0
1226
Газета Печатная версия

20.12.2018 00:01:00

Главкнига

Антон Боровиков

Об авторе: Антон Боровиков - прозаик, радиоведущий, Казань.

Тэги: детство, книги, мировоззрение, библиотеки, дюма, майн рид, сказки, приключения, василий аксенов, лондон, токио, тихий океан, пионеры, наркомафия, ник кейв, илья кормильцев, английский язык


В детстве я был просто неистовым читателем. С первого раза заслужил любовь заведующей детской библиотекой, куда пришел в первом классе: за неделю проглотил пять выданных книг и, светясь от гордости, вернулся в библиотеку за добавкой. Мне даже украдкой выдавали книги, которые хранились в библиотечном закутке и мало кому выдавались, – Дюма, Майн Рид и прочие. Наверное, мой список прочитанного не очень отличается от традиционного – да, были и сказки, и приключения, и советская детская классика. Но одна книга была главной, была той самой, с которой ложился спать и просыпался. Та, которую знал практически наизусть и все равно перечитывал снова и снова. Это была повесть Василия Павловича Аксенова «Мой дедушка – памятник». Она была сказочнее всех сказок, ведь главный герой, ленинградский пионер Гена Стратофонтов, бывал в таких местах, которые по степени реальности для советского школьника были примерно равны Нарнии или Стране чудес – Лондон, Токио, Тихий океан. А сюжет чего стоил! Борьба с международной наркомафией, предотвращение путчей в маленьких островных государствах, джиу-джитсу и боевые говорящие дельфины. И уже тогда – цитаты на английском языке, который я начал увлеченно изучать не в последнюю очередь благодаря этой книге.

Только потом в моей жизни появились «В поисках грустного бэби» и «Ожог», «Остров Крым» и «Волтерьянки и волтерьянцы» и многое-многое другое. Но всегда, когда я читаю Василия Павловича, мне вспоминается та самая тонкая книжка. Та повесть, которая вдруг неожиданно открыла мне весь большой мир,  тогда казавшийся таким увлекательным.

И еще об одном авторе хотелось бы сказать особо. Весь мир знает его прежде всего как музыканта, но для меня он прежде всего поэт и блестящий писатель. Я говорю об австралийце Нике Кейве. Его абсолютно завораживающие тексты, странным образом сочетающие инфернальное начало и светлую духовность, для меня – эталон современной англоязычной поэзии. А роман Кейва «И узре ослица ангела Божия» в блестящем переводе Ильи Кормильцева на долгое время стал настольной книгой.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Большой театр привел в восторг лондонскую публику

Большой театр привел в восторг лондонскую публику

Владимир Полканов

Гастроли балетной труппы под руководством Махара Вазиева собрали аншлаг

0
471
Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

0
99
Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Наталья Стеркина

0
186
Но мы зажмем носы

Но мы зажмем носы

Арсений Анненков

О книге Евгения Попова «Мой знакомый гений»

0
942

Другие новости

Загрузка...
24smi.org