0
2651
Газета Печатная версия

28.04.2016 00:01:00

Встань на ноги! Оглянись…

Уроки Федора Абрамова: увидеть людей без прикрас, без иллюзий, без ожесточения

Надежда Ажгихина

Об авторе: Надежда Ильинична Ажгихина – журналист, литератор, общественный деятель.

Тэги: проза, деревня, диссиденты, советский союз, ссср, публицистика, россия, сатира


проза, деревня, диссиденты, советский союз, ссср, публицистика, россия, сатира О русское мифологическое долготерпение! Всю жизнь я воевал против тебя...Фото с сайта www.mkrf.ru

О том, что Федор Абрамов (1920–1983) писатель вполне современный, заговорили минувшей весной, после того как в петербургском Малом драматическом театре состоялась премьера восстановленного после длительного перерыва знаменитого спектакля «Братья и сестры» (проект реализован в рамках масштабной программы, посвященной Дню Победы). Спектакль снова стал событием, молодые артисты покорили зрителей и, как 35 лет назад, москвичи приехали в Петербург специально к Додину. Не только для того, чтобы еще раз увидеть Елизавету Боярскую – Варвару. Постановка оказалась не только фактом искусства, она всем своим строем, каждой мизансценой и репликой откликалась на те острые темы, которые будоражили современную дискуссию – о нашей недавней истории, о месте «маленького человека» в ней, о значении личного выбора…

«Вечные вопросы» русской литературы не теряют актуальности, напротив, быстротекущая действительность как будто обостряет их. «Самое трудное – увидеть вещи, события, людей в их истинном свете, без прикрас, без иллюзий, без ожесточения», – писал он в дневнике.

Но, пожалуй, еще более актуально сегодня звучит чистая публицистика, занимающая в творчестве писателя значительное место. Собственно, его литературная биография  и первый конфликт с господствующим в культуре порядком вещей  начались с публикации в «Новом мире» Твардовского статьи «Люди колхозной деревни в послевоенной прозе», где молодой исследователь обрушился с резкой критикой на увенчанные сталинской премией «лакировочные» романы о послевоенных счастливых буднях и праздниках благополучных тружеников села. В обстоятельной и подробной статье наряду с анализом текстов романов содержался также и своего рода манифест писателя-новобранца, которому он стремился следовать все последующие годы. Резкая критика презрения к народному опыту и нуждам простого человека, яростное стремление к восстановлению попранной справедливости, исправлению ошибок прошлого, четкость аргументации, ирония, концептуальность – это черты публицистики Абрамова и последующих лет. Дебют стал одновременно и боевым крещением: статья вместе с другими публикациями, среди которых «Об искренности в литературе» Владимира Померанцева, статьи о дневниках Мариэтты Шагинян в «Русском лесе» Леонида Леонова стала объектом масштабной проработочной кампании весны и лета 1954 года, завершившейся резолюцией президиума Союза советских писателей «Об ошибках журнала «Новый мир». Абрамов выдержал критику с честью, не каялся и не отказывался от написанного.

Второе знаменитое публицистическое выступление Абрамова также было связано со скандалом – и снова с тем журналом, который писатель считал своей альма-матер. Очерковую повесть «Вокруг да около», открывающую читателю правду о жизни советской деревни начала 1960-х, многие исследователи ставили в один ряд с другими «новомирскими» публикациями периода оттепели – «Одном дне Ивана Денисовича» Александра Солженицына и повести Натальи Баранской «Неделя как неделя», которая сегодня значительно больше известна зарубежным исследователям, чем отечественным. Все три текста немедленно были переведены на европейские языки, опубликованы на Западе, а авторы подверглись жестокой травле, частью которой были и «письма читателей», и «отповеди земляков». В одном из писем брат сообщал Абрамову о том, как были организованы «отповеди клеветнику» архангельскими пропагандистами, о том, что рядовые колхозники благодарны за слова правды,  сравнивал ситуацию вокруг очерка с травлей Пастернака после публикации «Доктора Живаго».

Не меньшую ожесточенность вызвало и открытое письмо землякам «Чем живем-кормимся» в 1979 году, в котором Абрамов призывал односельчан,  а вместе с ними и всех советских тружеников проснуться от гражданской спячки. «Одна из главных задач писателя – поддерживать в духовной форме свой народ» – этой миссии он старался неукоснительно следовать. И повторял, что «надо быть не правдоискателем, но правдоустроителем»…

На этот раз писателя осудили не только штатные пропагандисты, но и многие собратья-писатели, радетели за народ.

