0
2454
Газета Печатная версия

29.10.2015 00:01:00

На тонкой пленке асфальта

Про игумена-вербовщика, девять дней мая и осколки мечты

Тэги: молодые писатели, проза, повесть, роман, журнал нева


молодые писатели, проза, повесть, роман, журнал «нева»

Хорошие священники получаются из хулиганов. Василий Перов. Сельский крестный ход на Пасхе. 1861. ГТГ

Сегодня я бы измерял значение толстого журнала не именами литературных звезд, которым всюду рады, а именами молодых писателей, которых журналу удается вывести на небосклон. Журнал «Нева» отводит молодым писателям целых два номера в год, а к своему 60-летию издал сборник «Молодая «Нева». И решительно каждая вещь из этого сборника позволяет нам заглянуть в такие уголки мироздания, куда другим способом нам было бы ни за что не попасть.

Александр Кукушкин и Михаил Гуров написали о Московской духовной академии роман «Alma Matrix, или Служение игумена Траяна», который читается и с увлечением, и с облегчением, ибо несколько напористых православных активистов ухитрились создать впечатление, что наши священники только и жаждут умертвить побольше плоти. Однако семинаристы из «Alma Matrix» все как один умные, образованные ребята, вполне способные и поозорничать, и подраться, и приударить за девушками, и пошутить на грани того, что фанатик непременно почел бы богохульством, – чего стоит одна только игра в изобретение новых ересей! А уж проректор по воспитательной работе игумен Траян прямо-таки восхитителен по уму, цинизму и – да, своеобразному идеализму. Траян вербует осведомителей, но на последнем курсе непременно их отчисляет, поскольку человек, доносящий на собственных собратьев, не имеет права становиться священником. Траян недоволен владыкой, полагающим, что установление видеокамер на территории академии «изуродует психику будущего пастыря, что пастырь должен быть свободен в своих поступках и решениях»: «Если Бог видит тебя всегда, что дурного в том, чтобы позволить инспекции видеть тебя хотя бы иногда?» Траян, однако, предельно далек от Великого инквизитора, стремившегося избавить смертных от невыносимого бремени свободы, – Траян более всего любит и ценит именно тех, кто готов ради свободы претерпеть не только дисциплинарные взыскания, но даже рискнуть будущим пастырским служением. «Отец Траян с пессимизмом смотрел в будущее. Совсем скоро в семинарию начнут поступать молодые люди, рожденные и воспитанные в православных семьях... Эти бесхребетные мальчики с рыбьими глазами и девичьими физиономиями, без эмоций, без страстей, да разве они смогут когда-нибудь нарушить хотя бы одно правило семинарской жизни? Да разве они смогут быть достойными служителями Христа, который однажды разворошил иудейский Храм с плетью в руках? Хорошие священники получаются только из живых парней или даже из хулиганов». Непривычно? Именно поэтому очень советую прочесть.

книга
Молодая «Нева»:
Романы. Повести/
Составитель и автор
вступительной статьи
Ольга Малышкина.
– СПб.: Союз
писателей СПб., 2015.
– 488 с.

Герой повести «Репортериум» Антона Ратникова – вроде бы простодушный, но остроумный и обаятельный недотепа. Я бы сравнил его с героем Довлатова, но если довлатовский герой (чем он и прельстителен), словно сказочный Иванушка-дурачок, и в огне не горит, и в воде не тонет, то герой Ратникова только и делает, что пускает пузыри; если герой Довлатова острит осознанно и победительно, то у героя Ратникова юмор рождается словно бы даже через силу. «Девушки считали меня безынициативным. Должен признать, так оно и есть. За пять лет у меня были дважды романтические отношения, и оба раза я не сделал ничего, чтобы их начать, и ничего, чтобы их закончить». Так герой и плывет по течению житья-бытья репортера районной газетенки из тех, что «вечно валяются в почтовом ящике», но бесконечная будничная дребедень, пропитанная копеечным конформизмом, с первых же строк вместо патетической скорби «Как грустна наша Россия!» рождает улыбку: в каком же все-таки забавном мире мы живем!

Зато Всеволод Непогодин в романе «Девять дней в мае» предельно серьезен. Это, в сущности, репортаж, в центре которого всем известная массовая гибель людей в одесском Доме профсоюзов. Все, как всегда, очень буднично – одни делают один шаг, другие – другой, и каждый уверен, что только защищается…

В повести «Последнее утро» Александра Винничука с точностью сильного физиологического очерка действительно изображено последнее утро затравленного полковника Гуадама Седрисиласси, в котором легко угадывается Муаммар Каддафи. Но автор далеко не простой очеркист: «А может, смерть – всего лишь зимняя сказка, которую кто-то рассказывает, чтобы самого себя напугать, потому что так под одеялом станет еще уютней? Иначе никакого разума не хватит понять, ради чего умерло столько людей и кому это может быть выгодно. На свете просто нет настолько злого человека!»

В нынешнем «открытом обществе» даже странник-одиночка, искатель приключений или лучшей доли волей-неволей становится участником глобальных исторических процессов. Альтер эго Виктора Акулова после года жизни в «Амстере» забирается в поезд Брюссель–Лондон, приобретя поддельный документ на парижском вокзале. Вся технология выживания в свободном мире описана до мельчайших подробностей, начиная с безбилетного проезда в парижском метро и заканчивая скучноватыми, но отнюдь не каторжными буднями в британской тюрьме. Герой к тому же ВИЧ-инфицирован и должен каждый вечер принимать дорогостоящие таблетки. И надо признать, что «Осколки европейской мечты» (так называется повесть) не лишены гуманизма: таблетками его, нелегального иммигранта, все-таки обеспечивают и в тюрьме. В спокойном состоянии он даже не всегда сердится на европейцев: «Примем во внимание, что это, если серьезно, их земля. Есть, стало быть, обоснованное право подвергать аресту иностранцев». Но когда его готовят к реальной депортации, в нем пробуждаются слишком человеческие чувства: «Так вот: ни англичане, ни другие не сотворили эту планету, чтобы указывать, где можно ходить, а где нельзя!».

Думаю, именно эти чувства рано или поздно и овладеют новыми бездомными.

Герой повести Дмитрия Колесниченко «Заканчивался февраль», мелкий киевский предприниматель, поглощен собственными делами и делишками, но и его тянет на майдан, где творится История: «Алексею захотелось быть там – под пулями, под залпами, среди дыма и огня. Зачем? Он не знал. Просто хотелось. Думая об этом, он испытывал трепет и гордость. Хотя и не мог до конца понять, чем конкретно он гордится. Скорее всего грандиозностью момента».

Грандиозность с ее огнем и трепетом всегда у нас под ногами. Планета наша – это главным образом магма, а трава и асфальт, океаны и джунгли – лишь тончайшая пленка. Но простому человеку не по уму в это поверить, он всегда готов продырявить спасительную пленку, чтобы насолить соседу.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


На пороге выбора. Эксперты оценили политические перспективы страны

На пороге выбора. Эксперты оценили политические перспективы страны

Татьяна Попова

0
869
Литературная жизнь

Литературная жизнь

НГ-EL

0
123
Хорошо ли было в земном раю

Хорошо ли было в земном раю

Слава Сергеев

Похоже, жители Обломовки страдали вялотекущей депрессией

0
1584
Перед Чеховым и Буниным

Перед Чеховым и Буниным

Александр Макаров‑Век

У Николая Космина слилось все: драматургия, поэтический язык, образность, высокая трагедия, а главное – высочайшее мастерство

0
539

Другие новости

Загрузка...
24smi.org