0
899
Газета НГ-Политика Печатная версия

24.03.2009

Нет человека – нет программы

Тэги: кризис, партии, политики

Все материалы по теме "Мировой финансовый кризис"


кризис, партии, политики Ни одна из программ политструктур не ориентирована на рядового россиянина.
Коллаж Екатерины Саратовой

Ведущие политические партии претендуют сегодня на создание единственно верного антикризисного рецепта. И ни одна из них пока его не выписала стране. Кризис длится более полугода, однако политики, включая оппозицию, на поле боя не торопятся. «НГ» заинтересовалась партийными программами оздоровления экономики и с удивлением обнаружила отсутствие таковых – на уровне целостных документов. При этом каждый раз политики пытаются выдать за антикризисные меры набор собственных партийных лозунгов, наскоро подверстанных к меняющейся ситуации.

Есть тот, кто все за них решит

Отыскать на сайте партии власти тему, относящуюся к кризису, довольно легко. С конца прошлого года вся партийная и околопартийная тематика соединена в единый портал. Так что экономические проблемы выделены в отдельный сайт. Он так и называется «Антикризис». Дотошный читатель если и захочет что-то узнать, то далеко не с первой попытки и далеко не все. К примеру, нажав на «завлекаловку» в виде отрывного листка «До конца кризиса осталось 610 дней», не стоит надеяться, что найдется объяснение тому, почему благоденствие придет в Россию по окончании именно этого срока. Напротив, вы не только не удовлетворите свое любопытство, а еще и должны будете ответить (если, конечно, захотите) на целый ряд вопросов: коснулся ли кризис вас и вашей семьи, потеряли ли вы работу, и если да, то когда и почему. Безусловно, подобные соцопросы могут и должны иметь место, в том числе и на партийных сайтах. Но все должно называть своими именами. И если единороссы хотят знать о проблемах населения, как говорится, живьем, то пусть прямо в этом признаются. И рубрику в таком случае можно назвать, к примеру, так: «Хотим все знать». Или как-нибудь еще. Главное, чтобы была заметна связка с теми, для кого как раз и должны работать аникризисные программы.

Политолог Дмитрий Бадовский считает, что можно понять и оправдать в этом смысле ЕР, которая просто находится в фарватере правительства: «Это и есть их программа. Это партия парламентского большинства, их лидер – глава правительства». Эксперт Московского центра Карнеги Николай Петров напоминает о дискуссионных клубах, «и они какую-то работу ведут»: «В частности, большую работу ведет Институт общественного проектирования Валерия Фадеева в рамках одного из этих клубов». Но ЕР, указывает политолог, сейчас в тяжелом положении: «Партия пытается декларировать, что ее «Стратегия-2020» в известном смысле и есть способ борьбы с кризисом. Партии сегодня очень сложно найти для себя позицию, поскольку она всецело поддержала все то, что делалось раньше».

Сложность такого рода, заметим, труднопреодолима. «Единой России» надо, возможно признать ошибки, затрудняющие выход страны из кризиса, и тогда получится, что «Стратегия-2020» не только ничего не предотвратила, но и усугубила нынешнее положение. Однако признание такого рода смерти подобно – вернее, самоубийству. Поэтому принята на вооружение другая концепция – мол, если бы не спасительная «Стратегия», было бы еще хуже. Обе установки, впрочем, неверны – поскольку, к лучшему это или к худшему, «Стратегия-2020» напоминает улыбку чеширского кота. Набор тезисов никак не связан с реальным положением в экономике. Это скорее ряд пожеланий, сильно напоминающий – концептуально – некогда популярную «Продовольственную программу СССР». Или КПСС? Да кто теперь помнит такие нюансы┘

Ведь такого не бывает и не может быть – чтобы одна и та же «Стратегия» годилась в двух полярных экономических реальностях: докризисной и внутрикризисной. Есть к тому же подозрение, что и через три года, если Россия к тому времени вылезет из кризиса, ЕР тряхнет той же самой «Стратегией» и заявит: вот он, путь к новой вершине┘

