2
8084
Газета Печатная версия

14.02.2018 00:01:00

Почему государству не нужны дипломированные ученые

Аспирантура в НИИ и конструкторских бюро похоронена под ворохом бумаг

Григорий Вокин

Об авторе: Григорий Григорьевич Вокин – доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации.

Тэги: образование, вуз, аспирантура, высшее образование, власть, бюрократия


образование, вуз, аспирантура, высшее образование, власть, бюрократия На данный момент аспирантура в России устроена так, что средства государство тратит, а научный потенциал не нарабатывается. Фото Pixabay

30 ноября 2017 года в «Независимой газете» была опубликована статья доктора экономических наук Игоря Аглицкого на чрезвычайно актуальную тему – о нынешнем состоянии системы аспирантуры в России. О критичности положения с наукой в стране и с аспирантурой в частности с особой озабоченностью и даже с отчаянием многое высказано в открытом письме 400 академиков РАН президенту России в конце 2017 года и на форуме Российского профессорского собрания 1 февраля 2018 года. 

Полностью поддерживая содержание статьи Игоря Аглицкого и опираясь на более чем 15-летний опыт руководства аспирантурой, хотелось бы охарактеризовать более детально деятельность аспирантуры изнутри.

Что было до 2012 года

До 2012 года основными задачами аспирантуры были подбор способных молодых специалистов. Цель формулировалась очень четко – получение новых научных результатов и технологий.

Для открытия аспирантуры в научно-исследовательском институте нужно было получить лицензию Министерства образования. Необходимо было представить небольшой объем основных данных, на основе которых можно было бы заключить, что научная организация может обеспечить подготовку кандидатов наук. К важнейшим относились, в частности, данные о наличии в организации проблемной тематики, дипломированных ученых и условий для научной работы.

В большинстве академических и прикладных НИИ число аспирантов составляло 30–50 человек, хотя некоторые университеты имели число аспирантов в несколько сот человек.

Объем и содержание учебной программы аспирантуры определялись программой кандидатских экзаменов и паспортом специальности, которые утверждались Высшей аттестационной комиссией (ВАК). Главным итогом обучения в аспирантуре считалось: сдача кандидатских экзаменов, получение новых научных результатов, оформление и защита кандидатской диссертации.

Требование защиты диссертации, безусловно, обязывало аспирантов напряженно учиться и работать. При этом организация также несла ответственность за успешную учебу каждого аспиранта.

Такой статус аспирантуры и режим ее работы продолжался до 2012 года. В принятом Федеральном законе РФ от 29.12.2012 года № 273-ФЗ аспирантура стала третьим уровнем высшего образования (после бакалавриата и магистратуры) без обоснования причин и целесообразности введения таких изменений.

Неученые с дипломами

В новой ситуации за время учебы аспиранту надо сдать кандидатские экзамены, сдать по окончании государственный экзамен и доложить выпускную квалификационную работу (сделать презентацию некоторой научной работы).

Подготовка и защита кандидатской диссертации перестали быть обязательными, при этом с организации снята обязанность подготовки дипломированных ученых. Это означает, что главная задача аспирантов – получать новые научные результаты и технологии – пущена на самотек, за выращивание дипломированных ученых уже никто не отвечает.

Получается, что аспиранты-очники получают стипендию и могут освобождаться от службы в армии. Аспиранты-заочники также пользуются льготами… И при этом организация не несет ответственности за подготовку дипломированных ученых. Кое-какую выгоду получают также и научные руководители аспирантов.

Выходит, что всем выгодно, только невыгодно государству. Оно несет убытки, потери разрушительной силы: средства государство тратит, а научный потенциал не нарабатывается. В стране десятки тысяч аспирантов освобождены от обязанности напряженно работать, получать научные результаты. То есть фактически они вполне официально освобождены от обязанности отрабатывать льготы, предоставляемые им.

По окончании аспирантуры присваивается специальность «Исследователь. Преподаватель-исследователь». Это означает, что на академические и прикладные НИИ возлагается несвойственная им задача подготовки преподавателей для высшей школы. В этих НИИ есть научные школы, но не педагогические. 

Из опыта мы знаем, что подавляющее число аспирантов не желают сдавать государственные экзамены и докладывать выпускную квалификационную работу. Есть мнение, что учеба в такой аспирантуре ничего не дает. Молодежь не согласна 9–10 лет учиться, чтобы иметь полное высшее образование, которое дополнительных дивидендов не несет. Подавляющее число людей считает, что квалификации специалиста или магистра вполне достаточно для выполнения производственной или научной работы.

