0
4463
Газета Печатная версия

15.05.2013 00:01:00

Патриархи незалежности

Украинские греко-католики создают культ лидеров духовного «натиска на Восток»

Тэги: украина, нацисты, война, грекокатолики, шептицкий, слипый, униаты


украина, нацисты, война, греко-католики, шептицкий, слипый, униаты Греко-католический епископ выступил со словами напутствия перед украинскими эсэсовцами. Фото 1943 года

«Святой мученик и исповедник за Христа», «мученик за Христа и Украину», «его жизнь можно сравнить с судьбами апостолов Христа, потому что он пронес тяжелый крест мученика за веру» – такие формулировки все чаще употребляются в Украине по поводу личности Иосифа Слипого, духовного лидера украинских греко-католиков в 1944–1984 годах. Подобные выражения в ходу как у верующих, так и у духовенства Украинской Греко-Католической Церкви (УГКЦ). Еще до официальной беатификации покойного главы УГКЦ пишутся и активно распространяются иконы с его образом. Одним словом, происходящее в последние годы на Западной Украине все более напоминает формирование некоего этнолокального религиозного культа, имеющего большое сходство с культом Папы Римского Иоанна-Павла II (Кароля Войтылы) в Польше. Стараниями «оранжевых» депутатов этот культ проник на государственный уровень: минувший год в Украине, согласно постановлению Верховной Рады, был объявлен «годом Иосифа Слипого».
Образ главы УГКЦ, c 1945 по 1963 год почти беспрерывно находившегося в лагерях либо в ссылке из-за жесткой оппозиции советской власти, выглядит для «западенцев» пропагандистски выигрышным. Впрочем, приверженцы националистической идеологии в соответствии со своей исторической традицией превозносят и другого деятеля УГКЦ, предшественника Слипого – митрополита Андрея Шептицкого. «Главу Униатской Церкви, митрополита Андрея Шептицкого, униатское духовенство в связи с его интернированием царским правительством в период империалистической войны 1914–1917 годов сделало «мучеником за веру», – отмечается в обзоре НКВД, составленном в октябре 1944 года, когда Иосиф Слипый еще не начал свой, как выражаются греко-католики, «крестный путь». Ссылку, которую Шептицкий отбывал в Киеве, Новгороде, Курске и Суздале, «хождением по мукам» трудно назвать всерьез. Тем не менее образу Шептицкого тоже придают трагические штрихи, так что речь идет все-таки скорее об идеологическом клише, чем о воссоздании исторической справедливости.
Андрей Шептицкий и Иосиф Слипый не зря занимают в «святцах» националистов места рядом. Шептицкий назначил Слипого преемником еще при своей жизни, назначил для продолжения важного для Униатской Церкви дела. Что же это была за миссия?
Граф на развалинах
империй
Жизнь польского графа Андрея Шептицкого выглядит удивительно быстрым подъемом по церковной карьерной лестнице. Приняв в 27 лет (1892 год) священный сан, уже через 7 лет (1899 год) он становится епископом одной из трех существовавших тогда у галицийских греко-католиков епархий, Станиславской, а еще через год – митрополитом Галицким, главой Греко-Католической Церкви в Австро-Венгерской империи.
На прошедшей 17 января 1901 года интронизации Шептицкий получил от Папы титул «Апостольского администратора для греко-католиков Украины», хотя к тому времени уже около полутора столетий греко-католические епархии существовали только в Галиции. Статус был дан явно с прицелом на будущую активную деятельность на Востоке. «Уже в 1903 году… Шептицкий тайно направлял в Россию монахов-василиан из Галиции, которые должны были вести пропаганду унии и инструктировать русских католиков на местах», – пишет историк Владислав Петрушко. Василиане – члены католического ордена восточного обряда, созданного в XVII веке в Западной Руси на основе принявших унию православных монастырей.
К активной миссии галицких греко-католиков побудил манифест императора Николая II «Об укреплении начал веротерпимости» от 17 апреля 1905 года, позволивший легально исповедовать униатство в Российской империи. Для духовной экспансии с территории Австро-Венгрии был найден и формальный повод. Главы греко-католиков, начиная с XVIII века, носили титул в том числе епископов Каменец-Подольских, хотя реально эта епархия, оказавшаяся в отличие от Галиции не в Австро-Венгрии, а в России, давно перестала существовать.
