0
1392
Газета Печатная версия

09.11.2017 00:01:00

Пришествие Молодой Шпаны

Книга поэтической самоидентификации поколения Z

Тэги: поэзия, кашалот, кит, молодежь, философия, теракты, гетто, грендель, кристина риччи, бг, элиот


41-14-11.jpg
Созвездие Кита. Сборник стихотворений. – М.: Щит-М, 2016. – 244 с.

Читаю эту книгу с тем же чувством, с которым первооткрыватель ступает на новый материк – нет, спускается на новую планету – нет, приближается к новому звездному скоплению. И что же это у нас такое? Созвездие Кита?

Мне нравится, что в биографических справках каждый второй из представленных в созвездии авторов – культуртрегер, каждый первый – лауреат. Значит, хотят общаться и со-общаться, значит, с младых ногтей будут жить признанными, писать не в стол. Одно только: оправдывать авансы придется, оправдывать всем дальнейшим жизненным и творческим путем…

Книга объединила под твердой обложкой на 240 страницах творения 17 юных дарований – членов секции Союза литераторов России с нестандартным, слегка абсурдистским названием «Кашалот», а также поэтов – гостей этой секции. В ней очень много стихов о любви. И об одиночестве. И о смерти. Напряженных стихов, отчаянных, очень молодых. Бьющих под дых. Перед нами своего рода коллективная исповедь вступающего в жизнь поколения Z, раскрытые души юных «цифровых людей». Являясь координатором секции поэзии Союза литераторов России, я привыкла к спокойному «возрастному» стихосложению. Пожалуй, достаточно долго возмутителями спокойствия у нас были Евгений Харитонов, Дмитрий Курилов, Максим Жуковский и – ну да, я, Татьяна Виноградова, со своим «рокерским» и «верлибрическим» надломцем. «Где та молодая шпана, что сотрет нас с лица земли?» – тосковала я вместе с БГ. И вот оно – Пришествие Молодой Шпаны. Строки Ли Гевары могли бы стать эпиграфом к нему: «Мы пишем, исчезая в темноте./ Мы пишем на коленке – не холсте./ Мы пишем, не стесняясь тем./ Мы пишем».

Мое поколение Х захлебывалось в окружающем двоемыслии, писало в стол, спивалось – но терактов в родном городе мы не знали. Эти – знают.

«Что, темно в душе? А у меня – три квартала гетто,/ в замкадье ночном изнасилованная Герда,/ злой цветок теракта и с рельсов сошедший поезд,/ никогда, слышишь, никогда я не успокоюсь!» – буквально выкрикивает Катрин Соловьева. У нее же находим очаровательные апофатические штрихи к портрету (шаржированному?) поколения: «Она не носила пирсинга и тоннелей», «Я не Кристина Риччи./ Я мировая мгла». Или, еще забавнее: «Здравствуй, милый./ Знаешь, я мама Гренделя». Временами юные поэты безбожно эпатажны, видимо, это такая защита от пошлости окружающего мира («нет ни правды ни лжи в промежности королевы», – декларирует Александр Бережной), и именно эту пошлость ему хочется извести, призвав на помощь неомифологического и даже слегка неофутуристического Сокола-Финиста, который, «румян ото сна», «мечтает вклочь растерзать, исцветить унылую отражалость». Быть может, эпатаж идет оттого, что «обезболивающее для души не показывают в рекламе» (вновь Катрин Соловьева), оттого что «вихри мыслей и строк висят гирляндой изглоданной» (Элина Чернева), оттого что, как пишет проникновенно (хотя и с речевой погрешностью) в своей мини-басне Екатерина Яшникова, «Ложь похожа на ватное одеяло –/ Согревает в холод минусовой,/ Но становится воздуха слишком мало,/ Когда ей укрываешься с головой».

А в стихотворении Елизаветы Солодовниковой «Отчаянное» (чем-то перекликающемся с «Рапсодией ветреной ночи» Элиота, чем-то напоминающем опыты имажинистов) вновь возникает тема гетто души, в котором «…лик/ любой даже скорбный самый/ духовностью меченый/ в хлам по-скоморошьи красит/ осень-преступница…».

«Я зажигаю свечи, гася глаза», – констатирует Элина Чернева. Получается, несмотря на возможность быть услышанными, опубликованными, эти поэтические Z-души – не счастливы? А то! Откуда иначе бралось бы вдохновение? В державе Датской гниль всегда найдется. И в юности взгляд зорче, восприятие острее… ну, и мрачнее, конечно.

Где же позитив, спросите вы? Он тоже есть, но найти его среди россыпей и залежей молодежных ламентаций непросто. Однако у Галины Хириловой читаем: «Просыпаясь под звездами, чувствовать мир своим, рассыпаться на атомы, идти по твоим следам./ Это наша Вселенная. Значит, мы ее отстоим. Ты – мой мир, и я никому тебя не отдам». Кредо? Кредо.

А еще позитив в самом факте издания этой книги. И, конечно, в наставнике и объединителе молодых поэтов, вдохновителе сборника, поэте и прозаике Николае «Кашалоте» Калиниченко, мостостроителе по специальности, литературтрегере по призванию. Это его, конечно, его нарисовала Юлия Топская в качестве заставки к блоку стихов. В кратком вступительном слове к сборнику он говорит: «…если меня спросят, для чего я помогаю им, то отвечу: «Потому что могу!» И сама эта возможность вселяет надежды на лучшее. «И пусть никто не уйдет обиженным».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Америка намерена по-новому готовиться к ядерной войне

Америка намерена по-новому готовиться к ядерной войне

Пентагон хочет сделать ставку на виртуальные тренажеры

0
468
Военная политика Китая и сухопутные войска НОАК

Военная политика Китая и сухопутные войска НОАК

Александр Шитов

Концепция обороны государства основана на безопасности народа

0
1205
Долг Китая достиг трехсот процентов ВВП

Долг Китая достиг трехсот процентов ВВП

Михаил Сергеев

Гигантские кредиты КНР показывают масштабы государственного стимулирования экономики страны

0
1348
Германия готовит безвиз для всей российской молодежи

Германия готовит безвиз для всей российской молодежи

Ольга Соловьева

Новые "остарбайтеры" поддержат немецкую экономику

0
3166

Другие новости

Загрузка...
24smi.org