0
1293
Газета Печатная версия

22.03.2018 00:01:00

Княгини, художники, эмигранты

О возвращении в Россию великих изгнанников

Александр Сенкевич

Об авторе: Александр Николаевич Сенкевич – индолог, филолог, писатель, переводчик, поэт.

Тэги: эмигранты, художники, ренэ герра, юрий анненков, дмитрий бушен, александр серебряков, константин терешкович, мария тенишева, николай рерих, дягилев


10-15-12.jpg
Елена Романова. Анненков. Бушен. Серебряков. Терешкович. Книжная графика в собрании Ренэ Герра. Сборник статей. – М.: Российская академия художеств, 2017. – 228 с.

Книги «Анненков. Бушен. Серебряков. Терешкович. Книжная графика в собрании Ренэ Герра» и «Наследие М.К. Тенишевой» объединяет личность французского профессора-русиста, собирателя и хранителя художественных и интеллектуальных работ великих изгнанников, принадлежащих Серебряному веку. Написанию первой книги, автор которой Елена Олеговна Романова, член-корреспондент Российской академии художеств, способствовали художественные материалы, собранные на протяжении многих десятилетий Ренэ Герра, и беседы с ним в его родном городе Ницце. Вторая книга создана в содружестве французского слависта и Ирины Алексеевны Кеня.

Из огромного числа художников-эмигрантов Елена Романова в своем исследовании, написанным живым языком, обращает внимание на жизнь и творчество четверых из них. Это Юрий Павлович Анненков (1889–1974), Дмитрий Дмитриевич Бушен (1893–1993), Александр Борисович Серебряков (1907–1995), Константин Андреевич Терешкович (1902–1978). Мало сказать, что все они отличные художники. Все четверо относятся к немногим даровитым мастерам, обладающим не только редким талантом, но и, как говорил Александр Бенуа, «исключительной человеческой личностью».

В предисловии к книге Арсен Мелитонян точно и образно обозначает ее уникальность, отличие от других искусствоведческих сочинений: «Четверо Художников с большой буквы, выдающийся коллекционер, историк и библиофил Ренэ Герра и Елена Романова, блистательный, тонко чувствующий духовный мир художников и коллекционеров искусствовед. Все они – шесть авторов этой книги, которую Вы держите в руках. Шесть судеб, шесть взглядов на конкретные произведения, шесть мироощущений. И единая нить великой русской культуры, на которую они нанизывают жемчужины своих творений, дополняя друг друга».

10-15-14.jpg
Ренэ Герра, Ирина Кеня. Наследие М.К. Тенишевой. – Брянск: Автографф, 2018. – 144 с.

Внимание Елены Романовой обращено на ту часть огромного художественного наследия Юрия Анненкова, Дмитрия Бушена, Александра Серебрякова и Константина Терешковича, которая относится к книжным иллюстрациям, обложкам и титульным листам, программам театральных постановок и фестивалей, каталогам художественных выставок, пригласительным билетам, эскизам костюмов и сценографическим разработкам.

Что роднит этих художников и в чем состоит самобытность каждого из них? С этой двуединой и замысловатой задачей автор книги справилась с изумительным и неподражаемым артистизмом. Ее сочинение я назвал бы, прибегая к музыкальным терминам, ораторией во славу Книги и Художника – настолько оно масштабно, драматично и многозвучно.

Елена Романова обращается к счастливым и печальным событиям жизни четырех художников, к их трактовке литературных шедевров и интуитивным прозрениям. Она постоянно разгадывает одну и ту же шараду – что движет их эмоциями, находящими свое зримое и филигранное воплощение в контурах, линиях и фонах. Прочитав книгу Елены Романовой, глубже осознаешь правоту мысли Блеза Паскаля, что «человек бесконечно превосходит человека», понимаешь, что определяет приоритеты ее пятерых героев. Пятым из них автор справедливо считает Ренэ Герра. Выставка «Они унесли с собой Россию… Русские художники-эмигранты во Франции. 1920–1970-е годы. Из собрания Ренэ Герра», состоявшаяся в 1995 году в Государственной Третьяковской галерее, открыла для россиян многие замалчиваемые имена. И как пишет Елена Романова, для нее «будто рухнула бетонная стена, наглухо скрывавшая богатейший пласт русской культуры от тех, для кого он предназначался».

Александр Пушкин. Пиковая Дама. Программа оперы. Париж, 1940. 	Иллюстрация из книги Елены Романовой «Анненков.Бушен. Серебрякова. 	Терешкович. Книжная графика в собрании Ренэ Герра».
Александр Пушкин. Пиковая Дама. Программа оперы. Париж, 1940. Иллюстрация из книги Елены Романовой «Анненков.Бушен. Серебрякова. Терешкович. Книжная графика в собрании Ренэ Герра».

