0
10224
Газета Печатная версия

23.04.2019 14:34:00

Сергей Королев – человек из стратосферы

Как был пройден путь от авиеток до ракетопланов и крылатых ракет

Тэги: королев, космос, космонавтика, история


королев, космос, космонавтика, история Академик, президент АН СССР Мстислав Келдыш и Сергей Королев на свадьбе космонавтов Валентины Терешковой и Андриана Николаева, Москва, 3 ноября 1963 года. Фото Александра Устинова. Архив Российской академии наук

Сергей Павлович Королев родился в Житомире в 1906 году. Отец – преподаватель гимназии, мама – домохозяйка. В общем, из мещан. Родители вскоре развелись. Детство провел в Нежине, в доме деда, отца матери. Надо сказать, он был любимцем большой семьи. Именно в Нежине летом 1913 года Сережа увидел показательные полеты известного российского авиатора Уточкина. Мария Николаевна в ноябре 1916 года вышла замуж за инженера из Киева Григория Михайловича Баланина. В начале 1917 года вместе с сыном Сережей новая семья переезжает в Одессу.

И вот здесь, в Одессе, еще совсем подростком, Сергей Королев заболел планеризмом. В 1924 году он поступает в Киевский политехнический институт на только что открывшееся там авиационное отделение. Проектирует и строит планеры. В 1926 году переводится в Московское высшее техническое училище (МВТУ им. Баумана) сразу на третий курс. Слушает курсы «Динамика полета», «Аэродинамический расчет самолета», «Конструкция самолета»…

Лекции читают такие авторитеты, как первый в России дипломированный инженер по самолетостроению Владимир Петрович Ветчинкин и уже тогда ведущий отечественный конструктор самолетов Андрей Николаевич Туполев. В 1929 году именно Туполев станет руководителем дипломной работы Сергея Королева – создания авиетки.

Много позже академик Андрей Туполев вспоминал: «Королев был из числа самых «легких» дипломников: я сразу увидел, чего он хочет, достаточно было лишь слегка помогать ему, чуть-чуть подправлять. Я быстро убедился, что этот человек умеет смотреть в корень. Уже тогда у меня сложилось прекрасное впечатление о нем как о личности и как о талантливом конструкторе. Я сказал бы, что он был человеком, беспредельно преданным своему делу, своим замыслам».

Между тем замыслы Сергея Павловича очень скоро окончательно отошли от планеров, авиеток и самолетов и сконцентрировались, теперь уже на всю жизнь, на проблеме реактивного движения в космическом пространстве. Вот и популярная книжка Королева «Ракетный полет в стратосфере» (М., 1934) была написана в очень интересное для всей будущей отечественной космонавтики время.

Дело в том, что в 1931 году по инициативе инженера Фридриха Артуровича Цандера (1887–1933) создается Группа изучения реактивного движения, легендарная ГИРД. Королев, работавший в то время в Центральном аэрогидродинамическом институте (ЦАГИ), наряду с Цандером сразу становится «мотором» ГИРД. Приказом Центрального совета Осоавиахима от 14 июня 1932 года «Начальником ГИРДа (в общественном порядке) назначается С.П. Королев с 1 мая с.г. …».

Работы ведутся настолько интенсивно и успешно, что привлекают внимание заместителя председателя Революционного совета, начальника вооружений Рабоче-крестьянской Красной армии Михаила Николаевича Тухачевского. Он начинает продвигать идею создания единого ракетного центра на базе ГИРД – Реактивного института. 31 октября 1933 года Совет труда и обороны принял решение о создании Реактивного НИИ. Заместителем начальника назначается Сергей Павлович Королев…

А пока, в конце июля 1932 года, Сергей Павлович пишет письмо в Ленинград замечательному популяризатору науки Якову Перельману:

«Многоуважаемый Яков Исидорович!

Простите, что так долго молчал, но дела меня так одолели, что нет ни минуты свободной... <…> нам надо не зевать, а всю громадную инициативу мест так принять и направить, чтобы создать определенное положительное общественное мнение вокруг проблемы реактивного дела, стратосферных полетов, а в будущем и межпланетных путешествий. Нужна, и конечно, в первую голову, и литература. А ее нет, исключая двух-трех книжек, да и то не всюду имеющихся.

Мы думаем, что вполне своевременно будет издавать целую серию (10–15 шт.) небольших популярных книжечек по Р.Д. <реактивным двигателям>, причем в каждой книге осветить какой-либо один вопрос, например: «Что такое Р.Дв.», «Топливо для РД», «Применение Р.Дв.» и т.д., популярных и в то же время технических книг, в дальнейшем могущих быть замененными серией более специальной литературы...»

31 марта 1934 года в Ленинграде открылась Всесоюзная конференция по изучению стратосферы. Оргкомитет конференции возглавлял физик, академик Сергей Иванович Вавилов. Открывая конференцию, Вавилов отметил: «Конференции нужно вынести решение о наиболее рациональных конструкциях стратостатов, о перспективах стратопланирования и ракетных полетах…» Фактически книга Королева «Ракетный полет в стратосфере» – это расширенный и доработанный вариант его доклада на конференции. 

