0
850
Газета Печатная версия

08.08.2019 00:01:00

Слуга сложного слова

Поэт, не спеша выходящий из тени

Тэги: поэзия, проза, переводы, серебряный век, пастернак, маяковский, кавказ, вечерняя москва, багрицкий


поэзия, проза, переводы, серебряный век, пастернак, маяковский, кавказ, «вечерняя москва», багрицкий Ощупал лапою мохнатой вожжи... Рисунок Д. Митрохина к стихотворению Нарбута «Домовой». Иллюстрация из книги

Фолиант Владимира Ивановича Нарбута – наиболее запоздавшее и томительно ожидавшееся из собраний поэтов‑теневиков первой половины спроваженного века. Инициатор издания Роман Кожухаров не новичок в нарбутовской сфере, и это подтверждается прежде всего рассыпанными по страницам знаками преемственности к опыту доброй подмоги Нарбуту после его гибели – это истовая преданность Леонида Черткова, джентльменская опека со стороны Льва Озерова, полудомашняя заботливость Нины Бялосинской. Вместе с тем нет акцента на стараниях единственного сына поэта Романа Нарбута, который, умерев в 1970‑х, реставрацию руин отцовского хозяйства до итога не довел.

Очень важно, что опубликовано не включенное почему‑то даже в собрание сочинений Пастернака его знаменательное письмо к Нарбуту 1925 года; но не выявлена хотя бы в наметках линия «Нарбут–Маяковский», а ведь линия такая есть.

Главное, ради чего дело затеяно, – стихи. Живительный водопад стихов. Их течение‑ветвление никем никогда толком не отслежено. Зиждить их на некоем евангельском мирочувствовании, как пытается Кожухаров, – подход более чем спорный, сужающий невероятную амплитуду проявлений поэтом себя в очень сложном слове. Нарбутовская поэзия таит парадокс самоопасной многосистемности.

27-13-11_t.jpg
Владимир Нарбут.
Собрание сочинений:
Стихи. Переводы.
Проза / Сост., подгот.
текста, вступ. статья и
примеч. Р.Р. Кожухарова.
– М.: ОГИ, 2018. – 832 с.
Подзаглавие «Стихи. Переводы. Проза» толкает тех, кто совсем не в теме, к превратному представлению, что перед ними – запамятованный переводчик и прозаик. На самом деле «Переводы» – это три (!) непритязательных текста двух (!) ашугов Кавказа. Ничего иного переводческого Нарбут не оставил. Его сверстники переводили по любви просто либо по любви к лишнему куску хлеба; у Нарбута, чья жизнь протекла особенным извилистым руслом, обоих таких мотивов не имелось. Проза уж если есть, то лишь эклектичные и легкомысленные гирлянды очерков, заметочек, эскизцев, с которыми автор не церемонился. В этот сектор его наследия до сих пор не внесено упорядоченной ясности. Предлежащий том ситуацию не исправляет, а скорее камуфлирует. Взамен притягивания к Нарбуту эфемерных лавров «прозаика‑переводчика» надо бы взвешивать – строго и структурно – феноменальную его роль как литературного администратора, проводника и страховщика чужих вдохновений.

Кое‑что еще по фактуре. Написанное на двоих с Михаилом Зенкевичем стихотворение «Э. Багрицкому» не только воспроизведено с грубыми деформациями, но снабжено пометой: «печ впервые». Неверно: «печ.» состоялось в «Вечерней Москве» спустя трое суток по смерти Багрицкого. Соавторство Зенкевича и Нарбута этим не исчерпалось: немногим позже они сделали пьесу «Лучший в мире» о постройке московского метрополитена (чем не повод рассматривать Нарбута и как драматурга!); о всем этом новое издание умолчало. И, конечно же, книге такого замаха необходим редактор в прямом смысле понятия ответственный, иначе не был бы Михаил Кузмин не раз обозван «Кузьминым».

Что касается финала судьбы, правдиво воссозданного в эссе Кожухарова «Муза‑совесть Владимира Нарбута», он весь закодирован‑спрессован уже в фамилии поэта – от скорбута до лагерных нар…


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Война на Кавказе в августе 2008 года получила новую оценку

Война на Кавказе в августе 2008 года получила новую оценку

Анатолий Цыганок

Москва укрепила собственный вес как государство, претендующее на супердержавность

0
888
Мистерия собирания бога

Мистерия собирания бога

Юрий Татаренко

Санджар Янышев о священной траве исырык и о том, как птицы могут быть насекомыми

0
1360
Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Наталья Стеркина

0
144
Люблю как голос хора

Люблю как голос хора

Глеб Богачев

В «Стихотворном бегемоте» вспоминали поэта Владимира Гоголева

0
281

Другие новости

Загрузка...
24smi.org