В лабиринте бумаг

В связи с тем, что статус аспирантуры определен как третий уровень высшего образования, она должна проходить аккредитацию в соответствии с постановлением правительства РФ от 18.11.2013 года № 1039 «О государственной аккредитации образовательной деятельности».

По существу же, аспирантуры в академических и прикладных НИИ – это небольшие подразделения со штатом 2–3 сотрудника. И предназначены отделы аспирантуры для подготовки дипломированных научных кадров. Тематика исследований аспирантов лежит в рамках проблематики упомянутых НИИ.

Если проанализировать объем сведений об организации, которые во многом не имеют прямого отношения к основной деятельности аспирантуры, то из него невозможно сделать вывод о том, насколько успешно проходит подготовка дипломированных ученых. Программы, компетенции, учебные графики, различные справки и сведения составляют, судя по нашему опыту, тысячи страниц материала! Например, объем программ по одной специальности содержит более 200 страниц.

Мало того, надо представить так называемые локальные документы (инструкции, положения, приказы и т.д.). Только перечень их составляет более трех страниц. 

Спрашивается: нужно ли готовить столько бумаг для обучения 30–50 человек, которых надо обучать, по существу, эксклюзивно? Ведь аспиранты распределены по 3–5 курсам (по годам обучения) и по 2–3 специальностям. Разве могут два-три человека из отдела аспирантуры справиться с таким объемом работы? С подготовкой такого объема документов может справиться только управленческий аппарат, например, большого университета.

Установившихся образцов документов до сих пор нет. В Рособрнадзоре говорят: «Мы не консультируем! Мы только принимаем документы. Всё знают эксперты». К сожалению, по разным причинам эксперты не владеют едиными подходами.

По результатам анализа всех документов, необходимых для аккредитации, напрашивается вывод: все эти бюрократические бумаги создают видимость правовой деятельности аспирантуры, отвлекают от дел и не способствуют решению главной задачи аспирантуры – подготовки дипломированных ученых, вносящих свой вклад в науку.

Такой «новый» подход к роли аспирантуры логически ведет к необходимости последующей ее ликвидации в НИИ и КБ как несвойственной их задачам структуры. А после этого, как нетрудно видеть, и диссертационные советы в НИИ и КБ не нужны будут. Тогда подготовка дипломированных ученых будет полностью перемещена в университеты, что, безусловно, резко снизит научный уровень работ в НИИ и КБ со всеми вытекающими отсюда крайне отрицательными для страны последствиями. Всё это очевидно.

Судя по всему, в Министерстве образования и науки РФ, в недрах которого разрабатывались законодательные акты об образовании, в том числе и о статусе аспирантуры, был допущен перекос в сторону вузовских структур в ущерб интересам, задачам и функциям НИИ и КБ.

Битва за аккредитацию

Для наглядности приведем конкретный пример. Пусть в НИИ имеется 30–50 аспирантов, которые должны обучаться по 3–4 специальностям.

При подготовке документов на аккредитацию аспирантуры в ней должны быть в наличии учебные планы, программы, графики и т.д. из расчета трех лет обучения по очной форме. В среднем можно считать, что на каждом курсе должно обучаться примерно по 10–15 человек, на одном курсе по одной специальности могут обучаться, например, не более 2–4 человек. Число преподаваемых дисциплин на курсе достигает 7–10 единиц. На определенном курсе по той или иной дисциплине для 2–4 аспирантов в соответствии с учебным планом надо читать полномасштабное количество лекций по дисциплинам плана.

Спрашивается, может ли НИИ найти средства для содержания 30–50 аспирантов-очников, их научных руководителей и не менее 15–20 опытных преподавателей учебных дисциплин даже при условии, что НИИ располагает соответствующей учебной базой? Маловероятно, что НИИ может позволить себе такую роскошь: иметь, по существу, на своем содержании учебную структуру, похожую по функциям на филиал или факультет профильного университета, либо иметь в профильном университете упомянутое число аспирантов очников-целевиков.

При этом качество подготовки выпускников как специалистов применительно к требованиям НИИ и конструкторских бюро (КБ) оставляет, как правило, желать лучшего. Они не адаптированы к потребностям данного НИИ и КБ, вероятность того, что они окажутся дипломированными учеными, очень и очень мала. Не исключается, что нужных специалистов можно попытаться брать с рынка или прикреплять своих сотрудников к аспирантурам профильных вузов. Но, как показывает опыт, эта идея на практике, как правило, оказывается малоэффективной.