Справедливость по мелочи

Партия «Справедливая Россия» заявляет, что свою антикризисную программу она представила правительству в декабре прошлого года. В середине января глава думской фракции СР Николай Левичев сетовал на задержку отзыва из кабинета министров на документ. Следов последнего, кстати, на официальном сайте эсэров обнаружить так и не удалось. Вместо программы мы видим перечисление многочисленных выступлений партийных лидеров – с вкраплениями тех или иных антикризисных предложений. Среди которых встречаются и вполне рациональные – к примеру, касающиеся освобождения от налогов малого бизнеса. Однако жанр высказываний не подразумевает развернутой аргументации – поэтому нет рядом с громкими заявками ни расчетов, ни объяснений, каким образом будет пополняться в таком случае местный бюджет.

Вместо того чтобы потребовать у правительства ответа на вопрос: «Почему в России повышаются цены, в то время как во всем мире во время кризиса они снижаются?», эсэры обрушивают праведный гнев на торговлю. К примеру, в одном из интервью, приведенном на сайте, член комитета ГД по делам Федерации и региональной политике Антон Беляков нагнетает страсти: «В условиях экономического спада и растущей безработицы торговля продуктами является сегодня важной составляющей национальной безопасности России и не может быть отдана на откуп частным лицам». К сожалению, негодует Беляков, торговый бизнес далеко не всегда проявляет социальную ответственность: «Ряд крупных торговых сетей под давлением своих кредитных обязательств и снижения потребительского спроса продолжает сегодня идти на необоснованное завышение цен на продукты питания. А вслед за ними цены подтягивают и владельцы небольших торговых точек».

Горячее выступление парламентария включает даже элементы бесстрашной полемики с самим президентом: «Никто не собирается «кошмарить» торговый бизнес, но никто не даст плодить и «новых бедных русских» в угоду интересам отдельных предпринимателей».

Впрочем, от «Справедливой России» трудно ожидать конструктивных решений, отличных от правительственных. Еще в начале декабря вице-спикер Александр Бабаков заявил – он полностью поддерживает премьер-министра Владимира Путина. Критиковать в этой обстановке министров – значит признать, что глава правительства не может управлять своей командой.


Электорат не может докричаться до политиков.
Фото ИТАР-ТАСС

Коммунистический прицел на экспроприацию

Вообще практически все оппозиционные партии видят выход только в использовании имеющихся госрезервов. К примеру, коммунисты тоже уже конкретно посчитали, сколько нужно взять из оставшихся средств, чтобы решить все экономические проблемы. Как рассказал «НГ» первый зампред ЦК КПРФ, заместитель председателя Госдумы Иван Мельников, «наша программа изначально была рассчитана на то, что из 600 миллиардов (Стабфонда, – «НГ-политика») надо было 200 заморозить, а 400 пустить в оборот. Но поскольку сейчас уже 200 профукали, то речь, конечно же, идет о других пропорциях».

Но все равно, считает второе лицо в КПРФ, можно было бы бросить свободные средства (хотя бы 200 тысяч из Стабилизационного фонда) в конкурентоспособные отрасли экономики и промышленности. А это, как уверен коммунист, авиастроение, судостроение, тяжелое машиностроение и развитие транспортной инфраструктуры. На вопрос корреспондента «НГ», время ли развивать именно эти отрасли, Мельников бодро воскликнул: «Конечно же!» Правда, в дополнение ко всему КПРФ предлагает изменить систему налогообложения, в том числе снизить налоги на реальный сектор экономики и повысить или простимулировать платежные возможности населения за счет роста заработной платы, социальных выплат. Это то, что сейчас делает Китай, пояснил представитель КПРФ для несведущих. «Денег хватит на все, – уверен коммунист, – при условии, если государство в условиях кризиса будет контролировать ценообразование на товары первой необходимости. И в том числе привлекать к ответственности участников сговора на установление завышенных цен».

Кто разрабатывал Компартии антикризисную экономическую программу, сами коммунисты держат в секрете. «Мы своих разработчиков в отличие от других партий публично не выставляем», – секретничает Мельников. А может быть, и надо было бы? И тогда не пришлось бы искать следы экономической платформы КПРФ в отдельных публикациях или на листках, которые, как пояснил Иван Мельников, раздают представители партии при поездке в регионы или на пресс-конференциях. Но сами коммунисты не видят необходимости в программном документе, отдельно выставленном. «Мы все передали президенту Дмитрию Медведеву во время встречи с ним, – отчитался Мельников. – Кроме того, все наши предложения изложены в статье Геннадия Андреевича, которая есть на нашем партийном сайте».

