0
4
Газета Печатная версия

11.09.2013 00:01:15

Постсоветская импотенция и реформа российской науки

Любовь к пышному слову «инновация» приобрела просто патологический характер

Дмитрий Квон

Об авторе: Дмитрий Харитонович Квон – доктор физико-математических наук, профессор Новосибирского государственного университета.

Тэги: ран, наука, реформа


Российские власти совершили очередной смелый и решительный шаг в преобразовании страны – начали реформу РАН. Стало быть, есть повод поговорить об импотенции, заметив, что именно она и в прямом, и в фигуральном смыслах сыграла роковую роль в крахе Советского Союза. Престарелые члены брежневского Политбюро решились на афганскую авантюру, ставшую прелюдией развала модернистской империи не столько из ностальгического желания вспомнить былые сражения, сколько из-за неспособности выполнить свой долг на других полях. И страна оказалась настолько неудовлетворенной, что ее желания не смогли утолить уже более молодые и дееспособные руководители. И перестройка, гласность и ускорение закончились второй русской революцией. 
 
Что-то подобное происходит с Российской академией наук. Ее 70-летние руководители переживают обычную возрастную импотенцию с неизбежным, таким же как у престарелых членов Политбюро, противоречием: «доблестей, подвигов и славы» хочется, как и в молодые годы, да элементарного здоровья не хватает. В результате они привели академию к неминуемому фиаско, превратив цитадель науки в цитадель академической бюрократии, точно олицетворенной бездарной и безликой архитектурой высотного дома на Ленинском проспекте, 14. И, как любая реконструкция этого здания не способна ничего изменить в его облике, так и любая реформа внутри него не может привести ни к чему, кроме бесконечно растущего круговорота бумаг.
Все-таки более или менее успешная реформа – это дело молодых, ну в крайнем случае не думающих только о подагре и подверженных постоянным гипертоническим кризам людей. Как раз такие люди и собрались в нынешнем правительстве. Один министр образования и науки чего стоит. И выглядит на все 40, и бесконечные пресс-конференции и интервью дает, и на телевидении выступает, и общественные советы по науке создает, и с одними нобелевским лауреатом может поссориться, а другого обаять, и наконец с резкими и бесстрашными заявлениями, бичующими плачевное положение российской науки и образования, не боится выступать. В общем, демонстрирует завидную физическую форму и дееспособность.
К примеру, вот что он говорил, еще будучи заместителем министра: «Задача модернизации академического сектора науки… включает в первую очередь концентрацию бюджетных ресурсов на приоритетных направлениях, достижение целевых показателей результативности и эффективности академического сектора науки… обеспечение равных условий доступа к государственной поддержке для научных организаций вне зависимости от их ведомственной принадлежности и масштабов, подотчетность государству и гражданскому обществу, прозрачность механизмов и процедур принятия решений, обеспечение мотиваций к эффективной научной деятельности, притока молодых специалистов, повышение ответственности руководителей за результаты деятельности». 
 
Чем не речи настоящего реформатора? Правда, сильно отдающие канцелярской лексикой. Ну, тут ничего не поделаешь, такова тяжелая министерская доля. Зато как молод и какие галстуки носит. Сразу видно, что способен на многое не только в дискуссиях с академиками. И каков результат его деятельности? А такой, что все наиболее плодотворно работающие научные сотрудники только за головы хватаются. 
 
Можно было понять неуспехи министерства в бесплодной перестройке «академического сектора науки», вылившейся в вязкую подковерную борьбу с академической верхушкой. Но ведь у него есть собственные, и немалые, средства и возможности. Может быть, там мы видим картину внятной и прозрачной реформы, когда «обеспечены равные условия доступа к государственной поддержке для научных организаций» и минимизированы бюрократические проволочки? Увы, оттуда вместо этого падает еще больший, чем из контор РАН, водопад бумаг: какие-то госконтракты, какие-то ненужные даже самим чиновникам отчеты, на написание которых уходит рекордное за всю историю советской и постсоветской науки количество времени научных сотрудников.
Ирония заключается в том, что этого времени больше всего у тех из них, кто находится на обочине научной деятельности. Для них замечательная деятельность министерства оказалась своего рода палочкой-выручалочкой – если у тебя нет собственных приличных научных работ, тогда можно жить только министерскими отчетами и госконтрактами. А любовь людей российской власти, отвечающих за науку, к пышному слову «инновация» приобрела просто патологический характер.
Частота употребления этого слова показывает, что в организации российской науки ничего принципиально не изменилось со времен более скромного и скучного слова «внедрение». Те же табуны научных сотрудников, носящихся в погоне за халявным финансированием с неисчислимым количеством дутых проектов, обещающих счастливое хайтековское будущее стране, чья инфраструктура до сих пор держится на пьяных электриках и сантехниках.
И первые в этих табунах те, кто печатает свои труды в многочисленных вестниках отделений и вузов, импакт-фактор которых близок к нулю. И «инновации»-«внедрения» по-прежнему остаются главным лозунгом уже не один десяток лет несокрушимого союза неэффективных управленцев наукой и научных работников низкой квалификации. И апофеоз всего – состоявшаяся «реформа» РАН, столь же решительная, сколь и бездарная. 
 
Так рождается постсоветская импотенция, когда Россией управляют люди, у которых вроде бы все в порядке и со здоровьем, и с либидо, а результат ничем не отличается от того, какой был у престарелых членов Политбюро, если не хуже. И среди множества неприглядных картин российской действительности мы видим дивную картину реформы российской науки, сопровождающейся «сварливым старческим задором» недееспособной академической верхушки и мстительным задором дееспособных министерских чиновников. И вместо плодов просвещения и науки перед нами предстает бесплодная свара отцов, профукавших страну, и детей, продолжающих это занятие.   

Новосибирск


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


"Бюджет здорового человека": в Москве обсуждается проект главного финансового документа

"Бюджет здорового человека": в Москве обсуждается проект главного финансового документа

Евгений Солотин

В мегаполисе планируют продолжать программы развития и сохранять высокие стандарты социального обеспечения

0
425
Кабмин предложил выделить на создание интернет-контента для молодежи более 6 млрд рублей

Кабмин предложил выделить на создание интернет-контента для молодежи более 6 млрд рублей

  

0
310
ВМФ России готовится к высадке крупного десанта

ВМФ России готовится к высадке крупного десанта

Владимир Мухин

Отечественные "Мистрали" будут строить в Крыму

0
2282
Доходы Суэцкого канала за 2018/19 финансовый год составили рекордные 6 млрд долл.

Доходы Суэцкого канала за 2018/19 финансовый год составили рекордные 6 млрд долл.

0
398

Другие новости

Загрузка...
24smi.org