0
695
Газета Печатная версия

22.08.2019 00:01:00

Только музы, только небеса

Сизифы и Тезеи на Трафальгар-сквер

Тэги: поэзия, сизиф, мифология, античность, гойя, маяковский, пушкин, лермонтов, лондон, ариадна, тезей


29-13-1_t.jpg
Труден путь поэта... Франц фон Штук. Сизиф. 1920
Поэт – Сизиф. Для Сизифа вкатывать камни на гору – занятие навязанное, к которому он, впрочем, относится весьма профессионально, поскольку иначе – гнев богов, и тут мало не покажется. Отдельные историки или словесники иногда включали в школьную программу краткий вариант мифа о Сизифе, по большей части касаясь значения фразеологизма «сизифов труд» и глубоко не вдаваясь в причины сложившейся ситуации и не анализируя личностные характеристики этого персонажа античности.

Поэт, несомненно, в чем‑то – Сизиф. Если воспользоваться известной фразой Владимира Ленина о компромиссах, то можно сказать, что среди поэтов есть Сизифы и Сизифы. Есть Сизифы, вкатывающие камень поэтических амбиций на гору признания, или Сизифы, вкатывающие камень поэтического таланта на гору всемирной литературы, «ведь пОлзок путь к последнему пределу,// Где никому ни до кого нет дела,// Где только музы, только небеса…»

Вспоминается известное хайку Кобаяси Иссы: «Тихо, тихо ползи,// Улитка, по склону Фудзи// Вверх, до самых высот!» Тихо ли, резво ли, грустно ли, весело ли, но – не занимая настойчивости, Сизиф занят репродуцированием очередного акта своего мифа‑наказания, и вот – он на вершине. Достигнута точка экстремума. Короткий миг передышки, когда перед тобой простирается полное соблазнительной свободы небо, что манит к себе героя, у которого «крылья за спиной огромные».

Неотвратимо толкутся вокруг классические вопросы русской литературы, которые Андрей Гущин формулирует по‑своему: «Кому наши птицы поют?», «В какие пустыни какой народ// Держит сегодня путь?»

Сизиф, достигнув вершины, должен принять решение – сталкивать ли камень вниз, понимая, что когда «камень достигнет дна, как основанья храма, останется тишина, бывшая до Адама» (стр. 25). Он практически обречен столкнуть камень, преодолев неизбывную боль души за «богоизбранный народ», для которого «когда‑нибудь ничтожный трилобит… свои введет каноны красоты».

Камень, ринувшись вниз, сокрушит все на своем пути, и придется снова ждать первого дня творения. Неизвестно, как долго. Поэтому, на всякий случай, «зная, что сбудется, наперед», придется подыскивать «фото в гранитный паспорт».

Оглядевшись вокруг, Сизиф возвращается в своих мыслях к земным реалиям, где «все так зыбко и случайно», где «глаза устают от чтения// Несусветной галиматьи,// Имеющей смысл// В контексте игры на деньги», или когда, скажем, вспоминается о киевской осени, где «бунтует пламенный грузин», времена которого уже прошли и затерялись в репортажах желтой прессы, когда приходит горькое откровение, что «блажен, кто ближним нелюбим». Прост и страшен этот негатив одной из заповедей Христа. И хочется верить, что если это и правда, то ненадолго и на ограниченной территории.

29-13-11_t.jpg
Андрей Гущин. Сизиф
на вершине. – 164 с.
– СПб., Алетейя, 2018.
Андрей Гущин, следуя в русле классической русской поэтической традиции, но вызнавая свой путь, свою манеру слалома в бурной, порожистой странной реке современности, нет‑нет да и обратится к привычному нынче постмодернистскому цитированию, минуя очередные ворота с легким касанием вехи, отметит, что «звезда с звездой по скайпу говорит», или, задумавшись о времени или временах (по Рейну), чувствует, что «петушок пребольно клюнет в темя», а размышляя о неизвестном солдате, пишет: «Ты – горе, голос, голод, горло, Гойя… » В какой‑то строке взметнется буревестник революции, в другой замаячит Маяковский…

Отдельные стихотворения перекликаются между собой тематически, лексически, что делает пространство сборника объемным, полифоничным.

Искренне порадовало, что автор не поддался странноватому, но модному нынче предрассудку и пользуется словом «последний», не делая уступок слову «крайний», у которого всегда было свое место в словаре и лексиконе, но которое теперь страстно лоббируется немалым количеством пользующих русский язык…

Прочитав «Лондонские дневники», понимаешь, что всегда есть запасной выход. Emergency exit. Особенно, «когда это лето пройдет» и «наступит холодный Пушкин». Вот тогда можно податься в британские пределы, где «Лермонтов из‑под снега// фиалками прорастет// холодным февральским утром»... Ах, как тут кстати в качестве звукового оформления донесется песня в исполнении Григория Лепса «Я уеду жить в Лондон»!

Вероятно, в этом что‑то есть – если, конечно, присутствует такая возможность – удалиться в сырую европейскую столицу, где во дворах домов, случается, растут пальмы, где в Гайд‑парке и Кенсингтонских садах «молодые белки берут из рук,// что дашь, без тени здравого опасенья». И в годовщину Великого Октября не выходить на улицу с красным флажком. Однако не очень далекое прошлое, которое маячит за окном выросшими липами или по‑прежнему дымящей ржавой трубой, которое порой прокалывает сердце непонятной болью, возвращается и воспоминаниями, и фотографиями, и стихами… И прогуливаясь по Трафальгар‑сквер или в Сент‑Джеймском парке, понимаешь, что «страннику поможет не вернуться// Лишь Ариадны порванная нить». Ого, мифы начинают перекликаться между собой. Тезей – преемник Сизифа? Так отважится ли он порвать данную Ариадной нить? «Сколько я видел, в самом умном человеке есть своя доля ограниченности, достаточная для того, чтобы он в своем образе мыслей не мог далеко уйти от общества, в котором он воспитался и живет» (Николай Чернышевский, «Русский человек на rendes‑vous»).

Сизиф Гущина, за свою долгую мифическую жизнь вкативший немало камней и столько же раз спускавшийся к подножию, вразвалочку или кубарем, ироничен, как человек, хорошо знающий свое дело: «Забвение – лучшее лекарство// От всех болезней:// Забыл умереть –// И выжил!»

Давайте оставим Сизифа на вершине. Дадим ему передохнуть. Пусть будут «только небеса». Потому что скоро «появится ангел// И скажет: «Пора на работу». 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Боевой самолет 6-го поколения будут строить несколько стран Европы

Боевой самолет 6-го поколения будут строить несколько стран Европы

Ирина Дронина

Италия присоединяется к британской программе создания истребителя Tempest

0
1299
В Лондоне прошла оборонная выставка DSEI-2019

В Лондоне прошла оборонная выставка DSEI-2019

Ирина Дронина

Великобритания рассчитывает на взаимодействие со стратегическими партнерами

0
1429
Я патриот под мухой

Я патриот под мухой

Елена Семенова

125 лет со дня рождения поэта и трибуна Юлиана Тувима

0
2068
Камень падает вверх, злодей женится на принцессе

Камень падает вверх, злодей женится на принцессе

Наталья Рубанова

Валерий Бочков о мультимедийном восприятии, диффузии культур и о том, считать ли лингвистическую мастурбацию литературой

1
2477

Другие новости

Загрузка...
24smi.org