Депутат-коммунист уверен, что этого достаточно для того, чтобы народ узнал об антикризисной программе КПРФ.

В КПРФ, указывает между тем Николай Петров, говорят, что у них есть подробный план антикризисных действий, «но это декларативная программа – адаптация обычных лозунгов партии применительно к кризису, когда появляется возможность еще более жестко критиковать «антинародный режим», что-то декларировать. Но это не программа, а декларируемые принципы».

Единственная партия в Государственной Думе, которая даже не притворяется, что у нее есть антикризисная программа, – ЛДПР. Причину этого явления корреспонденту «НГ» объяснил глава думской фракции либерал-демократов Игорь Лебедев: «Когда готовилось постановление Госдумы по антикризисным мерам, от нашей фракции было внесено как бы альтернативное предложение, включающее три пункта. Первое – замораживание тарифов ЖКХ на текущий год, второе – это направление средств непосредственно тем градообразующим предприятиям. Третий момент – это необходимость срочного принятия закона о торговле, который бы устанавливал для торгующих предприятий возможность сделать торговую наценку не больше 10% от закупочной стоимости».


Коммунисты убеждены, что развитию тяжелой индустрии кризис не помеха.
Фото Евгения Зуева (НГ-фото)

«Яблоко»: шаг вперед и два назад

Из «Тезисов по экономическому кризису в России» Григория Явлинского, выставленных на официальном сайте партии, можно многое понять про сам кризис и его развитие, и не только у нас в стране, но про то, как из него выходить, осталось за рамками публикации.

Позволим себе в связи с эти довольно пространно процитировать Григория Алексеевича: «Ситуация усугубляется тем, что эффективных системных решений по выходу из набирающего обороты глобального кризиса мировое сообщество все еще не нашло, что существенно затрудняет выработку антикризисными командами разных стран локальных стратегий и тактик, обеспечивающих адаптацию своих экономик к быстро меняющимся условиям их функционирования. Однако надо сказать, что меры, необходимые для сдерживания отрицательных последствий экономического кризиса, вроде бы хорошо известны. Это координация фискальных стимулов, сохранение кредитных рынков, заключение сделок по плохим долгам банков, укрепление регулирования, отказ от торгового протекционизма и поддержка наиболее уязвимых слоев населения. И хотя нет волшебных спасительных рецептов, есть много дельных, проверенных практикой экономических советов. Да и чисто финансовые возможности еще у России пока тоже есть».

Проблема главным образом, по мнению доктора экономических наук Явлинского, «в политическом руководстве, в его воле, принципиальности, самокритичности и компетентности».

Впрочем, нынешний лидер партии Сергей Митрохин сообщил корреспонденту «НГ» о несколько ином варианте выхода страны из кризиса. По его словам, в настоящее время дорабатывается антикризисная программа «Яблока», основная ставка в которой делается на жилье и дороги. Яблочники предлагают раздать всю свободную землю всем желающим под строительство как многоквартирных, так и доходных домов. Разумеется, оговорился Митрохин, под всеми желающими имеются в виду не крестьяне, которым обещали, но так и не раздали землю после революции, а «скорее горожане, обладающие соответствующим капиталом, необходимым для инвестирования в строительство». И, видимо, для понимания корреспондентом «НГ» масштабов планов «Яблока» сравнил документ, выход в свет которого предполагается «может быть, в конце марта», с тем, что делалось для решения экономических проблем в послевоенной Германии. «Конечно, у них было более подготовленное правовое поле для этих реформ, но ведь начинать когда-то нужно», – заметил соратник Явлинского. Однако как только речь зашла о более конкретных вещах, – например о том, как предполагается земли не только раздать, но и контролировать, под заявленные ли цели они будут использоваться и каковы гарантийные сроки взятых обязательств, – терпение собеседника газеты было на пределе. «Ну что, вы предлагаете все в телефонном разговоре вам объяснять? У нас есть расчеты, и если нам передадут власть и если использовать все имеющиеся национальные резервы...»

