0
1870
Газета Печатная версия

21.06.2018 00:01:00

Насилие вместо милосердия

Про голод глазами Мандельштама, особистов, Фрунзе и Врангеля

Тэги: история, крым, врангель, михаил фрунзе, мандельштам, гражданская война, белогвардейцы, красные, перекоп


история, крым, врангель, михаил фрунзе, мандельштам, гражданская война, белогвардейцы, красные, перекоп «Холодная весна. Голодный Старый Крым…» Константин Богаевский. Пейзаж со скалами. Старый Крым. 1908. Рязанский государственный областной художественный музей им. И.П. Пожалостина

«Холодная весна. Голодный Старый Крым,/ Как был при Врангеле – такой же виноватый./ Овчарки на дворе, на рубищах заплаты,/ Такой же серенький, кусающийся дым…» Поэт был прав. Рассказывая о Крыме начала 1920-х годов, хочется начинать со слова «пост…» – посткатастрофический, посттравматический…

Книга севастопольского историка Дмитрия Соколова описывает деятельность советских карательных учреждений после эвакуации Белой армии и завершения Гражданской войны на европейской территории России. Настоящая работа концептуально продолжает его труд «Таврида, обагренная кровью», посвященный террору в Крыму в 1917–1918 годах.

В новом исследовании ученый выделяет два этапа.

Первый период (ноябрь 1920 – март 1921) характеризовался активным внедрением методов военного коммунизма во все сферы жизни полуострова. Именно на это время пришлось наибольшее число жертв.

21-15-13.jpg

Дмитрий Соколов. «Железная метла метет чисто…» Советские чрезвычайные органы в процессе осуществления политики красного террора в Крыму в 1920–1921 гг. – М.: Содружество «Посев», 2017. – 386 с.

Второй период (апрель – декабрь 1921), напротив, отличался определенной либерализацией, снижением масштабов репрессий; массовые расстрелы заменяются высылкой из Крыма или заключением в концлагерь. По инициативе правительственной комиссии была проведена амнистия, что вызвало недовольство местных органов власти. В социально-экономической сфере произошел отказ от военного коммунизма в пользу новой экономической политики, что, впрочем, не спасло население от голода, описанного в приведенном выше стихотворении Осипа Мандельштама.

Насколько в данной ситуации был необходим террор? Напомню, он в первую очередь направлялся против чинов Белой армии, не пожелавших эвакуироваться в надежде на амнистию, и на представителей дореволюционных элит, также отказавшихся от эмиграции. Иными словами, жертвами террора обычно оказывались люди, готовые как минимум быть лояльными в отношении революционной власти. И если бы красные проявили милосердие вместо насилия, то наверняка получили некоторый процент новых сторонников.

Какой оказалась цена террора? Соколов пишет, что общее число жертв у разных исследователей и мемуаристов варьируется от 12 тыс. до 150 тыс. Точнее исчисляется количество умерших голодной смертью – около 100 тыс.

Касаясь руководителей террора, ученый опровергает утверждение, будто командующий Южным фронтом Красной армии Михаила Фрунзе был противником репрессий. В реальности Михаил Васильевич не препятствовал деятельности армейских особых отделов, знакомых нам по временам Великой Отечественной, но возникших в Гражданскую. Более того, он награждал наиболее отличившихся сотрудников контрразведки. Также, согласно историку Вячеславу Зарубину (его цитирует Соколов), ни Бела Кун, ни Розалия Землячка, которые считаются архитекторами репрессий в Крыму, не имели права командовать особистами, а у Фрунзе такие возможности были.

Что касается приказа об остановке наступления красных, позволившего генералу Петру Врангелю спокойно провести эвакуацию и вызвавшего раздражение у руководства Компартии, то и его нельзя отнести на счет гуманизма Михаила Васильевича, стремления избежать лишних жертв. Он объяснялся общей усталостью армии, обескровленной штурмами Перекопа и Сиваша, и доблестью ведших арьергардные бои белогвардейцев, в первую очередь чинов дроздовской дивизии.

Именно эту остановку вспоминал другой поэт, ветеран Гражданской войны Николай Тихонов: «Мы легли под деревья, под камни, в траву,/ Мы ждали, что сон придет,/ Первый раз не в крови и не наяву...»

Вероятно, не будь столь тяжелых боев в Крыму, задержавших наступление Красной армии, «железная метла» (как называл террор Иван Шмелев) собрала бы еще большую жатву.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В сердцевине империи

В сердцевине империи

Андрей Мирошкин

Прогулка по Зимнему дворцу и его окрестностям

0
282
Скоропечатня в тихом переулке

Скоропечатня в тихом переулке

Андрей Мирошкин

Где работали издатели и книготорговцы старой Москвы

0
778
Исподлобья. Пули над заповедником

Исподлобья. Пули над заповедником

Андрей Мирошкин

После войны пушкинскую усадьбу отстраивали заново

0
287
Непохожие, но близкие цивилизации. Об удивительных совпадениях в историях России и Китая

Непохожие, но близкие цивилизации. Об удивительных совпадениях в историях России и Китая

Юрий Тавровский

0
1497

Другие новости

Загрузка...
24smi.org