29 июня 1907 года Шептицкий выдал грамоту русскому греко-католическому священнику Алексею Зерчанинову, в которой написал следующее: «Поскольку нам, находящимся вне границ (Российской. – «НГР») империи, нет возможности управлять самолично нашею Каменецкой епархией, находящейся под державою императора Николая II, то рассудили мы усмотреть мужа Божия и ревнителя святой веры, чтобы ему, как нашему главному наместнику, могли бы мы вверить управление греко-католическими священниками и верными… нашей Каменецкой епархии». «Но кроме Каменецкой епархии в пределах Российской империи находятся еще другие наши греко-католические епархии, – говорилось в той же грамоте, – для управления которыми по древним обычаям нашей Русской Греко-Католической Церкви, в случае когда не имеется надлежащего и в силу канонов избранного или нареченного и подтвержденного через апостольский престол пастыря, мы, как русский Митрополит, обязаны изыскать способы». Это была заявка на все униатское наследие Речи Посполитой XVII–XVIII веков. Не случайно уже в 1908 году в одной из грамот Шептицкого появляется такой перечень его титулов: «Митрополит Галицкий, администратор митрополии Киевской и всея Руси, а также архиепархий Владимирской (Владимиро-Волынской. – «НГР»), Полоцкой, Смоленской, также епархии Луцкой с экзархатом всея Руси, Острожской, Новгородской (Новгород-Северской. – «НГР»), Минской, Брестской, Витебской, Мстиславльской, Оршанской, Могилевской, Холмской, Белзской, Северской, Пинской, Туровской, а также епископ Каменец-Подольский». Осенью того же года Шептицкий проник в Российскую империю с документами на имя торговца велосипедами Збигнева Олесницкого, чтобы проинспектировать свою паству в западнорусских землях, Москве и Петербурге.
Примечательно, что вышеприведенный список епархиальных титулов Шептицкого фигурирует не в каком-нибудь местном галицком указе, а в отправленном в Ватикан официальном документе. Святой Престол проявил понимание: 14 февраля 1908 года на личной встрече с Шептицким Папа Пий Х написал на грамоте, производившей Зерчанинова во временного главу Русской католической миссии и «наместники» не существующей пока епархии в России: «Мы все пересмотрели и одобряем. Мы испрашиваем у Господа всякого спасительного благоденствия досточтимому Архиепископу, его генеральному викарию по духовным делам, всем верующим, клиру и народу и преподаем им апостольское благословение». Короткая фраза, подобная записке Ришелье миледи Винтер из романа Дюма: «То, что сделал предъявитель сего, сделано по моему приказанию и для блага государств». Полномочия галицкого митрополита, получившего тем самым право и на учреждение новых епархий на Востоке, Папа Пий Х подтверждал в 1910, 1911 и 1914 годах. Сразу по получении полномочий в марте 1908 года Шептицкий обратился с посланием к униатскому духовенству в России, именуя себя в нем «Божией милостию и Святого Апостольского Престола благословением Митрополит Греко-Католических Церквей в России».
Впрочем, еще одну просьбу Андрея Шептицкого – повысить его статус до Патриарха, аналогичного маронитскому – Ватикан удовлетворить категорически отказался.
В конце июля 1914 года, накануне начала Первой мировой войны, Шептицкий представил австрийскому императору план подчинения Украины, в котором среди прочего предлагал следующее: «Церковь на Украине необходимо по возможности полнее отделить от Российской… Я как митрополит мог бы это сделать, поскольку в соответствии с каноническими правилами Восточной Церкви и традициями моих предшественников имею право, подтвержденное Римом, пользоваться данной властью во всех сферах». Эта и иная переписка, найденная в тайниках в митрополичьих палатах после вступления во Львов русской армии в сентябре 1914 года, предопределили арест и ссылку Шептицкого на территорию России до 1917 года, то есть до падения монархии.
Получив свободу при Временном правительстве, он вернулся во Львов, но гражданская война не позволила ему реализовать мечты об униатском Патриархате в Киеве. С немецкой оккупацией Украины в 1918 году его надежды вновь оживились. Шептицкий писал эрцгерцогу Австро-Венгрии Вильгельму Габсбургу Лотарингскому, которого под именем Василя Вышиванного прочили в украинские монархи: «Я узнал, что часть главного Собора украинской Церкви, который должен собраться 21 июня (1918 года. – «НГР»), имеет намерение дать мне достоинство украинского Патриарха. Это… подтвердило бы… автокефалию Украинской Церкви. Нечего и говорить, что такое избрание равнозначно принятию унии». Но все эти картины будущего Украины остались лишь миражами. Австро-Венгерская империя в 1918 году пала, и Галиция оказалась в составе Польши. Вот тут и пригодилось униатскому Митрополиту его шляхетское происхождение.