«Яблоко», считает политолог Дмитрий Бадовский, в значительной степени сегодня правозащитная организация: «Поэтому естественно, что кризис – не их повестка. Интересы яблочного электората находятся в другой сфере. Поэтому их программа – достаточно деидеологизированный, не очень внятный документ с точки зрения экономического кризиса, конкретных действий». Электорат партии, напоминает эксперт, – это люди, с которыми они протестуют против незаконных строек, нарушений в области экологии, против действий властей, ущемляющих гражданские права. «Яблоко» – нишевая политическая партия. Поэтому партийцы достаточно формально по этому поводу выступили: надо было выступить┘ Высказать свою идеологическую, политическую позицию зафиксировать. Но не более того». По мнению Петрова, «у «Яблока» программы нет, но есть концепция, и она довольно подробно излагается, в том числе и конкретные направления, меры, принимаемые для борьбы с кризисом».

Виртуальный монолог «Правого дела»

«Правое дело» (ПД) вообще не имеет сегодня своей собственной антикризисной программы. В качестве таковой партия предлагает документ, разработанный общественной организацией «Деловая Россия» (ДР) под руководством одного из сопредседателей ПД Бориса Титова. Последний далек от мысли жестко критиковать действия правительства. Он лишь сетует по поводу того, что эти меры «приносят лишь ограниченный результат». Правительству необходимо определить, отмечается в документе, что главным направлением борьбы с кризисом является поддержка реального сектора экономики, и перейти к осуществлению системной поддержки предприятий обрабатывающего сектора, малого и среднего предпринимательства. Дальше перечисляются конкретные меры, но все они направлены исключительно на поддержку малого и среднего бизнеса, как, например, требование предоставить малым предприятиям налоговые каникулы сроком на два года. Или «резко снизить инвестиционные программы российских естественных монополий, а также их затраты на содержание аппарата и приобретение непрофильных активов».

Программа страдает неконкретностью, что делает непонятными декларируемые принципы. К примеру, партия предлагает «приступить к программе реального сокращения не менее чем на 30% расходов на содержание госаппарата». Почему на 30, а не 20 или 40? «Деловая Россия», а вслед за ней и «Правое дело» не считают нужным доказывать правильность своих выкладок. Однако в этом случае их и выкладками, строго говоря, назвать нельзя.

Дмитрий Бадовский видит главную проблему ПД в сложностях становления этой структуры: «В партии внутренний конфликт, который мешает ей выступить с внятной, однозначной антикризисной программой. С одной стороны, есть Титов и стоящая за ним «Деловая Россия», и они свою программу представили. Но это предложения, в основе которых лежат интересы бизнеса, его экономической активности. Там много цифр, конкретных предложений, как можно поддержать средний и малый несырьевой бизнес. Но у другого сопредседателя партии, Леонида Гозмана, немножко другая позиция – чтобы партия выступала не с позиций бизнеса, а с позиций граждан. Внутри партии определенный конфликт. Что поставить в центр программы: бизнес или человека? Сам спор по этому вопросу отражает системные противоречия в «Правом деле», наличие там разных групп интересов┘ Не срослась она, не сшилась до конца. И разница в позициях мешает им что-то внятно сформулировать. Перефразируя известную поговорку – где три экономиста, там пять мнений┘ А здесь не просто экономисты, а экономисты, претендующие на лидерство. В некотором смысле конкурирующие между собой в борьбе за лидерство. А это создает ситуацию, в которой трудно договориться».

От имитации – к диалогу

«Судя по всему, кризис в России развивается по иному сценарию, нежели представляло себе руководство страны, – пишет в своих «Тезисах» Григорий Явлинский. – Целый ряд действий и заявлений правительства свидетельствуют о его непонимании складывающейся ситуации».

Ну а если бы такую возможность – вывести страну из критического положения – предоставили каждой из партий, что вышло бы?

