0
1332
Газета Печатная версия

20.04.2011

Точка невозврата к умме

Роман Силантьев

Об авторе: Роман Анатольевич Силантьев - заместитель председателя Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ, доцент Московского государственного лингвистического университета.

Тэги: мусульмане, смр


мусульмане, смр Всероссийское исламское совещание должно было вернуть Совету муфтиев статус ведущего объединения мусульман страны.
Фото с сайта www.islamrf.ru

Прошедшие на днях выборы муфтия Татарстана подвели черту под еще одним этапом новейшей истории российских мусульман, главной особенностью которого стало стремительное изменение баланса сил духовных управлений мусульман. Начался этот этап в декабре 2010 года с созданием Российской ассоциации исламского согласия (РАИС), которая за прошедшие месяцы благополучно прошла регистрацию и была признана властями как полноценный четвертый центр российского ислама. Создание РАИС ускорило кризис Совета муфтиев России, лидер которого Равиль Гайнутдин подверг новообразованную организацию изобретательным обличениям, а заодно объявил о притеснении ислама властями. Вкупе с его неудачным заявлением о «пьющем» коренном населении и «трудолюбивых» мигрантах эти эскапады вызвали бурю возмущения в самой широкой аудитории и гневную отповедь коллег-муфтиев, также не постеснявшихся в выражениях.

Впрочем, еще до появления РАИС Совет муфтиев заметно сдал свои позиции. Опала главного благодетеля этой организации Юрия Лужкова, приостановка регистрации общественного крыла СМР – Исламского культурного центра России, резонансный иск архитекторов нового здания московской Соборной мечети, объявивших ее аварийным объектом, преданные огласке документы о противодействии Равиля Гайнутдина строительству в Москве новых мечетей, проигранная информационная война по мечети в Текстильщиках продолжили черную полосу, в которую эта организация вошла в начале 2010 года после срыва объединительного процесса с Центральным духовным управлением мусульман России (ЦДУМ) и Координационным центром мусульман Северного Кавказа (КЦМСК).

Еще одним сильным ударом по Совету муфтиев стала реанимация Московского муфтията ЦДУМ и назначение его главой весьма статусного мусульманского лидера Альбира Крганова, представляющего мусульман в Общественной палате. Новый столичный муфтий, совместивший эту должность с постами первого заместителя председателя ЦДУМ и главы мусульман Чувашии, прямо заявил, что Равиль Гайнутдин потерял доверие мусульман и не может далее представлять их интересы в главном городе страны. При этом Крганов смог заручиться поддержкой властей Татарстана, весьма обеспокоенных деградацией «татарского» ислама в столице.

Пытаясь исправить быстро ухудшающуюся ситуацию, Равиль Гайнутдин объявил о модернизации Совета муфтиев России и наполнении его центрального аппарата новыми кадрами, которые составили исключительно креатуры лидера Исламского культурного центра России Абдул-Вахеда Ниязова. «Старую татарскую гвардию», составлявшую ближний круг Равиля Гайнутдина, сильно потеснили и выдавили с ключевых постов. Результаты такой радикальной модернизации не заставили себя долго ждать.

Экзаменом на профессиональную пригодность новой команды стало Всероссийское мусульманское совещание, состоявшееся 24 марта с.г., объявленное самым представительным мусульманским форумом начиная с 1917 года. Количественные параметры этого мероприятия – сумма потраченных денег и число делегатов – действительно впечатлили, однако уровень участников оказался рекордно низким – руководители ЦДУМ, КЦМСК и РАИС демонстративно отказались участвовать в совещании. Также проигнорировали его ведущие духовные лидеры Татарстана и Дагестана. Удручающим оказалось число посетивших совещание политиков – раньше обычный прием Совета муфтиев в честь праздника Ид-аль-Фитр собирал втрое больше губернаторов, депутатов и сенаторов.

Высшим представителем госвласти на мероприятии оказался куратор исламской темы в администрации президента РФ Алексей Гришин, в конце прошлого года заклейменный Равилем Гайнутдином как особо вредный исламофоб. Весьма обидная Совету муфтиев речь Гришина и оказалась главным информационным поводом для посетивших совещание журналистов, а прозвучавший в ней яркий образ «унитаза за 40 тысяч рублей» (который кое-кто из мусульман напрасно приобрел за счет Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования) стал в их глазах главным символом всего произошедшего в «Ритц-Карлтоне» действа, как это совершенно верно заметил идеолог Всероссийского совещания Руслан Курбанов.

Впрочем, и до совещания Совет муфтиев предпринял несколько спорных шагов. Не совсем понятно, зачем Равиль Гайнутдин поддержал операцию против Муаммара Каддафи, который всегда дружил с Советом муфтиев и постоянно оказывал серьезное вспоможение его представителям. Этот шаг, сделанный, надо полагать, под влиянием новой команды молодых экспертов, вызвал новую волну критики и плеснул немало воды на мельницу тех специалистов, которые настаивали на ангажированности Гайнутдина враждебными России силами.

Потеряв свой главный информационный рупор, которым последние годы являлся ныне вернувшийся к дагестанским суфиям сайт Ислам.ру, сторонники Равиля Гайнутдина активизировали свою пропаганду через сайты саратовского муфтия Мукаддаса Бибарсова. Главной особенностью этой пропаганды стало нагнетание страстей вокруг выборов нового муфтия Татарстана – преемника досрочно ушедшего в отставку родственника главы СМР Гусмана Исхакова и шельмование главного претендента на этот пост Илдуса Файзова.


