1
3443
Газета Печатная версия

24.05.2017 00:01:00

Как профессоров вузов превратили в работников сферы обслуживания

Кушать подано, господа студенты!

Игорь Аглицкий

Об авторе: Аглицкий Игорь Семенович – доктор экономических наук.

Тэги: профессура, вуз, образование, студенты


Высшая школа в России уже не первый год переживает тяжелые времена. Тихо и постепенно «рассосались» существенные 15 лет назад надбавки за ученую степень преподавателей вузов. Их заменили менее прозрачные выплаты за интенсивность, прогрессивность, дисциплинированность и иные общественные показатели. Решение по этим показателям принимается руководством учреждения высшего профессионального образования (ректором или проректором) на основании докладных заведующих кафедрами или деканов. С учетом того, что от общественных показателей зависит почти половина зарплаты преподавателей, управление материальными мотивациями персонала кафедр становится практически ручным.

Система управления заработком строится примерно на следующих принципах. Имеется руководство вуза, в значительной степени само определяющее свой заработок. Но не будем об этом, хотя иногда и выглядит странным, когда руководитель организации «стоит» как 10–20 рядовых работников. Будем о профессуре, именуемой в образовательных кругах ППС (профессорско-преподавательский состав).

Имеется базовая ставка ППС, от которой могут быть отклонения – полставки, полторы ставки. Эта ставка имеет базовую величину оплаты. Не очень большую величину, сопоставимую с зарплатой охранника или кассира в супермаркете. Далее следуют разного рода добавки и надбавки, составляющие от нуля до 300% от базовой величины зарплаты. Мне известен случай, когда в одном московском вузе дама к основной зарплате в 30 тыс. получала надбавку в 100 тыс. руб.

Очевидно, что при такой системе оплаты возникают два типа преподавателей. Профессора первого сорта, получающие повышенные надбавки. И профессора второго сорта, получающие малые надбавки или вообще надбавки не получающие. При этом нагрузка (количество учебных часов) для первого и второго сорта преподавателей остается одинаковой. Таким образом, час как норматив рабочего времени у профессора второго сорта реально оплачивается ниже (иногда ниже в разы), чем у профессора первого сорта. Профессор второго сорта работает как бы за полцены.

Кто из профессуры попадает в первый сорт? Нетрудно догадаться, что это прежде всего люди, удобные для руководства. В любом случае «сорт» преподавателя и его способности не всегда коррелируют между собой.

Я считал и считаю, что вся общественная работа должна быть добровольной и не оплачиваться из кассы. А если она оплачивается из кассы, то это уже не общественная работа, а служебная обязанность, за которую нужно нести ответственность. Но вот принятая пока система зарплаты преподавателей вузов позволяет «общественникам» приятно сочетать оба вида деятельности. Причем не безвозмездно.

Есть в вопросе «сортности» профессоров и обратная сторона медали.

Допустим, что распределение надбавок проведено относительно честно. Но беда в том, что надбавку в отличие от зарплаты руководители вуза могут в любой момент отнять. За что? А за что угодно! Например, за нарушение дисциплины. Или по жалобе студента. О последнем варианте надо сказать особо.

Всем известно, что бесплатное (бюджетное) обучение в университетах сегодня в России не является приоритетным. Многие студенты платят за образование, заключая при этом с университетами договора. Таким образом, студент становится для университета клиентом, которому оказывается платная образовательная услуга. Какое правило негласно существует? Клиент всегда прав! Отчасти это верно и в вузах.

А кто же тогда наш уважаемый профессор? Обслуживающий студента по данной образовательной услуге персонал. И студент сегодня решает, как его обслуживают. И если от студента, как от клиента, идут жалобы, то наказывают профессора. А иногда и увольняют. Ведь студент – это клиент, который платит университету и тем самым формирует фонд поощрения руководства и профессоров первого сорта.

Какие последствия имеет такая ситуация? Увы, печальные. Преподаватели боятся обидеть студентов, так как справедливо опасаются жалоб и возможных штрафных санкций. Поэтому даже с двоечниками и прогульщиками приходится заигрывать, проводить дополнительные занятия, натягивать отметки. Студенты видят это и наглеют. И не выгнать уже наглеца из аудитории, так как он, видите ли, оплатил это занятие. Унижение, которое испытывают многие преподаватели на занятиях, с трудом поддается описанию. Вот и получается, что современный профессор вроде как официант. Кушать подано! Пошел вон!

Министр образования Ольга Васильева озабочена проблемой возврата уважения к профессии учителя. Ну и преподавателя вуза тоже. Однако это сделать непросто до тех пор, пока мы будем оказывать образовательные услуги, а не обучать. Пока по подметному письму студента или субъективной докладной декана можно будет отнять половину зарплаты у преподавателя. Обращу внимание читателей – не самой высокой в стране зарплаты. Пока по субъективному решению людей, а не по закону будут устанавливать надбавки к зарплате, профессора будут делиться на первый и второй сорт.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Красный диплом для черного человека

Красный диплом для черного человека

Анна Кроткина

Лекция, прочитанная бывшим уборщиком, была интересной, но тревожной

0
247
Программами дополнительного образования в Москве пользуется почти миллион школьников

Программами дополнительного образования в Москве пользуется почти миллион школьников

Татьяна Ефремова

Десятки тысяч столичных кружков и секций помогают горожанам развивать таланты детей

0
688
Революции рождаются в школе

Революции рождаются в школе

Михаил Лазарев

0
1586
Для российских школ и вузов будут изданы учебники по программе "Права человека"

Для российских школ и вузов будут изданы учебники по программе "Права человека"

0
494

Другие новости

Загрузка...
24smi.org