Поздние годы Абрамова – время поездок по миру, публичных выступлений, дебатов, а также напряженной работы над главным романом, о Гражданской войне на Русском Севере. «Чистая книга», оставшаяся не законченной, увидела свет благодаря усилиям и многолетнему труду вдовы писателя, исследователя творчества Бунина, Людмилы Николаевны Крутиковой-Абрамовой. Ей мы обязаны также публикацией записных книжек, переписки и дневников. Они и сегодня звучат современно, как будто написаны вчера. Более того, многие из них сегодня наверняка побудили бы записных патриотов обвинить автора в очернительстве или послужили бы поводом к административному преследованию хотя бы по актуальной статье о разжигании нетерпимости к отдельным социальным группам. Вот запись, сделанная 7 ноября 1980 года.

«Посредственность, посредственность. Это наипервейшая особенность у власть предержащих сегодня. На всех уровнях. На уровне области, на уровне страны. Откуда это? Где корни? Конечно, в первую голову это проявление тоталитаризма, характера советского бюрократизма. Но только ли в этом дело? Не есть ли это исконное, изначальное отвращение россиянина к власти?

«Придите и правьте нами…»

Разве случайно, что таким призывом начинается наша история? А в дальнейшем? Разве не нашлось бы у великого народа великих мужей, чтобы стоять у руля государственного корабля?

Петр Первый… Но это скорее исключение.

В советские годы это свойство русского человека проявилось с особой силой. Через какие каналы выплывают к власти в наше время? Через комсомол, через партию? А кто в вузах, к примеру, да и не только в вузах, идет на комсомольские и партийные работы? В функционеры? Посредственность. Исключительно посредственность».

Или запись от 28 декабря 1981 года:

«Воруют, грабят. Разворовывают страну, а гражданам страны не смей и слова сказать. О русское мифологическое долготерпение! Всю жизнь я воевал против тебя, а чего добился, что ждет Россию? Где в России силы, способные к пониманию (не к действию), того, что происходит в стране? Единицы».

В заметках и письмах сосредоточена тревога о будущем страны, горькие мысли о корнях народных драм и драмы самого народа, в числе которых прежде всего писатель видит пассивность и безверие, отсутствие гражданской деятельности. В 1980 году он пишет:

«Пассивность и равнодушие. Десятилетиями насаждалось в народе. Не смей думать, живи по приказу…Сегодня пассивность и равнодушие стали национальным бедствием, угрозой существования страны… Пока народ не возьмется за свои дела – ничего не будет… Ничего не поможет народу нашему, если не поможет себе он сам. А помощь одна – покончить с безразличием и окаменелостью, покончить с гражданской спячкой».

Из письма Юрию Оклянскому 30 марта 1980 года:

«Я считаю, что в наших мерзостях немалая заслуга и нашего великого народа. И потому я всю жизнь кричу: встань на ноги! Оглянись кругом. Не давай всякой сволочи ездить на себе. А еще я взываю – к активности, к активности! Никто не поможет народу, если он не поможет себе. Всякие реформы (а в них, как в воздухе, нуждается страна) возможны только при одном условии – при условии решительного преодоления в низах заскорузлой, застарелой русской болезни – пассивности».

«Прогресс страны определяется тем, насколько втянута в работу голова массового человека. В отсталой стране у подавляющего большинства используются только руки, а голова в бессрочном отпуску. Это положение, между прочим, до сих пор сохраняется в России», – пишет он 22 января 1974 года. И чуть позднее, 18 марта 1974-го, формулирует один из важнейших тезисов, как будто призывая завершить длящийся более полутора веков спор о судьбах будущего развития страны.

Лейтмотив записи последних лет – поиск гармонии, соединения закона и совести в государственной политике и практике. Публицистика Федора Абрамова, как и все его книги, продолжает будить гражданина в современнике как и 40, и 50 лет назад. Побуждать к деятельному добру. В дни чтений на родине писателя обсуждали несколько новых идей, одна из них – создание  на базе Веркольского мемориального музея  филиала Архангельского краеведческого – интерактивной музейной платформы «Живая история», посвященной Русскому Северу, в которой звучали бы голоса земляков Абрамова и северян разных поколений. Хочется верить: к 100-летию писателя она станет реальностью. И уникальная точка на литературной карте России, воспетая в повестях и романах писателя, известная ценителям русской литературы всего мира, станет близкой для многих современников самых разных поколений. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Большие партии перестают быть современными

Большие партии перестают быть современными

Российское общество не аполитично, ему просто нужна другая политика

0
554
Россияне выбирают безропотный протест

Россияне выбирают безропотный протест

Александр Сухаренко

Несмотря на нерешенность многих социальных проблем, большинство граждан пока не готовы открыто поддержать оппозиционеров

0
650
Навальный даст разъяснения по "умному голосованию"

Навальный даст разъяснения по "умному голосованию"

Иван Родин

0
1235
Москва бежит от ценных бумаг Вашингтона

Москва бежит от ценных бумаг Вашингтона

Анатолий Комраков

Российские 100 миллиардов долларов перепрятали, куда – все еще вопрос

0
1496

Другие новости

Загрузка...
24smi.org