0
1388
Газета Печатная версия

10.08.2017 00:01:00

Запретный союз

Роман о большой любви и российско-украинских отношениях

Тэги: проза, россия, украина, третья мировая война, острый сюжет, герой, любовь, стиль


28-14-13.jpg
Максим Замшев. Весна для репортера: Роман.
– М.: АСТ, 2017. – 352 с. – (Геометрия любви).

Принято считать, что остросюжетная проза не должна быть интеллектуальной. Не должна быть изысканной. И образность ей в принципе ни к чему. Достаточно банальных фраз и лихо закрученного сюжета. Роман Максима Замшева полностью опровергает это устоявшееся мнение. Стилистически роман представляет собой сращение остросюжетности и лиричности, увлекательности повествования (внешней) и многослойного социального и философского подтекста (внутреннего). Интересен и убедителен образ героя, молодого интеллигентного человека, оказавшегося в отличие от многих способным на поступок. В романе поднимаются несколько достаточно серьезных проблем: взаимоотношения России и Украины в свете последних событий, вероятность третьей мировой войны, возможность построения отношений между влюбленными из двух враждебных государств...

Сюжет начинается с того, что молодой герой Юрий Громов из выпускающего редактора телеканала внезапно превращается в ведущего новостных программ. Его посылают в Киев для выполнения секретного задания: он должен привезти флешку, информация с которой способна раскрыть замыслы американцев и – ни много ни мало – предотвратить третью мировую. В Киеве на героя обрушивается счастливая любовь, там же загадочным образом пропадает из гостиничного номера его оператор. Когда Громов наконец возвращается в Россию, оказывается, что флешка пуста и вдобавок ко всему его считают предателем...

Впрочем, подробный пересказ событий не имеет смысла. Важно другое: то, как Замшев выстраивает повествование, не забывая при этом обозначить и «проклятые» русские вопросы, и сегодняшние политические конфликты; то, как автор работает с языком, в меру используя метафоры и сравнения; то, как проходит через роман тема любовного треугольника.

Солнце словно вылизало улицы ледяным языком...	Фото Андрея Щербака-Жукова
Солнце словно вылизало улицы ледяным языком... Фото Андрея Щербака-Жукова

Стилистически роман многослоен. Здесь и множество разговорных конструкций, и оригинальные с художественной точки зрения описания: «Старый Арбат от Смоленской площади устремляется в свою декоративную, теряющуюся в силуэтах фонарей перспективу. Небо над ним сияло, как эмаль на сувенирной тарелке». Или: «День выдался ясный, но холодный. Солнце словно вылизало улицы ледяным языком. Город сейчас, несмотря на суету автомобилей и людей, выглядел чуточку сиротливым. Деревья на Чистопрудном бульваре морщились и старчески кренились».

Отдельно надо отметить тонко и элегантно прописанные эротические сцены, которыми автор не злоупотребляет: «В лифте мои руки утратили всякий стыд, а она напряглась, как натянутая тетива в ожидании, когда лучник наконец отпустит ее». Метафоры используются всегда к месту и не перегружают текст: «косое сито капель», «водоросли памяти», «болотистость недомолвок»...

Удачей романа можно считать образ главного героя. От слабых, безвольных, вечно рефлексирующих интеллигентов современной прозы все уже устали. Юрий Громов тоже, конечно, не супермен, да и не задуман был как таковой, но все же в нем есть духовная сила, благородство, он способен на совершение поступка. В принципе на этом задании – перевезти опасную флешку из Украины в Россию – он рискует жизнью и знает об этом. В общем – положительный герой, хотя и со своими слабостями, но без карамельных прикрас. Взгляд на происходящее в Киеве его глазами – еще одна положительная черта романа. Это взгляд искренний, живой, свободный от новостных клише и ангажированности:

«Украина» черной громадой возвышалась над майданом и выглядела не слишком гостеприимно. Окна излучали какой-то мертвенно-бледный свет. Около входа расхаживал, покуривая, плечистый охранник.

Стриптиз-бар, куда можно было попасть из холла, сверкал синими гирляндами на дверях. Приобщиться к ночной жизни посетителей завлекала высокая девица, одетая весьма вызывающе. Совсем недавно здесь перевязывали раненых протестующих и полы были скользкими от крови. А теперь – запретные удовольствия. Хотя что в этом странного? Жизнь продолжается без всяких скидок на то, как ее оценивают люди».

И самое главное: герой Замшева – подлинный патриот. Без всяких патетических заявлений, без трагической позы, без требования взамен любви к родине каких-то благ. Он любит Россию просто потому, что в ней родился, потому, что живет в ней и когда-нибудь – уже за пределами романа – умрет в ней.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Муравейник, вид изнутри. Итоги фестиваля анимации КРОК

Муравейник, вид изнутри. Итоги фестиваля анимации КРОК

Алла Боссарт

0
508
Не щадя  кулаков

Не щадя кулаков

Тиртей

Сюжет об Аксенове, Радаеве и других главах наших субъектов РФ

0
1443
Единороссы создают новую должность для нового человека

Единороссы создают новую должность для нового человека

0
766
Большинство опрошенных считают, что Крым исторически территория России

Большинство опрошенных считают, что Крым исторически территория России

0
716

Другие новости

Загрузка...
24smi.org