Книга Ренэ Герра и Ирины Кеня «Наследие М.К. Тенишевой» посвящена женщине, известной своим подвижничеством, просветительской и общественной деятельностью, – княгине Марии Клавдиевне Тенишевой, в девичестве Пятковской (1858–1928). Последние девять лет своей жизни она прожила во Франции, в маленьком городке Вокрессон, расположенном неподалеку от Парижа по дороге в Версаль.

Загадочно происхождение этой неординарной женщины. Аристократическая жизнь и манеры светской дамы сочетались в ней с мужицкой хваткой браться за любое дело и доводить его до конца. Что ни говори, а умела она в любых ситуациях и при любых обстоятельствах не растеряться и принять правильное решение. В книге Герра и Кеня много примеров, свидетельствующих о ее колоссальной выдержке и верном понимании поставленной задачи.

Молва называла Марию Клавдиевну дочерью императора Александра II. Природа одарила ее многими талантами и неуемной энергией. Будучи выдающимся художником-эмальером и собирательницей предметов искусства, княгиня Тенишева известна также как основательница Музея русской старины в Смоленске, Рисовальной школы в Петербурге, отдела акварели в Русском музее, Бежецкого ремесленного училища, нескольких народных начальных школ, художественно-промышленных мастерских в селе Талашкино, с 1893 года находящемся во владении княгини, в которых создавались оправы с эмалью для брошей, шкатулок и другие предметы. Ее стараниями появился в Смоленске филиал Императорского московского археологического института. К тому же, как писал Николай Рерих, «именно Мария Тенишева ближайшим образом помогла Дягилеву и группе «Мир искусства» начать замечательный журнал этого имени, который поднял знамя для новых завоеваний искусства». К одному из последних филантропических деяний княгини Тенишевой относится открытие во Франции школы-мастерской для детей эмигрантов.

Необыкновенно правдив при всей его лапидарности словесный портрет Марии Клавдиевны, воссозданный Николаем Рерихом. Он вспоминает ее как «большого человека, строгого, полного творческих сил и свободного в своих помыслах». Николай Константинович благословил и поддержал эксперименты княгини Тенишевой с цветной эмалью. В письме Марии Клавдиевне он объяснил, почему это ее увлечение вызывает в нем восторг: «Оно еще раз доказывает, как чутко и сознательно относитесь Вы к обновлению красоты русской жизни – возрождая это исконное дело, связующее нас с далекой колыбелью Востока».

Тенишева обладала редким в наше время даром собирать вокруг себя людей талантливых, честных, разномыслящих. Без этих помощников масштаб ее деятельности непременно сузился бы. Сохранились живописные чарующие портреты княгини работы Константина Маковского, Ильи Репина, Сергея Малютина, Валентина Серова, Михаила Врубеля («Валькирия»), Александра Соколова, Константина Коровина, Яна Ционглинского. Мало кого можно найти из русских женщин, кто был бы увековечен для потомков столь известными мастерами. Не побоюсь сказать, что в русском искусстве Мария Кладиевна Тенишева, вероятно, единственная среди известных женщин, чей одухотворенный образ привлек внимание стольких первоклассных художников. Русские императрицы, разумеется, в счет не идут.

Авторы книги подробно восстанавливают творческую жизнь и благотворительную деятельность своей героини. Они не упускают из виду ее педагогическое наследие, кропотливое собирательство артефактов и произведений искусства, ее собственные работы (эмали), ее патриотическую миссию во Франции. К тому же большую убедительность тексту придает сопровождающий его изобразительный материал, большей частью взятый из обширного собрания Ренэ Герра. Словами этого известного французского слависта закончу свое эссе: «Триумфальное возвращение в Россию творческого наследия великих изгнанников начиная с конца 1980-х годов XX века, будучи вполне закономерным, тем не менее поражает своим масштабом. Печатаются книги, выставляются картины, пишутся статьи, рефераты, монографии, защищаются диссертации, устраиваются международные конференции после десятилетий замалчивания и забвения. Кто мог бы подумать о столь блестящей победе!».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Международный Дягилевский фестиваль завершился музыкой прощания и звуками стройки

Международный Дягилевский фестиваль завершился музыкой прощания и звуками стройки

Надежда Травина

Молоток и его Мастер

0
1410
Шерсть дыбом

Шерсть дыбом

Александр Гальпер

Рассказы о Довлатове, Джоконде и сексе в зоопарке

0
3310
На Дягилевском фестивале – поспешай медленно

На Дягилевском фестивале – поспешай медленно

Надежда Травина

В Перми представили "Гиену", "Идоменея" и концерт византийских песнопений и музыки Арво Пярта

0
1753
Оппозиционеры почувствовали ветер грядущих перемен

Оппозиционеры почувствовали ветер грядущих перемен

Дарья Гармоненко

На эмигрантский Форум свободной России в Литве записалось рекордное число активистов из регионов

0
3378

Другие новости

Загрузка...
24smi.org