0
893
Газета Печатная версия

15.06.2017 00:01:00

Пространство-время Фадеева

Сталин простил ему то, что любому другому стоило бы если не жизни, то карьеры

Тэги: фадеев, карьера, сталин


20-15-11.jpg
Павел Шепчугов. Александр Фадеев. Между властью и творчеством.
– М.: Вече, 2017. – 318 с.

Книга Павла Шепчугова о каторжном пути Чернышевского уже удостаивалась разбора в «НГ-EL» (см. номер от 20.06.13). Новая работа Шепчугова о десятилетиях удачи, «везения» и самоубийственном финале Александра Фадеева была упомянута еще на стадии завершения. Статья «Пил он с людьми, далекими от литературы» («НГ-EL» от 08.12.16) моего авторства раскрывала тезисы будущей книги и, конечно, «физиологическим очерком» не ограничивалась, превратившись позднее в развернутое предисловие.

Книга подробно отвечает на вопрос, давно повисший в литературоведческих штудиях, касающихся 1920–1940 годов. Вопрос, неизбежно встающий за томами мартирологов, «крутых маршрутов» и… жизнеописанием «счастливчиков, исключений».

В письме Землячке (декабрь 1929) Фадеев, жалуясь на одолевавшие болезни, вздыхает: «В «Октябре» я прозевал идеологически двусмысленный рассказ Платонова «Усомнившийся Макар», за что мне поделом попало от Сталина, рассказ анархистский».

Однажды назначенный главой Совинформбюро Фадеев «выпал» на несколько дней, а Сталину понадобились документы из особого сейфа Совинформбюро. Резали автогеном, любому другому это стоило бы если не жизни, то карьеры. Фадеев был «тихо» отстранен от должности, несовместимой с его недугом…

Шепчугов рассматривает подробно большевистский путь Фадеева: первые шаги связаны с легендарным Сергеем Лазо, далее Землячка, Микоян…

Путь, в итоге обеспечивший ему достаточный запас доверия со стороны одного знаменитого и очень недоверчивого политика ХХ века.

Мне же представилось важным дополнить дотошное исследование писателя, историка-краеведа и даже юриста Павла Шепчугова замечанием, повышающим интерес к фигуре Фадеева, хотя и с несколько утилитарной стороны. Писатель – прекрасный аргумент в давнем споре об авторе «Тихого Дона».

Аргумент против Шолохова: слишком молодой. Но в те же 23 года Фадеев выпустил роман «Разгром», в 21 год – «Разлив», как бы аналог «Донских рассказов» 21-летнего Шолохова. «Молодая гвардия» зрелых лет – та же «Судьба человека». Дело в «относительности времени». Шолохов, Фадеев – примеры «искривления времени» социального, вызванного революцией, Гражданской войной. Поразительно совпадают графики судеб: 21 – проба, 23 – взлет, за 35… выразимся деликатно: аккуратное планирование.

«Тихий Дон», конечно, превосходит творения и Фадеева, и многих, но и «Разгром» – вещь европейского уровня. Его английское издание сказалось на судьбе… А отношения Шолохова и Фадеева… но не буду забегать на страницы рецензируемой книги.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Однажды Ленин переоделся Марксом

Однажды Ленин переоделся Марксом

Евгений Лесин

Страшные и прекрасные, детские и взрослые истории и картинки про вождей,
революцию и любовь

0
430
На Лысой горе в Волгограде появится национальный военно-исторический парк

На Лысой горе в Волгограде появится национальный военно-исторический парк

Андрей Серенко

0
1285
Портрет двуглавого вождя

Портрет двуглавого вождя

Владимир Никифоров

Четыре повести из жизни страны с постоянно изменяемой историей

0
406
"Вместе мы - сила"

"Вместе мы - сила"

Галина Грачева

Множество россиян вышли на акции «Россия в моем сердце» даже несмотря на сложные погодные условия

0
1091

Другие новости

Загрузка...
24smi.org