По мнению Дмитрия Бадовского, ни одна из партий не сумела довести свою антикризисную программу «до очень короткого перечня мер, лозунгов и идеологем. До уровня политического документа, означающего прямой диалог с гражданами». Все партии, указывает Николай Петров, так или иначе откликаются на проблему, поскольку недавно прошли выборы и, естественно, не предлагать при этом ничего антикризисного – никакая партия в этой ситуации не может. Однако проблема в том, «что у нас нет политических партий в полном смысле этого слова – как на Западе, где они не только выдвигают какие-либо предложения, но и имеют возможность их реализации в случае полного или частичного прихода к власти. Поэтому там такие предложения серьезно готовятся. Любая партия имеет аналитические центры, которые на нее работают. Наши политструктуры этого лишены. В каком-то смысле исключением было «Яблоко», опиравшееся на изыскания Явлинского, но сейчас этого нет и в «Яблоке». Все наши политические партии, отмечает эксперт, так или иначе идут за правительством: «Они реагируют главным образом на экономические меры, то есть их антикризисные позиции – объединение их партийных лозунгов с теми действиями, которые предпринимает правительство: либо протест, либо поддержка. Никто из них не предлагает цельного пакета мер, включающих и политические, и управленческие меры. То, чего не хватает правительству, отсутствует и у политических партий. Хотя, казалось бы, сейчас они должны были бы смотреть на проблему намного шире, чем это удается делать кабинету министров».

Политолог Евгений Гонтмахер уверен: проблема в том, что какие бы разумные эти программы ни были, они все равно не востребованы правительством: «Дело в политическом стиле, который у нас сложился в последние годы и еще более укрепляется во времена кризиса. Он заключается в полной келейности принятия решений без какой-либо политической, экспертной и общественной дискуссии. Учитываются лишь те посторонние мнения, которые совпадают с мнением правительства. Заведомо отбрасывается все, что потребует признания системных ошибок, допущенных еще в докризисные времена. Кроме того, понятно, что просто поправить экономику без изменений в политике невозможно: нужно восстанавливать конкуренцию во всех сферах, бороться со сращиванием государства и бизнеса (что и рождает системную коррупцию), нужно рассматривать бизнес как равноправного партнера, а не как придаток к госаппарату и т.д. и т.п».

Для руководства страны, отмечает эксперт, такая позиция становится все менее выгодной: «Если еще пару месяцев назад господствовало мнение, что кризис как-нибудь рассосется и ничего менять не надо, то теперь, когда понятно, что кризис «всерьез и надолго», чем быстрее власти изменят политический стиль и перейдут от имитационных процедур к реальному и нелицеприятному диалогу, тем больше шансов нам пережить этот кризис без мощных политических встрясок».

«В силу разного экономического положения территорий, большой географической разбросанности, разных условий как экономических, так и климатических, программа выхода из финансово-экономического кризиса – это некая совокупность программ уровня федерального, регионального, муниципального, – считает губернатор Кировской области Никита Белых, – вот такой программы пока ни у кого нет». По мнению главы одного из российских регионов, в нынешних действиях речь, по сути дела, должна идти о необходимости формирования некой программы национального консенсуса. «Выход из кризиса просто действиями или власти, или бизнеса, или общественности отдельно невозможен, – уверен Белых. – Панацея видится только в консолидированных действиях всех элементов этого треугольника. Но желания, точнее стремления к этому пока не наблюдается ни у одной из сторон».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ждет ли Америку строительство социализма

Ждет ли Америку строительство социализма

Анна Кроткина

Мыслитель и капиталист Дональд Трамп: «Не будет самолетов, не будет коров»

0
546
Неконкурентные выборы: имитация демократии снижает доверие к власти

Неконкурентные выборы: имитация демократии снижает доверие к власти

Елена Дубровина

Реформу избирательного законодательства "Яблоко" готовит на перспективу

0
695
ЦБ раздал проблемным банкам уже 80 миллиардов долларов

ЦБ раздал проблемным банкам уже 80 миллиардов долларов

Михаил Сергеев

Лояльность мегарегулятора к беглым банкирам дорого обходится стране

0
1245
Как защитить страну от нелегалов

Как защитить страну от нелегалов

Ирина Акимушкина

От Трампа зависит, что с миграционной проблемой будет в мировом масштабе

0
1256

Другие новости

Загрузка...
24smi.org