0
2097
Газета Печатная версия

20.10.2016 00:01:00

80 лет лжи и насилия

Светлана Алексиевич как факультативное пособие для будущих реформаторов

Слава Сергеев

Об авторе: Слава Сергеев – писатель.

Тэги: проза, публицистика, нобелевская премия, политика, украина, белоруссия, ссср, война, афганистан, горбачев, чернобыль


проза, публицистика, нобелевская премия, политика, украина, белоруссия, ссср, война, афганистан, горбачев, чернобыль Светлана Алексиевич оказалась очень кстати...Фото Reuters

Начать можно с того, что по крайней мере в 2016 году, услышав о решении Нобелевского комитета в области литературы, отечественная критика и читатели не смогли сказать свое обычное «а кто это?!». Нынешний лауреат известен в России по крайней мере с середины 1980-х, когда общий тираж документальной книги Алексиевич (статью о ней и других недавних нобелевских лауреатах Андрея Краснящих см. на с. 4 этого номера «НГ-EL»)  «У войны не женское лицо», состоящей из интервью с женщинами – участницами Великой Отечественной войны, за пять лет приблизился к 2 млн экземпляров. Следующие документальные книги Алексиевич – «Цинковые мальчики» и «Чернобыльская молитва», посвященные афганской войне и чернобыльской катастрофе, были также очень известны, хотя таких тиражей, как первая, уже не достигали. Можно сейчас поиграть в любимую игру, сопровождающую любую премию или конкурс: а этому (этой) ли дали? И почему не тому (той)?..

Значительнее ли творчество Светланы Алексиевич для мировой литературы, чем творчество последних живых классиков ХХ века Филипа Рота, или Нгуги Ва Тхионго, или прогремевшего в России начала нулевых японского бытового абсурдиста Харуки Мураками, бывших с Алексиевич в одном коротком списке, – вопрос открытый, о вкусах не спорят. Особенно если это вкусы Нобелевского комитета... Но когда в очередной раз пошли разговоры о политической ангажированности решения Шведской академии – они идут всегда, даже когда премия достается 83-летней жительнице Торонто Элис Манро, любительнице драм из жизни канадской провинции, в кои-то веки, – в данном случае, возможно, в каком-то смысле они имели под собой почву.

И вот почему. Когда Россия из младшего партнера по «восьмерке» вдруг превратилась в уменьшенное подобие СССР, когда риторика для внутреннего потребления превратилась во внешнюю политику, многие на Западе, и особенно в Европе, испытали шок. У многих интеллектуалов и политиков возник естественный вопрос: что произошло?

И тут книги, а точнее, документальная книга Алексиевич «Время секонд хэнд» (2013) – это снова собрание беллетристически обработанных социологических «интервью» – Алексиевич иногда даже указывает фамилии источников-респондентов, – после выхода которой она, как говорят, и стала постоянно фигурировать в коротких списках Нобеля, вот тут книга Алексиевич оказалась очень кстати. В каком то смысле ее можно назвать факультативным пособием для будущих отечественных реформаторов, это подробный и персонифицированный рассказ о том, на какие грабли не следует наступать при очередной переделке российской жизни. Но кроме того, документальное повествование Алексиевич наверняка было весьма полезным для западных интеллектуалов и политологов, даже опросы Левада-Центра и ВЦИОМа рядом с этой книгой отдыхают...

Начинается все вполне мирно (цветочками): воспоминаниями людей, когда-то бывших сторонниками Горбачева, без отрыва слушавшими трансляции с I Съезда народных депутатов, надеявшимися на то, что вот сейчас, через месяца два-три, начнется новая свободная жизнь и, когда эта жизнь началась, испытавшими огромное разочарование – потому что вместо свободы, рисовавшейся чем-то средним между рассказами о Европе, где мостовую моют мылом и магазинным изобилием валютной «Березки», люди очутились буквально на развалинах. Но не на развалинах зданий, слава богу (ведь могло быть и так), а на развалинах экономики. И мало кто задавался вопросом, почему это произошло: неважно, люди почувствовали себя обманутыми, конструкторы пошли торговать окурками, а кандидаты наук – в продавцы в ларьках. И главным мотивом этой части книги является мотив разочарования и горечи от разочарования: какими же мы были наивными!.. А вслед за разочарованием, разумеется, появляется ностальгия: при СССР такого не было. Нас обманули.

В оправдание этих героев Алексиевич лично мы хотели бы отметить, что у ностальгии этой кроме перечисленных выше всем известных причин есть и так называемая положительная мотивация. Утратив прежние ценности, люди, в общем, не обрели новых. Кто в этом виноват, можно говорить долго, но факт остается фактом: единственной бесспорной ценностью постсоветской России стали деньги. Все остальное – человеческое общение, дружеские связи, чувство долга, взаимопомощь, образование, романтическое бессребреничество – в значительной степени обесценилось. Странно было бы это бурно приветствовать, правда?..

Однако следуем дальше – туда, где начинаются ягодки. Интервью (исповеди?) людей, либо искренне поверивших в коммунистические идеи, либо настолько привыкших к советскому строю, что он стал их сутью, образом мыслей, поведенческим стереотипом, – интервью «советских патриотов». От вменяемых и умеренных: «Когда-нибудь, лет через 50 или 100, о социализме напишут всю правду» – до невменяемых и, на наш взгляд, подлежащих как минимум психологическому обследованию: «Сталина бы сюда!.. Лично снова отвез бы многих на Бутовский полигон!..», «ГКЧП надо было разобраться с двумя сотнями человек – Ельциным, Собчаком, Гайдаром и другими, остальные испугались бы и затаились по углам...»

