0
1329
Газета Печатная версия

07.02.2019 00:01:00

Главкнига

Никита Рогожин

Об авторе: Никита Рогожин, поэт

Тэги: книги, детство, мировоззрение, дон кихот, божественная комедия, сказки, луи фердинанд селин, музыка, братья гримм, киплинг, гаргантюа и пантагрюэль


Существует в литературе парадокс, который не поддается однозначному пониманию. У тебя есть любимая книга или писатель только до погружения в «большую» литературу. Так же и со спортом, и с музыкой. Пока разучиваешь аккорды, Джимми Пейдж кажется великим и недосягаемым, но вот ты собираешь группу, пишешь материал и понимаешь, что Пейдж, конечно, гений, но гении тоже ошибаются. Здесь струну не дожал, там бэнд перетянул – и соло уже не такое яркое, каким могло быть.

Говорить о главной книге сложно, потому что хочется быть честным перед самим собой. Есть такие произведения, которые переворачивают твое отношение к миру. В моем случае это были «Дон Кихот», «Божественная комедия», «Гаргантюа и Пантагрюэль» и самые разные сказки – Базиле, Гримм, Киплинг. Кажется, что ты и так все это знал, но после прочтения ты не только узнаешь все это лучше, но и понимаешь, зачем, как и когда это создавалось.

Когда читаешь много и часто, меняется не только вкус, но и подход к чтению. Шаблонов видится больше, а интересного и оригинального меньше. Я могу сказать, что в данный момент моим любимым автором является Луи-Фердинанд Селин, фигура сложная, настоящая и честная. Его дебютная книга «Путешествие на край ночи» бесспорно хороша, но «Смерть в кредит» и особенно «немецкая трилогия» дают миру принципиально нового писателя, человека великого, недооцененного и несчастного.

Селин не расскажет интересную историю, не покажет красивый пейзаж – у него нет на это времени. Ты бегаешь «из замка в замок», туда, обратно, Селин тянет тебя за руку и выворачивает себя наизнанку в каждой строчке. Он не пишет, он отдает себя, на меньшее он не согласен. В одном из интервью Селин сказал, что бумага – это надгробная плита, под которой лежит автор. И это один из немногих писателей, для которого не было ничего важнее эпитафии, оставленной самому себе.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Маргиналы, гомососы и сквознячок

Маргиналы, гомососы и сквознячок

Алена Бондарева

Александр Щербаков об «Избранном» автора повести «Вам и не снилось» Галины Щербаковой

0
1112
Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

0
210
Вместо того чтобы бегать за девушками, сидел, не в силах оторваться от «Братьев Карамазовых»

Вместо того чтобы бегать за девушками, сидел, не в силах оторваться от «Братьев Карамазовых»

Александр Воловик

0
101
Европейские режиссеры осмысливают тему беженцев

Европейские режиссеры осмысливают тему беженцев

Марина Гайкович

Лучшие концерты и музыкальные спектакли декабря

0
807

Другие новости

Загрузка...
24smi.org