Очевидно, что, если НИИ не сможет эксперту доказать реализуемость представленных программ очного обучения, аспирантура не может быть аккредитована.

Если же рассмотреть случай, когда в НИИ аспиранты являются заочниками, – а это наиболее типичный случай, – тогда представленные рабочие программы вообще не реализуемы. Ведь нельзя исходить из того, что весь учебный процесс надо провести, по существу, в ночное время. В итоге НИИ и КБ сами откажутся от желания иметь аспирантуру. Впрочем, можно предположить, это и ожидалось при внедрении замысла в жизнь «нового» подхода к определению статуса аспирантуры.

Из всего сказанного можно сделать вывод о том, что типовые НИИ и КБ в настоящее время с большой вероятностью не смогут по определению получить аккредитацию своих аспирантур. Можно не сомневаться, что любой человек, поразмыслив без предвзятостей, придет к такому же крайне неприятному выводу с очевидными отрицательными последствиями для НИИ и КБ, а значит, и для страны в целом.

В поисках выхода

Из этой ситуации есть только один выход: надо вернуть аспирантурам академических и прикладных НИИ и КБ их прежний статус послевузовского образования как доказавший свою эффективность на практике на протяжении многих десятилетий. Помимо всего, в этом случае наука сохранится в НИИ, КБ и на производстве, что имеет принципиальное значение для инновационного развития страны.

Можно только приветствовать и поддержать предложение академика Валерия Козлова о возвращении аспирантуре прежнего статуса послевузовского образования и отмене аккредитации аспирантуры в академических НИИ (добавим: и во всех научных организациях – прикладных НИИ и конструкторских бюро), а также вернуть практику обязательной защиты диссертаций аспирантами. Надо разрешать принимать кандидатские экзамены комиссией НИИ у сотрудников смежных организаций без аккредитации аспирантуры.

Многолетний опыт показал, что лицензии вполне достаточно для подготовки в НИИ (да и в университетах) научных кадров. Дипломированные ученые выращиваются не с помощью бюрократических бумаг, а силами научных руководителей при напряженной работе аспирантов. Тандем аспирант и научный руководитель был и остается главным звеном в деятельности аспирантуры. Надуманная мелкая и тривиальная регламентация деятельности аспирантуры только вредит выполнению ею основной задачи – подготовки дипломированных ученых высокой квалификации.

Как известно, предложение академика Валерия Козлова поддержала министр образования и науки РФ Ольга Васильева. В связи с этим предстоит большая работа по корректировке соответствующего законодательства, чтобы исправить ошибки прежнего руководства Минобрнауки. В этой ситуации не исключено, что Рособрнадзор может объявить мораторий и приостановить работу по аккредитации аспирантур до принятия разумных и сбалансированных решений по затронутым вопросам.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(2)


igor smirnov 18:59 14.02.2018

Это еще одно свидетельство поспешности принятия закона "Об образовании в РФ". Учить в школе, вузе и еще в аспирантуре накладно. Аспирант должен не учиться, а исследовать. Если он способен...

Васильев Виктор 21:41 14.02.2018

Читал статью и чувствовал "дыхание совка". Какие то бумаги, отчеты, "типовые НИИ"!,... Фраза - "Цель формулировалась очень четко – получение новых научных результатов и технологий" - вообще поразила своей "четкостью"...."очень". Куда там Маску, с его странной непонятной целью "слетать на Марс". А за взорвавшуюся ракету при этом наказать! За разбазаривание средств и не профессионализм в работе! Интересно, он аспирантуру закончил? Очно или заочно? Ах, он не ученый!



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Социальные науки – во второй сотне

Социальные науки – во второй сотне

Елена Герасимова

В международных рейтингах появились названия новых российских университетов

0
910
Против лжи и цинизма власти "Яблоко" поведет борьбу  с открытым забралом

Против лжи и цинизма власти "Яблоко" поведет борьбу с открытым забралом

Николай Рыбаков

Политический карнавал позволяет отвлекать людей от поиска ответов на серьезные вопросы, но он не может продолжаться вечно

0
2107
Шоу аукционов: что называть искусством?

Шоу аукционов: что называть искусством?

Впервые с молотка ушла картина, созданная искусственным интеллектом

0
2916
Нефтянники и правительство договорились по внутренним ценам на топливо

Нефтянники и правительство договорились по внутренним ценам на топливо

НГ-Online

Власти сохранили за собой право ввести заградительные пошлины...

0
1556

Другие новости

Загрузка...
24smi.org