Кстати, откуда берется эта мысль о насилии? Весьма современное размышление. Любой психолог вам скажет, что она возникает у человека, который сам пережил насилие и не знает другого способа общения с людьми... И вот саморазоблачительное подтверждение из интервью, разумеется, анонимного высокопоставленного сотрудника Кремля тех лет: «...от Сталина до Брежнева во главе страны стояли руководители, психология которых сложилась в условиях насилия. Переживших террор... Постоянного страха. Не могли они забыть и 41-й год, позорное отступление Советской армии до Москвы... А вся горбачевская команда – это дети военных лет, в их сознание впечаталась радость мира... маршал Жуков на белом скакуне... они хотели жить как на Западе...» Забавно, что связать предвоенный массовый террор и атмосферу страха с неготовностью СССР к войне и поражениями 1941 года член правящей бюрократии не в состоянии...

Но не будем только о грустном. Пользуясь случаем, мы хотим поблагодарить Светлану Алексиевич и ее респондента Елену Юрьевну С., третьего секретаря обкома партии города Н., за прелестный откровенный (и сокрушительный) рассказ о первых рабочих неделях Н-ского обкома КПСС после 21 августа 1991 года, рассказ, который, на наш взгляд, надо вывесить в Интернете и читать по «Эху Москвы» в прайм-тайм – преувеличенно спокойное повествование о моральном поражении тоталитарной организации под названием «Коммунистическая партия Советского Союза». На наш взгляд, это не слабее телерепортажей о бегстве в Западный Берлин десятков тысяч граждан ГДР после снятия пограничных барьеров в 1989-м... Не откажем себе в удовольствии цитирования.

«...Партбилеты подбрасывали ночью к зданию райкома... Утром дворники приходили, собирали их и приносили нам в больших целлофановых мешках. Что с этим делать, куда сдавать? Сверху мертвая тишина... У меня на столе лежали сотни заявлений о выходе из партии. Все это в скором времени сгребли и вынесли как мусор. Все сгнило на свалке... Я сохранила несколько... Когда-нибудь их попросят у меня для музея...»

(Ау, Музей современной истории, где вы?)

Стесненные местом, мы не можем разбирать книгу подробно, тем более у нас есть некоторые вопросы по ее композиции, но о чем мы думали, читая «Время секонд хэнд»? Во первых, о том, как автор смогла все это выдержать – слушать и записывать, потом опять слушать и расшифровывать записи, месяцами и даже годами находиться в этом материале, если это даже читать тяжело. Хочется закрыть книгу, отложить ее подальше, вынести в подъезд, а вместе с закрытой книгой закрыться от этого ужасного эмоционального поля, которое поднимается с ее страниц, не видеть, не слышать и не чувствовать его…

Но как написала сама Алексиевич в письме автору этой статьи: «У меня не было вариантов, я чувствовала себя врачом, к которому привезли убийцу, и надо спрашивать, где болит». Должны вам сказать, что, просмотрев книгу в первый раз, мы усомнились в точности этого самоопределения: может быть, не «врачом», а, извините, все таки «паталогоанатомом»?.. Интервью Светланы Алексиевич фиксируют изменения на уровне подсознания, сама писательница говорит в предисловии, что советской власти удалось достичь только одной из поставленных целей: почти за 80 лет государственной лжи и насилия была создана новая общность – «советский народ», и, добавим от себя, никакие 30 сортов колбасы, никакие юркие и качественные Hundai и Renault вместо вечно ломающихся «Жигулей», никакие мобильные телефоны Nokia или Philips в руках каждой пенсионерки не способны погасить тоску по привычному образу мыслей и жизни.

Однако, прочтя книгу более внимательно, мы можем сказать: все не так безнадежно – тем не менее это терапия. Потому что, во первых, Алексиевич дает людям высказаться, выводит их боль и разочарование из клеток полутемных квартир на свет, а увенчанные самой престижной литературной наградой мира, эти голоса обретают громкость и, главное, многочисленного слушателя – пусть даже пока, как обычно, в основном не в нашей стране. (Дополнительный тираж книги Алексиевич после Нобелевской премии составил всего 10 тыс. экземпляров). Кроме того, простите за банальность, но для лечения болезни и создания лекарства недуг нужно сначала описать, описать тщательно, в подробностях и с многочисленными примерами, и в этом смысле труд писательницы при всей разнице дарований близок труду другого русского нобелевского лауреата, Александра Исаевича Солженицына. И за этот труд ей большое спасибо...

Если не от нас, то от наших детей.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Космология стала точной наукой

Космология стала точной наукой

Игорь Лалаянц

Структура Вселенной и существование экзопланет установлены экспериментально и теоретически

0
120
История появления литий-ионного аккумулятора, который завоевал мир

История появления литий-ионного аккумулятора, который завоевал мир

Игорь Лалаянц

Перезаряжай и властвуй

0
124
Переговоры в Сочи поставили точку в истории с курдами

Переговоры в Сочи поставили точку в истории с курдами

Игорь Субботин

Путин и Эрдоган определили судьбу севера Сирии

0
222
Африканская повестка Москвы

Африканская повестка Москвы

России придется конкурировать с Китаем на Черном континенте

0
181

Другие новости

Загрузка...
24smi.org