Церковь «не заметила» ни еврейского погрома, ни Львовского гетто, ни Яновского концлагеря.	Фото с сайта www.fcit.usf.edu
Церковь «не заметила» ни еврейского погрома, ни Львовского гетто, ни Яновского концлагеря.    Фото с сайта www.fcit.usf.edu
Операция «Преемник»
Возрождение надежд униатов на успех миссии на Востоке принес очередной раздел Польши в сентябре 1939 года, при котором большая часть греко-католических приходов Галиции оказалась на советской территории. К весне 1940 года, по данным НКВД, во Львовской, Станиславской и Перемышльской областях действовал в общей сложности 2821 греко-католический храм. Это резко контрастировало с ситуацией в прочих регионах СССР.
9 октября 1939 года Митрополит Андрей Шептицкий издал постановление об образовании четырех новых униатских экзархатов. Первый – на Волыни и Холмщине, второй – в Белоруссии, Литве, Латвии и Эстонии, третий – в России и Сибири, четвертый – в Великой Украине. Последний мыслился едва ли не самым грандиозным. В марте 1940 года в обращении к верующим Шептицкий говорил: «Многим из нас Бог даст эту милость – проповедовать в церквах Украины, Право- и Левобережной, аж по Кубань и Кавказ, Москву и Тобольск». На популярных у украинских националистов с 1910-х годов по сей день картах в территорию Украины действительно включаются и земли Северного Кавказа, и области черноземной полосы России до верховьев Дона, и юг Западной Сибири.
Возглавлять этот экзархат был назначен ректор Львовской духовной академии Иосиф Слипый. В направленном 10 октября послании в Ватикан Шептицкий просил Папу Пия XII подтвердить образование новых экзархатов и назначить Слипого на пост коадъютора (викарного епископа с правом наследования) Львовской архиепархии. Назначение Слипого Пий XII признал 25 ноября, и 22 декабря Слипый был тайно посвящен в епископы во львовской митрополичьей часовне.
Шептицкий 20 июля 1940 года выпустил обращение к пастве, извещая о своем наследнике. В нем он недвусмысленно заявлял о том, что «наша Церковь распространится на всю Украину и всю Россию», явно связывая это со своим протеже. Об этом на допросе в НКВД 7 июня 1945 года упомянул епископ Станиславский Григорий Хомышин: «Шептицкий, назначая Слипого своим заместителем, считал, что он является наиболее подходящим кандидатом, который сумеет осуществить несбывшиеся его мечты о… присоединении России и Украины к Греко-Католической Церкви». «В письме Шептицкого, полученном мною уже в годы немецкой оккупации о назначении Слипого его преемником, указано, что Слипый и Шептицкий – одно лицо», – сказал Хомышин, имея в виду неразрывный статус двух иерархов.
В момент резкого карьерного взлета Слипому было 47 лет. Выходец из зажиточных тернопольских крестьян, после обучения в Австрии и Риме он занял в 1923 году пост ректора Духовной академии во Львове и никак особо не проявлял себя, занимаясь написанием статей на церковную тематику и лекциями. С другой стороны, такая несамостоятельная и не имевшая (как подчеркивали позже многие епископы) прочной опоры в Церкви фигура идеально подходила в качестве своеобразной «аватары» для Шептицкого, который из-за болезней ног не мог самостоятельно передвигаться.
А вот образование новых экзархатов Ватикан не санкционировал, прямо запретив самовольные действия Шептицкого в этом направлении в документе от 30 мая 1940 года за подписью государственного секретаря Луиджи Мальоне. Шептицкий, в феврале заранее призвавший духовенство отправляться в путь и создавать греко-католические приходы в Киеве, Одессе, Виннице, Харькове и Полтаве, вынужден был свернуть эту деятельность. Лишь спустя полтора года, 11 декабря 1941 года, главе Конгрегации Восточных Церквей кардиналу Эудженио Тиссерану удалось добиться официального признания новых экзархатов. Их потенциал реализовать уже не удалось. Сам Слипый сообщил иерархам УГКЦ на Соборе летом 1942 года о том, что в Киеве направленные туда Шептицким священники Процюк и Кладочный развернули миссионерскую деятельность, получив от немцев под храм бывший польский Александровский костел. Однако проработали униаты там недолго и вскоре бежали обратно в Галицию.
Новый порядок
