0
9321
Газета Печатная версия

05.10.2016 00:01:00

Украденная у евреев Библия

Журналист расследовал пропажу фрагментов самого точного варианта Писания

Тэги: библия, алеппо, танах, тора, имя розы, матти фридман, евреи, иудаизм


17-7-02.jpg

Матти Фридман. Кодекс Алеппо.

– М.: Текст: Книжники, 2016. 

– С. 268.

Журналист Associated Press Матти Фридман предварил свое документальное расследование эпиграфом из «Имени Розы» Умберто Эко, а в финале книги еще раз вспомнил сочинение великого итальянца, чтобы читатель точно обратил внимание на параллели двух историй. Действительно, в центре детективного повествования израильского журналиста также оказалась древняя книга, и даже в некоторых деталях реальная история напоминает художественный вымысел Эко. 

Например, в древнем иудейском манускрипте, приключения которого описывает Фридман, уголки страниц потемнели, потому что их перелистывали, смачивая пальцы слюной. Как мы помним, подобная привычка при чтении вымышленного Эко сочинения Аристотеля о комедии стала причиной смертей монахов, вокруг чего закручивается детективный сюжет. Аналогичные следы на страницах Библии из Алеппо в книге Фридмана позволяют найти ключ к ее истории – химический анализ свидетельствует о том, что пергамент потемнел от грибка, а не от последствий пожара.

Но дело в том, что все изложенное в расследовании Фридмана происходило в действительности. Речь в книге идет о судьбе средневековой рукописи еврейской Библии – «Кодексе Алеппо», или «Короне Алеппо», на протяжении многих веков хранившейся в синагоге сирийского города, получившего в последнее время печальную известность. Ценность этого религиозного памятника не только в его древности, но и в том, что это наиболее точный вариант еврейской, так называемой масоретской Библии, выполненный в «золотой век» иудейских грамматиков. 

После создания Государства Израиль в Алеппо произошел погром, синагога была сожжена, а бесценная книга выброшена во двор и якобы частично сгорела в пожаре. Считая этот манускрипт талисманом местной общины, иудеи города долго не решались переправить его за границу, но потом это произошло. Следом сгинула еврейская община Алеппо – и, хотя Фридман не касается современности, так и хочется сказать, что именно в тот момент был открыт ящик Пандоры, ведь вслед за иудеями, древнейшей общиной Сирии, горькая судьба постигла и другие меньшинства страны. 

Кроме «Имени Розы» существует еще одна параллель, которая не могла прийти в голову иностранцу Матти Фридману, но возникает при чтении русского перевода. В какой-то мере история «Кодекса Алеппо» напоминает злоключения так называемой библиотеки Шнеерсона, собрания хасидских книг. Между прочим, документальный детектив Фридмана издали опять-таки российские хасиды из Федерации еврейских общин России. Израильский журналист открывает изумленной публике, что не только большевики силой забирали у религиозных сообществ их имущество, но и руководство Еврейского государства не брезговало насилием и обманом, чтобы национализировать наследие евреев стран Востока, бежавших в 1940–1960-х годах от преследований мусульман. Автор доказывает, что нечто подобное произошло с Библией из Алеппо, которая была мошеннически изъята из собственности алеппской общины при переправке манускрипта в Израиль. 

В дальнейшем община судится с государством и в результате приходит к сомнительному компромиссу о двойной опеке над памятником. Только в отличие от библиотеки Шнеерсона древняя Библия остается в распоряжении государственного учреждения, а участие общины в ее судьбе оказывается номинальным. «Спор в иерусалимском суде был о том, кому принадлежит наследие диаспоры, то есть речь шла о природе иудаизма, изгнания и Государства Израиль» (131), – пишет Фридман.

Более того, журналист рассказывает, что государство нарушает свое обещание бережно хранить бесценную книгу, и доказывает, что значительная часть пергаментных листов была похищена, а не погибла в пожаре синагоги, как гласит официальная версия. В финале остается непроясненным вопрос о том, кто похитил часть уникальной рукописи: агент сионистской службы в турецкой Александретте, организовавший переправку беженцев из Сирии, директор государственного института, где хранился манускрипт, или кто-то из влиятельных лидеров самой общины. «Ущерб этой великой книге был причинен не внешними врагами» (282), – горько резюмирует автор.

Принципиальный спор о принадлежности культурного и духовного наследия, возникающий в связи с судьбой «Кодекса Алеппо», не сводится у Фридмана к простому разрешению в пользу верующих. Действующие лица книги из числа алеппской общины неоднократно проявляют корысть и безответственность. В частности, при обсуждении вопроса о доступе к фотокопированию книги, существующей в единственном экземпляре, важнейшего дела для выяснения точности основополагающего для иудаизма текста, религиозные евреи показывают себя не с лучшей стороны. «Если они сфотографируют «Корону», она станет их достоянием, нужда в нас отпадет, и они смогут делать копии и рассылать их кому заблагорассудится, – заявил главный софардский раввин Израиля Исаак Ниссим, он же отец Меира Бенайау, близкого помощника президента и директора Института Бен Цви» (167). Спустя несколько десятков страниц после этой реплики автор книги рассказывает о том, как Меира Бенайау, директора Института Бен Цви, где хранился «Кодекс», уличили в краже старинных рукописей.

Оригинальное англоязычное издание расследования Матти Фридмана увидело свет в 2012 году. Все, что происходило вокруг манускрипта из Алеппо после этого, оказалось за его рамками. Между тем в начале 2016 года «Кодекс» внесен ЮНЕСКО в официальный список ценных для культуры и науки объектов документального наследия «Память мира». Таким образом, эта история, выйдя на международный уровень, еще может иметь неожиданное продолжение.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Чекисты без прикрас

Чекисты без прикрас

Максим Артемьев

Наум Эйтингон пережил ежовские и бериевские чистки и сел уже в послесталинское время как соучастник преступлений Берии

2
6101
Мост, отраженный в зеркале бездны

Мост, отраженный в зеркале бездны

Сергей Слепухин

Неаполь глазами влюбленного в него польского эмигранта

0
154
Как ни старались политотделы…

Как ни старались политотделы…

Виктория Панфилова

Пока государства воюют, подданные влюбляются друг в друга

0
343
Все нормально, теракты каждый день

Все нормально, теракты каждый день

Михаил Юдсон

Андрей Грицман и Борис Херсонский: поэтическая интерпретация Библии
на кириллице-матушке

0
738

Другие новости

Загрузка...
24smi.org
Рамблер/новости