0
1667
Газета Печатная версия

26.03.2019 18:25:00

Храмы, музеи, машины, дома как символы психических переживаний

«Физика нравов» Питирима Сорокина

Тэги: сорокин, история, социология, общество, физика


64-14-5_t.jpg
Питирим Александрович Сорокин за работой. 1948 г.
Фото из книги: Алексей Венгеров, Сергей Венгеров.
«Здесь, под небом своим… Выпуск шестой:
Унесенные в бессмертие. Наука в России
и ее окрестностях.Библиохроника. 1564–2014 гг.» –
М., 2017
«В нашей возникающей социологической литературе книга г. Сорокина является одной из первых ласточек. Выскажем пожелание, чтобы за нею появился и ряд других и вместе с тем уверенность, что в этой будущей русской социологической библиотеке не один том будет принадлежать перу автора «Преступлений и кар, подвигов и наград» – так завершает свое предисловие к книге Питирима Александровича Сорокина «Преступление и кара, подвиг и награда. Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали» (1914) выдающийся русский социолог, политический деятель, академик Максим Максимович Ковалевский.

Объекты специальной науки

Пожелание это исполнилось. Уже в 1917 году в Петрограде выходят два труда Сорокина – «Проблемы социального равенства» и «Сущность социализма». В 1920 году опубликован magnum opus, главный труд Питирима Сорокина – двухтомник «Система социологии». Именно эта работа принесет ему мировое признание и статус одного из выдающихся социологов ХХ века.

Но все это будет несколько позже. А в 1914 году уроженец села Турья Вологодской губернии находится, что называется, на эмоциональном и творческом подъеме. И это вполне объяснимо. Еще в 1905 году он становится членом Партии социалистов-революционеров (эсеров), участвует в революционном движении. В 1909 году поступил в Психоневрологический институт в Санкт-Петербурге, однако уже в 1910 году переходит на юридический факультет Петербургского университета, который блестяще оканчивает в 1914 году. Его оставляют на кафедре уголовного права и судопроизводства для подготовки к профессорскому званию. И вот в этот же год выходит первый большой труд молодого блестящего ученого – «Преступление и кара, подвиг и награда».

Тот же Ковалевский отмечает: «Он постоянно орудует данными психологии, этнографии, истории с тем научным беспристрастием, какое так естественно у физика, химика или биолога и которое, к сожалению, так редко встречается в сочинениях по обществоведению».

Сорокин пишет, как он сам формулирует свою задачу, «физику нравов». Как бы полемизируя со своими оппонентами, он поясняет: «...борьба за существование, например, растений и человека – вещи глубоко различные. То же относится и к размножению, и к питанию. А различны они потому, что в мире людей и высших животных эти биологические функции приобретают новый, а именно психический характер, который их и делает новыми социальными явлениями и объектами специальной науки. Именно это присоединение психики, а не что-нибудь иное, заставляет их считать социальными явлениями и дает право для изучения их не только биологу, изучающему чисто жизненные формы данных отношений, но и социологу, изучающему их сознательные, социальные формы».

Застывшая психика

Фактически Сорокин ищет определение, что такое социальное, социальность – не больше и не меньше! Амбициозная и даже сверхамбициозная задача; пункт, вокруг которого до сих пор строятся все фундаментальные социальные теории и ломаются теоретические копья.

Сорокинское решение таково: «Определив социальное явление как психическое взаимодействие, мы теперь можем спросить себя: почему же в таком случае такие «не психические вещи», как храмы, музеи, машины, дома и т.д., имеющие чисто «материальный» характер, рассматриваются в качестве социальных явлений? <...> Все эти явления принадлежат к категории социальных фактов лишь потому, что они суть символы психических переживаний, или, иначе говоря, они суть реализовавшаяся психика».

Следующий логический шаг почти неизбежен: «Любая мысль, любое психическое переживание невыразимы в их чисто психическом бытии и могут объективироваться лишь посредством тех или иных «непсихических» посредников и проводников. Выражаясь грубо, экстеоризование психики требует ее воплощения в «материальных вещах». Эти последние служат поэтому символами психики. Они как бы сигнализируют определенное психическое явление».

В этом смысле, по Сорокину, правильное определение вещей – «застывшая психика». Поэтому-то он и выбирает в качестве такой материализованной психики – «посредников и проводников» психики – различные формы наград (поощрений) и наказаний (кары).

И как итог: «…психика, воплощаясь в материальных и вещественных «предметах», volens-nolens принуждена подчиняться тем законам, которыми управляются последние. Таковыми законами служат законы биологические и физико-химические». То есть социальное можно буквально потрогать руками. И крупнейший социолог-теоретик П.А. Сорокин, что называется, в эксперименте на собственной жизни проверил свои же теоретические построения.

Антагонистическая гетерогенность

В 1916 году Сорокин становится одним из организаторов Русского социологического общества. В марте 1917 года собирается защищать магистерскую диссертацию по книге «Преступление и кара, подвиг и награда». Однако февральская революция в России путает эти планы. В июле 1917 года П.А. Сорокин – секретарь по вопросам науки главы Временного правительства В.Ф. Керенского, главный редактор газеты «Воля народа», сотрудник журналов «Экономическое возрождение», «Артельное дело».

В ноябре 1918 года избран депутатом Учредительного собрания. Накануне его открытия, 3 января 1918 года, арестован вместе с другими членами редакции «Воли народа» и заключен в Петропавловскую крепость. Освобожден 13 февраля 1918 года.

Но, едва освободившись, принимает участие в деятельности Союза возрождения России: его направляют на Север для подготовки антибольшевистского выступления. Летом 1918 года Сорокина арестовали в Великом Устюге и приговорили к расстрелу, но к концу года он был выпущен из тюрьмы.