Известно, что 23 сентября 1941 года Митрополит Андрей Шептицкий направил официальное поздравление Адольфу Гитлеру: «Как глава Украинской Греко-Католической Церкви я передаю Вашему превосходительству мои сердечные поздравления по поводу овладения столицей Украины». Он заверял «фюрера великой Германской империи», что «украинский народ… вверяет Вашему полководческому и государственному гению свое народное будущее при наведении нового порядка в Европе». Ранее, в июле 1941 года, во львовском соборе Святого Спаса Иосиф Слипый совершил благодарственный молебен о победе германского оружия, провозгласив «многая лета» вождю немецкого народа Адольфу Гитлеру и присутствовавшим представителям нацистской администрации.
Наведение этого «нового порядка» – погромы, депортации и физическое истребление евреев, расстрелы представителей польской интеллигенции, убийства пулей и голодом советских военнопленных – не вызвали публичных протестов Шептицкого и Слипого. В июне 1941 года во Львове произошел еврейский погром, который учинили украинские националисты. Погром сопровождался убийством 4 тыс. человек. До 1943 года во Львове существовало еврейское гетто, третье по величине в Европе. Все это время производились массовые казни.
Неизвестны случаи прямого участия греко-католического духовенства в подстрекательстве или участии в массовых убийствах, однако в подобных условиях предосудительным становится уже само отсутствие публичного осуждения со стороны Церкви. Сейчас в заслугу тому же Шептицкому ставят проявление недовольства гонениями на евреев… в закрытой переписке с Ватиканом. Для сравнения, в июле 1942 года в протестантских и католических церквах Нидерландов были зачитаны обращения духовенства, прямо направленные против политики антисемитизма нацистских властей.
Отдельный эпизод – благословение иерархами УГКЦ дивизии Waffen SS «Галичина». 28 апреля 1943 года благодарственный молебен в кафедральном соборе Святого Юра во Львове совершил епископ Иосиф Слипый. Аналогичные богослужения, сопровождавшиеся призывами вступать в дивизию для борьбы с большевиками, совершались в униатских церквах по всей Галиции. Перемышльский епископ Иосафат Коциловский выступил со словом напутствия перед украинскими эсэсовцами, а капелланом дивизии в звании унтерштурмфюрер стал профессор Львовской духовной академии священник Василий Лаба, в помощь которому Шептицкий и Слипый направили еще нескольких греко-католических священнослужителей.
Уже после смерти Шептицкого, став новым главой УГКЦ, в январе 1945 года Слипый поставил перед представителями советской администрации требование о том, что он «должен именоваться митрополитом Киевским». В 1971 году, уже в эмиграции, он провозгласил себя Патриархом, однако Ватикан этот титул за ним не признал.
Именно амбиции Шептицкого и Слипого скорее всего делают их культовыми фигурами для нынешнего руководства УГКЦ. В соответствии с замыслами своих предшественников Верховный архиепископ Галицкий Любомир Гузар летом 2005 года перенес свою резиденцию из Львова в Киев, добился от Папы Бенедикта XVI титула «митрополита Киево-Галицкого». Сегодня его преемник Святослав Шевчук ставит перед Ватиканом вопрос о создании на Украине греко-католического Патриархата.
Симпатии же к дивизии СС «Галичина» в одноименном регионе, где по сей день сосредоточена основная масса паствы УКГЦ, нынче идут Слипому в плюс и делают его героизированной фигурой для местных националистов, ищущих в религии обоснование своей «антимосковской» позиции. Благодаря этому, как ни странно, греко-католик Слипый пользуется популярностью и у православных верующих Киевского Патриархата. На так называемой казацкой иконе Покрова, вынесенной протоиерем Киевского Патриархата Сергием Ткачуком на «марш УПА» 14 октября 2006 года в Киеве и распространяемой сейчас в копиях в разных регионах Украины в храмах Киевского Патриархата, под удерживаемым ангелами огромным трезубцем стоят Степан Бандера, глава УПА Роман Шухевич, а в центре – как «апостолы» Украинской Церкви – Андрей Шептицкий и Иосиф Слипый…    

Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Позиции Тбилиси и Цхинвала по ситуации у приграничного села Чорчана не сблизились

Позиции Тбилиси и Цхинвала по ситуации у приграничного села Чорчана не сблизились

0
318
Назарбаев заявил, что народ Казахстана с огорчением воспринял новость о его уходе

Назарбаев заявил, что народ Казахстана с огорчением воспринял новость о его уходе

0
350
В России запускают систему мониторинга за реализацией нацпроектов

В России запускают систему мониторинга за реализацией нацпроектов

0
933
Гражданское общество проверяют со всех сторон

Гражданское общество проверяют со всех сторон

Иван Родин

Соцопросы показали небольшой рост персональной политизации

0
849

Другие новости

Загрузка...
24smi.org