Татарстанский муфтият становится особым центром российского ислама, независимым от других объединений.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

В итоге незадолго до своего избрания Файзов заявил, что ДУМ Татарстана не входит в Совет муфтиев России и его предшественник являлся сопредседателем этой организации как частное лицо. Так и возник пятый полноправный игрок на мусульманском поле – независимый татарстанский муфтият, объединяющий почти треть исламских общин страны. В Совет муфтиев формально входит созданный в 2000 году на базе ДУМ РТ Казанский муфтият, однако его единственной функцией является вовлечение в орбиту ДУМ РТ мусульманских общин за пределами Татарстана, в том числе и посредством отторжения их у структурных подразделений СМР.

Без Татарстана СМР выглядит теперь мозаикой хаотично разбросанных по стране средних и малых муфтиятов, объединяющих около 15% всех российских общин. Лишь в единичных регионах полномочия муфтиев этой организации никем не оспариваются, однако это временно – ЦДУМ начало контрнаступление в Центральном и Северо-Западном федеральных округах, все активнее Совет муфтиев вытесняют из регионов Урала, Сибири и Дальнего Востока.

Пятнадцатилетний юбилей СМР отмечает, вплотную подойдя к точке невозврата. Восстановить свое влияние этой организации уже не удастся, и она будет постепенно деградировать, однако эта деградация может резко ускориться, если Равиль Гайнутдин прислушается к советам своих радикальных сторонников и перейдет в оппозицию властям. Репрессий против него, конечно, никто устраивать не будет, однако мечетей и людей в Совете муфтиев останется на порядок меньше. Если же московский муфтий помирится с властями и перестанет будоражить общество скандалами, тогда его организация еще просуществует некоторое время.

Причины текущего кризиса Совета муфтиев являются системными и устранению не подлежат. Любая религиозная организация, создаваемая для подмены попавшей в опалу старой традиционной структуры, слишком сильно зависит от конкретной политической конъюнктуры и конкретных политиков. Такие организации могут громко о себе заявить и приобрести серьезное влияние лишь при условии особых привилегий, предоставляемых им властями. Время всегда работает против них.

Совет муфтиев России стал порождением эпохи парада суверенитетов и региональных тяжеловесов. Но эта эпоха давно закончилась. Юрий Лужков и Муртаза Рахимов, без поддержки которых Совет муфтиев никогда бы не возник, ушли со сцены, а частично сохранивший позиции Минтимер Шаймиев изменил свои предпочтения и сблизился с главой ЦДУМ Талгатом Таджуддином, чей некогда порицаемый проект возрождения Булгара как духовного центра татарского народа стал главным увлечением экс-лидера Татарстана. Пятнадцать лет назад Равиль Гайнутдин противопоставлял себя – здорового, энергичного, предсказуемого – старому, больному, взбалмошному Талгату Таджуддину. И вот сейчас он сам считается взбалмошным и непредсказуемым, а неоднократно списывавшийся со счетов Талгат Таджуддин бодро шутит с президентом страны об известных всем двуногих шайтанах, которые имеют дерзость обвинять государство в притеснении мусульман.

По прошествии 15 лет Равиль Гайнутдин обнаружил, что особой надобности в нем государство не испытывает и теперь пришло время соблюдать закон во всех деталях – вовремя сдавать отчеты в Минюст, не нарушать собственный устав, правильно оформлять документы на строительство и, что особенно важно, следить за своими высказываниями, не вредить другим мусульманским структурами и не приглашать в Россию эмиссаров запрещенных зарубежных организаций. И сразу все затрещало по швам. А ведь власти могут пойти и дальше – если глава Совета муфтиев будет и в дальнейшем так реагировать на их законные требования, его просто исключат из состава президентского Совета по взаимодействию с религиозными организациями и перестанут приглашать в Кремль.

Тогда идущая полным ходом модернизация коснется высшего руководства Совета муфтиев. Молодые эксперты свое дело знают крепко, и наверняка для Равиля Гайнутдина уже подготовлен пост председателя Совета улемов СМР или, если он окажется столь же скромным, как бывший лидер мусульман Нижегородской области Умар Идрисов, пост главы Совета старейшин.

Единственными плюсами для Равиля Гайнутдина в этой ситуации остаются сохраняющееся благорасположение властей Саудовской Аравии и ее сателлитов в мусульманском мире, а также альянс с Рамзаном Кадыровым. Возможно, эти факторы позволят несколько продлить историю Совета муфтиев России.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Съезд в Астане приподнял железный занавес

Съезд в Астане приподнял железный занавес

Павел Скрыльников

Религиозные лидеры со всего мира обсудили баланс между правом и безопасностью

0
696
В ФРГ правые популисты обратились к евреям и мусульманам

В ФРГ правые популисты обратились к евреям и мусульманам

Олег Никифоров

"Альтернатива для Германии" хочет стать партией религиозной свободы

0
2430
В Египте приговорен к пожизненному заключению духовный наставник радикальных исламистов

В Египте приговорен к пожизненному заключению духовный наставник радикальных исламистов

0
650
Human Rights Watch не дает казнить салафита

Human Rights Watch не дает казнить салафита

Артур Приймак

Лидер саудовских «Братьев-мусульман» ожидает смертного приговора за деятельность против властей королевства

0
757

Другие новости

Загрузка...
24smi.org