0
3530
Газета Печатная версия

15.01.2015 00:01:00

Там, на виниловых дорожках…

Самодельное слово, зубастые птицы и боязнь экскаваторов

Тэги: литография, высокая печать, концептуализм, авангард, евгений рейн, игорь холин, велимир хлебников, алексей толстой, слово о полку игореве, иосиф бродский, венеция, анатолий найман


литография, высокая печать, концептуализм, авангард, евгений рейн, игорь холин, велимир хлебников, алексей толстой, «слово о полку игореве», иосиф бродский, венеция, анатолий найман Чем не личина для поэта? Литография с рисунка Игоря Шелковского. Иллюстрация из книги

Жанр livre d`artiste (фр. – книга художника), в котором творит Виктор Гоппе, изначально задает установку «немного», «не для всех», в рамках коллекции, которая увековечивает имена литераторов для искусства, для истории. Как известно, «книгу художника», которая пришла к нам из Средневековья, где все книги были рукописными, с заглавными расписными буквицами и гравюрами, где буква и слово изначально были неотделимы от визуального образа – в XX веке эстетизировали французские маршаны Амбруаз Воллар, Даниэль Канвейлер, Альберт Скира и другие: именно тогда книга стала инструментом самовыражения художника. В рамках такой эстетизации он мыслился творцом, мастером, формирующим книгу как целостный организм. И одним из основополагающих смыслов был смысл «нерасхожести»: в книгу не только включают (и включают) оригинальные произведения, но и используют для ее создания редкие материалы, применяют необычные техники печати. У Виктора Гоппе свое издательство, где с его работ делают литографии, а текст выполняют с помощью высокой печати с ручного набора. Так что в том числе в силу трудоемкости процесса тиражи ограничены.

Стиль Виктора Гоппе ярок, многослоен, оригинален. Можно сказать, это некое гротесковое символистское осмысление мифа, в котором художник «пляшет» от текстов, от древней и классической литератур, а также от авангарда и концептуализма XX века, от современных авторов. Так, в его творческой «копилке» художественные переосмысления «Слова о полку Игореве», «Евгения Онегина», гоголевского «Носа», повести Алексея Толстого «Детство Никиты», равно как и произведений Велимира Хлебникова, Игоря Холина, Льва Рубинштейна, Аркадия Штыпеля и других. (Кстати, в целом рефлексия на современных авторов в жанре «книга художника» – явление довольно редкое; как замечает Гоппе, художники почему-то не хотят дружить с поэтами и наоборот). В биографии художника читаем: с детства увлекался лепкой и резьбой по дереву. Позднее, получается, страсть перешла на «самодельное» слово. В стиле Гоппе заметен и фольклор – грубоватость и скоморошество лубка, и конструктивизм, и плакатный символизм, переработанный в ироничном концептуальном ключе. Коллажные, выстроенные из многоэтажных смысловых блоков, его иллюстрации иногда предстают фантасмагорией на грани абсурда – абсурда, однако, дирижируемого. Как в «Алисе» Кэрролла.

книга
Евгений Рейн.
Долгоиграющая.
Стихи с литографиями
Игоря Шелковского и
Виктора Гоппе.
– М.: Одинокий лодочник,
2014.
– 16 с.

И вот перед нами новая книга «Долгоиграющая», сделанная по стихам Евгения Рейна. Семь стихотворений 2010 года, по большей части посвященных путешествию в память, отмеченных настроением излета эпохи, распада империи, «печальной чередой обратного, поодиночке, спуска, отмеченного траурной каймой» («Комната Лосева»). Однако выполнение обложки в виде виниловой пластинки – это не банальная дань моде на ретро. Скорее движение по виниловой дорожке – мотив движения по кругу, возвращения на круги своя, именно поэтому она «долгоиграющая». В целом от книги ощущение как от «Писем римскому другу», тем более что Иосиф Бродский зримо и незримо присутствует на страницах – и в литографии Гоппе, где Венеция и Россия соединяются не в пространстве, а в сознании, и в стихотворении «Путем зерна», где упоминаются одеяла, коими Бродский завешивал окна в ленинградской квартире, чтобы не наблюдать действительность, и в шутливом вопросе «А вы боитесь экскаваторов?», который он задавал друзьям и который Виктор сделал смысловым ядром иллюстрации.

Так, страница за страницей можно интуитивно улавливать порхающую взаимосвязь, ощущать, как память жизни, обретенная в символах (старый фотоальбом с мальчиком в матросском костюме; квартира, где «начало жизни стукало в окно, мы были откровенны и размыты»), проигрываемая на пластинке, перетекает в вечность. Образы «трагического элегика», как называл Рейна Бродский, движутся в менуэте с мрачноватой, в малиново-черных цветах феерией Гоппе, где «ахматовские сироты» – Бобышев, Рейн, Найман, Бродский – предстают в виде странной зубастой птицы, мистических полулюдей-полуживотных; с символическим видением комнаты Льва Лосева в Ленинграде: урбанистическое сплетение труб, керосиновая лампа, возле которой словно бы выползшие из подземелья домовые и гномы ведут беседу за уютной трапезой. Не случайно Виктор Гоппе включил в книгу литографии с рисунков Игоря Шелковского. Белый голубь на одной из них – это, по сути, образ поэта, коготок которого увязает в быте («Сбежал ли кофе на своей спирали,/ Остался ли портвеина глоток,/ Затем ли эти вещи нас спирали,/ Чтоб увяз поглубже коготок»), но именно ему, как его библейскому собрату, назначено приносить благую весть людям.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Трамп объявил космос новым театром военных действий

Трамп объявил космос новым театром военных действий

Владимир Мухин

Россия готовит ответ на угрозу «звездных войн» со стороны Пентагона

0
2044
Матрица имени, чертеж стиха

Матрица имени, чертеж стиха

Дмитрий Фомин

Художник берется вывести число, характеризующее личность автора, выдать ему «цифровой паспорт»

0
613
Всё очень просто: мышь

Всё очень просто: мышь

Елена Семенова

85 лет со дня рождения реформатора поэзии Геннадия Айги

0
2673
У нас

У нас

0
671

Другие новости

Загрузка...
24smi.org