0
394
Газета Печатная версия

12.10.2017 00:01:00

Поэзия без восклицательных знаков

На «Некрасовских пятницах» читали «Оксфордский блокнот» Константина Ваншенкина

Тэги: ваншенкин, поэзия, песня, борис слуцкий, восклицательный знак, эротизм, хайям, рабле


ваншенкин, поэзия, песня, борис слуцкий, восклицательный знак, эротизм, хайям, рабле Художник Галина Ваншенкина – хранитель и публикатор наследия своего отца. Фото Константина Воровича

Первый вечер своего третьего сезона литературный клуб «Некрасовские пятницы» посвятил Константину Ваншенкину, автору песен, пронизавших собой несколько эпох, великотруженику поэзии, ушедшему пять лет назад. Поводом стал выход книги «Оксфордский блокнот» с его лирикой последних трех лет жизни (см. рецензию в «НГ-EL» от 06.07.17).

Подробный разговор о сборнике и о значении всего наследия Ваншенкина повели его младшие соратники по цеху. Вспоминая о большой плеяде поэтов-фронтовиков (Борисе Слуцком, Евгении Винокурове и др.), Алексей Алехин заявил, что на личном счету у многих из них, огульно заклейменных словечком «кирзятники», немало открытий и новшеств. Особыми чертами Ваншенкина он назвал свободу поэтического поведения, смелый, но не вульгарный эротизм, «хайямовское и раблезианское начало». По определению Геннадия Калашникова, и в стихах, и в прозе Ваншенкин «видел все сразу своим фасеточным зрением»; в доказательство цитировалась стихотворная миниатюра про обиженную девочку, которая глядит вокруг себя «сквозь увеличительные слезы» (как уточнила дочь поэта, художник Галина Ваншенкина, эту строку он сочинил… во сне). Калашникову довелось общаться со старым мастером по-домашнему, с глазу на глаз: однажды, в середине 1990-х, тот угощал его из бутылки с красивой печатной этикеткой «Ваншенкинская». Данила Давыдов рассуждал о многомерности поэтического мира советских времен, когда фланг, где блистал лирический дар Ваншенкина, сосуществовал с лианозовцами и группой Леонида Черткова. А постсоветскую литературу Ваншенкин в беседах с Давыдовым в основном оценивал скептически (добавим – его опытность давала на это право).

Голоса поэтов были разбавлены репликами литературоведа Владимира Радзишевского – о личности Константина Яковлевича в срезе его отношений с современниками и переводчика Евгения Солоновича – о связях между его предками и семьей Ваншенкина и Инны Гофф.

Ведущий «Некрасовских пятниц» Сергей Нещеретов обратил внимание на почти строгий отказ позднейшего Ваншенкина от восклицательного знака; да и прежде у него в стихах «палочкам» отводилась отнюдь не та пафосно-призывная роль, которой требовал официальный канон. «Тайна гибели советской империи состоит не в том, что закончился хлеб, а в том, что ее становым стержнем был этот чудовищный знак-сорняк; когда он надломился и рухнул, он потянул за собой все». Поэзия Ваншенкина вслед за советской водой не утекла.

О закатных годах своего отца, об истории рождения «Оксфордского блокнота» повествовала  Галина Ваншенкина: она составила и оформила сборник, выбрала его название, озадачив тем самым кое-кого из рецензентов. Благодаря ей гости вечера увидели и ретроспективное слайд-шоу с материалами архива поэта.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Время смеется в раскрытой книге

Время смеется в раскрытой книге

Виктория Ткач

Хокку о безлюдном листе бумаги, лягушке в камышах и усталой птице

0
215
Мир истекает словом…

Мир истекает словом…

Николай Калиниченко

Альманаху Союза литераторов России 10 лет

0
242
Шампанское в лилии

Шампанское в лилии

Андрей Мартынов

О русском Уайльде и его поэтическом королевстве

0
213
Канатоходец без шеста

Канатоходец без шеста

Юрий Кувалдин

О ловле лягушек, эстраде и ангеле-хранителе

1
459

Другие новости

Загрузка...
24smi.org