Эта небольшая по объему книжечка сыграла очень важную роль в становлении самой идеологии космических, в том числе межпланетных, полетов. Например, Королев приводит четкую систематизацию основных схем ракетных двигателей в зависимости от применяемого топлива. В итоге он приходит к однозначному выводу: «Современный самолет с его кажущимися нам громадными скоростями так же непригоден для установки ракетных моторов. <…>

Отсюда можно сделать два вывода.

Первый – это необходимость и целесообразность применения ракет, сразу развивающих достаточные скорости и испытывающих поэтому весьма значительные ускорения. Это задача сегодняшнего дня.

Второй – полет человека в таких аппаратах в настоящее время еще невозможен. Повторяем еще раз, что в данном случае имеется в виду не подъем, а полет по некоторому заданному маршруту с работающим мотором».

Увы, Королеву не дали продолжить заниматься ни задачами сегодняшнего дня, ни дня завтрашнего… В СССР разворачивается кампания борьбы с врагами народа и шпионами. Одно из самых громких дел – «заговор военных». Фигурантов дела о «заговоре военных» расстреляют через 40 минут после окончания суда в ночь на 12 июня 1937 года. А за сутки до гибели маршал Тухачевский составил «План поражения» (так его назвали следователи) и адресовал его лично Сталину. В этом документе он дал подробный и, как показали последующие события, очень точный прогноз развития военно-политической ситуации в Европе в ближайшие годы и направления возможного удара Германии против СССР в будущей войне. 

Ничего удивительного, что через год после ареста и расстрела Тухачевского 27 июня 1938 года арестовывают и Королева и других сотрудников Реактивного института. Королеву предъявлено обвинение во вредительстве. Он шел по первой – расстрельной – категории. 27 сентября 1938 года ему вынесен приговор: 10 лет исправительно-трудовых лагерей, пять лет поражения в правах. После Бутырской тюрьмы в Москве – Колыма, работа на золотом прииске…

А в это время, в 1939 году, успешно проходят испытания крылатой ракеты по проекту Королева; дальность полета рекордная по тому времени – 50 км. В этот же период разработаны два ракетоплана с жидкостными реактивными двигателями – тоже конструкции Королева.

В 1940 году Сергею Королеву сокращают срок до восьми лет и отправляют в московскую спецтюрьму – ЦКБ-29, так называемую шарашку. Там он встречается с отбывающим срок руководителем своего дипломного проекта Андреем Туполевым и под его руководством работает над созданием бомбардировщиков Пе-2 и Ту-2. Но мечта о ракетном полете не оставляет его и здесь. Он инициативно начинает заниматься проектом ракетного перехватчика. В итоге в 1942 году Королева переводят в другое КБ тюремного типа – ОКБ-16 при Казанском авиазаводе № 16.

В 1943–1944 годах заключенный С.П. Королев пишет несколько служебных записок руководству страны с конструктивными предложениями. В начале 1943 года – назначен главным конструктором Группы реактивных установок. Королев подчеркивает катастрофическую нехватку людей. Ворошиловы и Буденные не могли бы выиграть войну у Германии – одной из наиболее технически развитых в то время стран.

В июле 1944 года по личному указанию И.В. Сталина С.П. Королев досрочно освобожден из заключения со снятием судимости, но без реабилитации.

Впервые его имя в качестве руководителя советской космической программы появляется в постановлении Совета министров СССР «О плане научно-исследовательских работ по ракетам дальнего действия на 1953–1955 гг.» от 13 февраля 1953 года. Реабилитирован Королев будет только в 1955 году…

А книгу свою Сергей Павлович Королев в 1934 году заканчивал так: «Мы уверены, что в самом недалеком будущем ракетное летание широко разовьется и займет подобающее место в системе социалистической техники. Ярким примером тому может служить авиация, достигшая в СССР такого широкого размаха и успехов. Ракетное летание несомненно может претендовать в своей области применения вряд ли на меньшее, что со временем должно стать привычным и заслуженным». 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Случайность. Неспешность. Бессмертие

Случайность. Неспешность. Бессмертие

Ирина Шульгина

Литераторы Нина Шульгина и Михаил Фридман – соработничество в творчестве и любви

0
827
Проснутся древние славяне…

Проснутся древние славяне…

Вячеслав Памурзин

Само содержание сбивает переводчицу на силлабо–тонику

0
182
Медведь на них щерится…

Медведь на них щерится…

Игорь Шумейко

Самая знаменитая фраза Ломоносова, о «прирастании могущества России Сибирью» – еще и самая недооцененная, непонятая

0
262
Когда расстреляли Берию

Когда расстреляли Берию

Наталья Новосельцева

Существует ли подземная Калуга и где хранится легендарный клад Лжедмитрия II

0
1428

Другие новости

Загрузка...
24smi.org