. Литературная журналистика ныне подверглась разрушительному влиянию времени, и лишь «Ex libris» пылает в этом мраке неугасимым углем, из коего ее очистительное пламя возгорится вновь. Все мы будем счастливы при этом присутствовать и будем со снисходительной гордостью говорить коллегам, что работали в «Ex libris» в темные века.

Глеб Шульпяков, поэт, писатель, переводчик, ex‑сотрудник «Ex libris»:

Придумывать и делать «Экслибрис» – можно только благодарить судьбу за такой подарок. Тебе 30 лет, ты в команде единомышленников, перед тобой восемь полос «делай‑что‑хочешь» и громадная аудитория читателей, которые бегут за газетой по четвергам до завтрака. Вторая половина 90-х – начало 2000-х – вообще было лучшим временем и в литературе, и в книгоиздании (тогда эти понятиями были отчасти синонимами). Это был настоящий бум. Потом все это понемногу выродилось – коммерциализировалось, огламурилось. Книги превратились в йогурты, а писатели в персонажей. Писать о них стало неинтересно. Из литературы ушел нерв времени, и мы всей командой ушли из газеты. Вовремя уйти – тоже великое дело, между прочим.

Игорь Шумейко, писатель, поэт, публицист:

Для меня «НГ‑Ex libris» – еженедельная порция хорошего чтения, возможность выражения собственных эссеистических наклонностей. Давно заметил: знакомцы‑литераторы, ex‑друзья, разнесенные далеко политическими бурями (выражаясь скромнее: сквозняками), следят за книгами, другими признаками жизни друг друга – заглядывая в «НГ‑Ex libris». Некий, порой кажется бутылочно‑океанный, способ подать знак о себе. Все те же мы: нам целый мир чужбина, Отечество нам…

Приложение, которое максимально соответствует заявленному титульной латынью стилю газеты: Sine ira et studio. Кажется, единственное внесезонное приложение. Эта литературная адденда отстраняет, успокаивает как (редкие) походы в библиотеку. Особенно рубрики «Кафедра», «Накануне», «Поэзия».

Михаил Эпштейн, философ, литературовед, Атланта:

«Экслибрис» сыграл важную роль в моей работе. Около 40–50 моих статей, начиная с ранних 1990‑х были впервые опубликованы в «Независимой», из них большая часть – именно в «Экслибрисе». Это прямая возможность выйти к своей референтной группе читателей – литературного и даже более широкого, гуманитарного, общекультурного профиля. А тем самым выйти за пределы академической, например филологической, специализации – но вместе с тем не впасть в публицистику на злобу дня. На самом деле такой срединный профиль не так часто встречается в современных периодических изданиях – и поэтому он для меня особенно ценен: говорить не для всех и не для узкопосвященных, а для читателя, соизмеряющего себя с движениями современной мысли и культуры. Спасибо «Экслибрису»!

Андрей Юрков, писатель, публицист, ученый‑химик:

Мое убеждение, что таланты, гении и просто отмеченные свыше люди живут во все времена (и в наше время тоже), только современники их часто не замечают. А «Eх libris» последовательно развивает эту тему.

А еще мне кажется, что над современными «официальными» литературными изданиями отчасти тяготит наследие советского литературоведения, чего «Eх libris» почти лишен. Писать надо интересно! И это можно делать! Ведь столько занятного вокруг!

Игорь Яркевич, писатель, лауреат премии «НГ» «Нонконформизм»:

Роль «Экслибриса» в моей жизни – очень большая. Поскольку так получилось, что я в «НГ» печатаюсь с 93‑го года. То есть даже до собственно «Экслибриса». Насколько я понимаю, сейчас у меня идет третий период в творчестве. Первый был связан с 90‑ми годами. Второй – с переломом 90‑х и нулевых. С концом тысячелетия и началом нового тысячелетия. А третий идет сейчас. Этот период условно можно назвать так – антипатриотический. Ну, или антидуховноскрепный. И все эти периоды – так уж вышло – все связаны с «Экслибрисом».

А теперь и у вас тысячный номер, и вы тоже вошли в новую тысячу.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Бюджет здорового человека": в Москве обсуждается проект главного финансового документа

"Бюджет здорового человека": в Москве обсуждается проект главного финансового документа

Евгений Солотин

В мегаполисе планируют продолжать программы развития и сохранять высокие стандарты социального обеспечения

0
647
Кабмин предложил выделить на создание интернет-контента для молодежи более 6 млрд рублей

Кабмин предложил выделить на создание интернет-контента для молодежи более 6 млрд рублей

  

0
437
ВМФ России готовится к высадке крупного десанта

ВМФ России готовится к высадке крупного десанта

Владимир Мухин

Отечественные "Мистрали" будут строить в Крыму

0
3830
Доходы Суэцкого канала за 2018/19 финансовый год составили рекордные 6 млрд долл.

Доходы Суэцкого канала за 2018/19 финансовый год составили рекордные 6 млрд долл.

0
536

Другие новости

Загрузка...
24smi.org