0
1106
Газета Печатная версия

24.05.2018 00:01:00

Звезда заветная

Редкий пример твердой научной фантастики, написанной на русском языке

Тэги: фантастика, брэдбери, миры, наука, сэлинджер, хью эверетт, вселенная, звезды


17-15-12.jpg

Павел Амнуэль. Голубой Альциор. – Иерусалим: Млечный Путь, 2018. – 496 с.

Нечастая книга по нынешним смутным издательским временам – твердая научная фантастика, на русском языке изначально написанная (переводов-то хватает). А ведь помним мы массово расхватываемые сборники с грифом «НФ» – ну так теперь издатели-кукловоды шлепают свою печальную печать «нф» – неформат! Нашествие фэнтези, небрежно раскрашенных фантиков с деревянными мечами и оловянными принцессами – процесс ползет и поглощает настоящую прозу, загоняя ее в читательское подпространство. К сожалению, именно кириллицу-мефодицу облюбовали эти непритязательные, но жутко плодовитые и плотоядные чертополохи-триффиды – на английском-то до сих пор полно всяких солидных Нилов Стивенсонов и Грегов Иганов.

Павел Амнуэль сочиняет научную фантастику издавна, первый рассказ был опубликован в журнале «Техника – молодежи» аж в 1959 году – сегодня он старейшина в своей гильдии, писательского цеха. Признанный мастер, по земной профессии астрофизик, Амнуэль создает свои миры «по науке» – на небе здесь звезды не безымянные, а четко обозначенные человечьим духом, чистым разумом. В его прозе ничего не сделано на глазок – это крепкая, выстроенная на совесть старая добрая научная фантастика.

Данный сборник из девяти рассказов (сэлинджеровское число) повествует, как сказано в аннотации: «О науке эвереттике, которая только зарождается, и о жизни, которая еще предстоит. О любви и смерти. О любви и жизни. О дорогах и о мирах, которые мы выбираем. О событиях странных, невероятных, но происходящих с нами здесь и сейчас».

Последователь идей Хью Эверетта – Павел Амнуэль.	 	Фото Андрея Щербака-Жукова
Последователь идей Хью Эверетта – Павел Амнуэль. Фото Андрея Щербака-Жукова

Фундамент этой фантастики, как и подобает, абсолютно научный, ничего сказочного, никаких плясок эльфов. Жил да был такой американский ученый Хью Эверетт, и в 1957 году предложил он «многомировую интерпретацию квантовой теории», то есть некое ветвление реальности, этакое Многомирие, иначе – Мультиверс. Короче, «теория лучины», расщепления полена Вселенной. Если «ай кью» – это индекс интеллекта, то «ай-Хью» – показатель множественности нашего, казалось бы, незыблемого мира. Склейка измерений, слои параллельных пространств.

Проза Амнуэля погружает нас не просто в мир автора, а в целый пласт миров, причем персонажи не обречены на оседлость, а кочуют по жизням, как межзвездный скиталец. Путевая звезда этой книги – Альциор из одноименного рассказа, ярко придуманный «голубой гигант», спасающий неизлечимо больную девочку – она переносится из мира, где он сияет, в нашу действительность: «Дети живут во многих мирах… Все мы – ты, я – мы тоже живем во множестве миров, потому что нет одной Вселенной, каждое мгновение мир ветвится, возникают новые… И каждое мгновение мы выбираем мир, в котором проживем следующую секунду. Но мы этого не ощущаем, а если ощущаем, не придаем значения… Для детей все естественно, для них это игра – они легко переходят из мира в мир, меняются мирами, как фантиками…»

Если Брэдбери озвучил «эффект бабочки» (раздавишь в прошлом бабочку – будущее изменится), то эффект Амнуэля–Эверетта – своеобразная единая теория всеохватного поля: как бы ты ни поступил, наступил ли на жука, ползущего берегом моря, или пробежал по песку мимо, выпил чая или выбрал кофе – не важно, всяко все изменится, ты уже в новом мире, необязательно прекрасном и далеко не сладостном.

В рассказе «Зеленый лист» героиня вообще ощутила себя «огромным растением, я росла из почвы, подставляя свои ветви голубому солнцу, мои длинные красноватые листья трепетали, вдыхая прохладный по ночам и жаркий в полуденные часы воздух… Под небом голубой звезды Альциор…»

Сия звезда хоть и заветная, да не одна – и она подвержена склейке, переходя из рассказа в рассказ, словно из одного мира в другой, а заодно и освещая сюжет. Мне вот всегда казалось, что персонажи неподвластны автору, что они случайным образом выбирают, по какой страничной траектории им следовать. «Нет, – писал Эверетт (и цитирует Амнуэль), – если в физическом процессе возможны не один, а два или несколько вариантов развития, осуществляются все варианты без исключения».

Поэтому в многомирной и многомерной книге Павла Амнуэля попадаешь в такой водоворот жизненных коловращений (рассказ «Ветви»), в такую детективную воронку-мышеловку («Зеленый луч»), что только множественными головами успевай вращать при чтении – автор не дает ни отвлечься, ни угадать развязки. Как раз для просвещенного читателя, и вовсе не только фаната фантастики – увлекательная интеллектуальная проза, заставляющая шевелить застоявшимися извилинами. А параллельно приносящая радость: перемена мира – перемена счастья.

Тель-Авив (Израиль)


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Державный бюст, шантаж, псевдонаука

Державный бюст, шантаж, псевдонаука

Наталья Стеркина

Очень английский роман о 50-х годах прошлого века

0
119
Протоиерей Всеволод Чаплин выпустил «свою самую хулиганскую книжку»

Протоиерей Всеволод Чаплин выпустил «свою самую хулиганскую книжку»

Андрей Мельников

Потом вмешается Всадник апокалипсиса - Христос

1
2114
Литературная жизнь

Литературная жизнь

0
209
Сверхзвук свистит в ушах

Сверхзвук свистит в ушах

Андрей Ваганов

Иногда высокотехнологичные проекты еще не гарантируют процветания общества

0
1749

Другие новости

Загрузка...
24smi.org