0
1367
Газета Печатная версия

09.07.2015 00:01:00

Когда не было свободы

Лауреат премии «Поэт» Юлий Ким в клубе «Дача на Покровке»:  без гитары и под гитару

Тэги: юлий ким, вечер, дача на покровке


люди
Юрий Цветков
рад представить публике
Юлия Кима...
Впрочем,
он «в представлении не нуждается».
Фото Андрея Щербака-Жукова

В клубе «Дача на Покровке» под эгидой Общества поощрения русской поэзии и проекта «Культурная инициатива» прошел вечер лауреата национальной премии «Поэт» 2015 года Юлия Кима. Поэт и драматург специально прибыл в Москву на церемонию вручения награды (кстати, в «НГ-EL» от 16.04.15 читайте статью о присуждении премии, а в «НГ-EL» от 14.05.15 – интервью с лауреатом) из Израиля, где проживает в последнее время.

Послушать легендарного, известного еще по советским временам поэта, барда, сценариста собралась как обычная публика, так и приметные московские литераторы, среди которых были поэты Владимир Герцик, Григорий Кружков, Валерий Лобанов, Герман Лукомников, Юлия Скородумова, Алексей Сосна, прозаик Марина Вишневецкая.

Представлял виновника торжества критик, литературовед, главный редактор журнала «Знамя» и координатор премии «Поэт» Сергей Чупринин, по-дачному устроившийся в кресле. Антураж несколько напоминал старые советские кухни, на которых уж больше полувека назад впервые прозвучали первые песни и стихи Юлия Кима. Уютная домашняя обстановка клуба с ее шкафами, зеркалами, с оранжевым абажуром располагала к дружеской беседе. И, в общем-то, так все и получилось. После традиционных вступительных слов поэта и культуртрегера Юрия Цветкова Юлий Ким взял инициативу в свои руки, и вечер буквально потек, как река, подчиняясь полной спокойного достоинства натуре автора.

Понимая, что перед ним аудитория специальная, и помня о жесткой дискуссии, которая развернулась в поэтических кругах после вручения ему награды, Юлий Черсанович начал со стихов, а песни оставил «на закуску».

Даже песню «Волшебная сила искусства», имеющую подзаголовок «История, приключившаяся с комедиографом Капнистом в царствование Павла I и пересказанная мне Натаном Эйдельманом», он прочитал из книги, а не спел под гитару. И всем сразу стало понятно, что это в первую очередь стихи, а уже потом – стихи, которые можно петь. «Капнист пиесу накропал, громадного размеру./ И вот он спит, в то время как царь-батюшка не спит:/ Он ночь-полночь пришел в театр и требует премьеру./ Не знаем, кто его толкнул. История молчит.// Партер и ложи – пусто все. Ни блеску, ни кипенья./ Актеры молятся тайком, вслух роли говоря./ Там, где-то в смутной глубине, маячит жуткой тенью/ Курносый царь. И с ним еще, кажись, фельдъегеря…» Необычайно свежо и современно прозвучали строки, написанные в 1984 году и повествующие о событиях конца XVIII столетия. История о том, как переменчивый царь на протяжении спектакля успел разгневаться на драматурга, а потом отойти и похвалить его. «Василь Васильич на паркет в чем был из полсти выпал./ И тут ему и водки штоф, и пряник закусить./ «Ну, негодяй, – промолвил царь и золотом осыпал, –/ Пошто заставил ты меня столь много пережить?»// ...Вот как было в прежни годы,/ Когда не было свободы!»

Потом, конечно, были и песни под гитару – и новые, и те, что были написаны Юлием Кимом в давние годы на Севере. Тут клуб «Дача на Покровке» стала совсем похожа на советскую кухню… Ну и полное соответствие произошло, года начался фуршет – сдержанный, но невероятно душевный. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Слуга сложного слова

Слуга сложного слова

Сергей Зенкевич

Поэт, не спеша выходящий из тени

0
856
Бурятская Трансильвания  под фриковой шапкой

Бурятская Трансильвания под фриковой шапкой

Антон Очиров

Улан-удэнские поэты, окруженные советской темнотой

0
896
У нас

У нас

0
1496

Другие новости

Загрузка...
24smi.org