Его восстанавливают в числе преподавателей Петроградского университета и Психоневрологического института, избирают профессором социологии Петроградской сельскохозяйственной академии и Института народного хозяйства. 31 января 1922 года он избран профессором организованной им в университете кафедры социологии.

В 1921 году вместе с академиком Владимиром Михайловичем Бехтеревым собирает материалы по влиянию голода на человеческое поведение, социальную жизнь и организацию общества. Все – в рамках той концепции, которую Сорокин и разработал в книге «Преступление и кара, подвиг и награда».

Любопытно, что в этой своей работе Питирим Сорокин давал удивительно точную схему социальных революций вообще: «Чрезвычайные положения всегда устанавливаются именно тогда, когда в группе увеличивается антагонистическая гетерогенность, когда в ней появляется резкая дифференциация на две или большее число частей, убеждения и поведение которых начинают не совпадать друг с другом, иначе говоря – в периоды революции.

Чтобы предотвратить развитие борьбы между ними, чтобы не дать возможности распасться группе и чтобы склеить отталкивающаяся друг от друга части – карательно-наградной рычаг механически начинает давить сильнее и сильнее, стараясь подавить конфликтные импульсы и путем соединенного мотивационно-дрессирующе-рикошетного влияния на поведение человека снова установить необходимое единство. Отсюда и обилие наказаний, и повышение их жестокости, и большее число жертв.

Правительство вводит чрезвычайные положения, военные суды, карательные отряды. Виселицы и гильотины начинают работать вовсю. Люди расстреливаются по одиночке и группами, тюрьмы переполняются. Палачам приходится работать не покладая рук.

В ответ на это усиление кар и противная сторона действует по тому же типу. В ответ на казни следуют террористические акты, в ответ на массовые убийства – восстания, в ответ на конфискации – усиленный грабеж, в ответ на чрезвычайные терроризующие постановления – прокламации, угрожающие жестокой расправой «блюстителям и приверженцам» старого порядка. Одним словом, линия кар и наград с той и другой стороны делает резкий скачок вверх. В конце концов одна из сторон побеждает. После победы кривая санкций продолжает еще идти вверх или держаться на достигнутой высоте».

Как будто в воду смотрел Сорокин!

«Заграницу безсрочно»

Такая фундаментальная социологическая теория, конечно, принципиально противоречила официальной большевистской доктрине социальных революций. Долго это продолжаться не могло.

В Центральном архиве Федеральной службы безопасности РФ сохранилось заключение Специального отдела Государственного политического управления (СО ГПУ) в отношении П.А. Сорокина от 20 сентября 1922 года. Вот его текст.

«По делу № 15962 о гр. Сорокине Питирим Александровиче. Арестован 19/9 1922 года. <…>

С момента Октябрьского переворота и до настоящего времени не только не примирился с существующей в России в течение 5 лет Рабоче-Крестьянской властью, но ни на один момент не прекращал своей антисоветской деятельности, при чем в моменты внешних для РСФСР затруднений, свою контр-революционную деятельность усиливал.

А посему, на основании п. 2 лит[еры] Е Положения о ГПУ от 6/11 с.г.:

В целях пресечения дальнейшей анисоветской деятельности Сорокина полагаю выслать его из пределов РСФСР ЗАГРАНИЦУ БЕЗСРОЧНО.

Принимая во внимание заявление, поданное гр-ном Сорокиным в Коллегию ГПУ с просьбой разрешить ему выезд заграницу за свой счет, для устройства личных и служебных дел дать 7 дней, с обязательством явки в ГПУ по истечении указанного срока и после явки немедленно выехать заграницу. Пом[ощник] Нач[альника] IV Отделения Шешкен 20/9 [19] 22 СОГЛАСЕН Зарайский

Андреева 21/9 – [19] 22

Утверждаю Ягода 23/9 – [19] 22».

«Физика нравов» в чистом виде!

23 сентября 1922 года П.А. Сорокин выехал в Берлин. В 1922–1923 годах жил в Чехословакии. И все время пытался рационально объяснить и прояснить хитросплетения исторического процесса. В итоге в своей книге «Социология революции» (1923) Питирим Сорокин пришел к выводу об отрицательной селекции, которая происходит в обществе в условиях таких катастрофических изменений, как революции.

В октябре 1923 года выехал в США по приглашению американских социологов читать лекции о русской революции. В течение шести лет работал в Университете Миннесоты. В 1930 году принял американское гражданство. В 1931 году основал социологический факультет в Гарвардском университете и руководил им до 1942 года. В 1931–1959 годах профессор Гарвардского университета. Его лекции слушал и будущий президент США Джон Кеннеди. В 1960 году Питирим Сорокин избран президентом Американской социологической ассоциации…

В одном только не то чтобы ошибся, но поторопился Сорокин: «…человечество уже выполнило самую важную и трудную часть своей задачи – установления общечеловеческого consensus’a в поведении и установления гармонии в дальнейшей социальной революции. Чем дальше – тем скорее пойдет этот процесс, и пределом ему может быть только полное гармоническое шествие на новые моральные и культурные выси». 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Гражданское общество проверяют со всех сторон

Гражданское общество проверяют со всех сторон

Иван Родин

Соцопросы показали небольшой рост персональной политизации

0
843
Две социологии – две России

Две социологии – две России

В одной и той же стране люди могут бояться произвола власти и акций ее противников

0
843
Стрела времени. Научный календарь, ноябрь 2019

Стрела времени. Научный календарь, ноябрь 2019

0
471
Время оценок и самооценок сжалось

Время оценок и самооценок сжалось

Николай Лапин

Состояние и проблемы российского общества требуют не только профессиональных исследований, но и ознакомления с их результатами граждан страны

0
265

Другие новости

Загрузка...
24smi.org