0
3086
Газета Печатная версия

19.07.2017 00:01:00

Граф Бобринский, реформатор и реформат

Правнук Екатерины II стал одним из лидеров баптистского движения в империи

Владимир Попов

Об авторе: Владимир Александрович Попов – преподаватель Московского богословского института Российского союза евангельских христиан-баптистов.

Тэги: екатерина ii, баптисты, штундисты, евангелие, российская империя, оберпрокурор победоносцев


Граф Алексей Бобринский на посту министра путей сообщения пытался пустить русскую железную дорогу по британской колее.	Фото из семейного архива Н.Н. Бобринского
Граф Алексей Бобринский на посту министра путей сообщения пытался пустить русскую железную дорогу по британской колее.
Фото из семейного архива Н.Н. Бобринского

Протестантский мир отмечает в этом году 500-летие Реформации. У отечественных евангельских христиан свой юбилей: 150 лет отсчитывается от начала баптистского движения в России. С этой датой связана следующая история.

Богородицкая Реформация

Есть в Тульской земле райцентр Богородицк. Краса и главная достопримечательность городка – Дворец-музей графов Бобринских, утопающий в зелени роскошного старинного парка.

Основатель рода Бобринских – внебрачный сын Екатерины II и графа Григория Орлова Алексей Бобринский (1762–1813) – получил Богородицкую усадьбу в качестве подарка от императрицы. Ныне во дворец из частных собраний и государственных музеев возвращаются разнообразные реликвии, связанные с жизнью и деятельностью графов Бобринских.

Посетитель, осматривая экспозиции с произведениями декоративно-прикладного искусства, может наткнуться глазами на предмет явно нехудожественного свойства. Это простой, изъеденный временем темно-бурый кирпич. На одной из его граней виднеется большое клеймо с буквами «Гр.А.П.Б.». Чью же память хранят инициалы? А это граф Алексей Павлович Бобринский, правнук Екатерины II. Вот как об этом человеке писал Сергей Витте:

«Граф Алексей Бобринский при Александре Втором был министром путей сообщения и я служил под его начальством. Это был благороднейший и честнейший человек, но тоже не без странностей. За свое благородство он угодил, будучи министром путей сообщения, на гауптвахту за то, что не потрафил княгине Долгорукой (Юрьевской) в ее денежных аферах, а затем вышел в отставку и более не являлся в столицу». Княгиня была фавориткой монарха.

10 июля 1874 года энергичный, хорошо знающий свое дело и принципиальный управленец вынужден был оставить министерское кресло. Тогда же в жизни Бобринского произошел судьбоносный духовный переворот, который коренным образом изменил его душу и мировоззрение.

Все началось с того, что граф заметил в поведении некоторых своих друзей разительную перемену. Довольно легкомысленные ранее, они теперь то и дело толковали о Библии, отказывались от многих светских развлечений. Как разузнал Бобринский, все они с недавних пор сделались завсегдатаями духовных собраний, которые устраивал английский проповедник лорд Редсток.

Бобринский иронизировал, подшучивал над друзьями, критикуя их веру в Библию. По его мнению, в Библии уж очень много противоречий.

С лордом Редстоком Алексея Павловича впервые свела его супруга, Александра Алексеевна. Несмотря на взаимное непонимание во время первого знакомства, Бобринский не отказался от дальнейших встреч с проповедником. Во время продолжительных бесед с Редстоком он пускался в горячие споры.

Однажды проповедник предложил графу составить список библейских текстов, которые он считает противоречивыми. Алексей Павлович долго и упорно корпел над страницами Священного Писания и наконец пришел к Редстоку с целым набором противоречивых, на его взгляд, изречений.

При разговоре о содержании Библии случилось нечто особенное, трудно объяснимое. Бобринский почувствовал какое-то внутреннее озарение, стал по-другому смотреть на Библию. «Каждый стих из Библии, который я читал для утверждения своей правоты, обращался стрелой против меня, – не раз позже свидетельствовал Бобринский. – Во время нашей беседы я почувствовал силу Духа Святого. Я не мог себе объяснить, что со мной произошло, но в душе моей зажглась вера».

Духовный переворот, происшедший с Бобринским в результате бесед с Редстоком, казался на первый взгляд неожиданным для его друзей и даже для него самого. Но у этого, казалось бы, спонтанного обращения была определенная предыстория. Около 1864 года, в бытность свою царским флигель-адьютантом, граф Бобринский по распоряжению Александра II был направлен на усмирение крестьянского восстания в одно из сел южной России. Крестьяне взбунтовались из-за несправедливости и жестокости местных властей. Атмосфера накалилась до такой степени, что восставший народ стал крушить все подряд, избивая не только чиновников, но и друг друга.

Бобринский отдал приказ солдатам окружить село и решительно расправиться с бунтовщиками. Неожиданно в роли умиротворителей опасного конфликта выступили местные штундисты, как тогда называли христиан протестантского направления. Из населенного пункта, оцепленного войсками, пробрался к Бобринскому пресвитер штундистской общины. Он поклонился графу и сказал: «Ваше превосходительство, мы просим вас не проливать кровь зазря, дайте нам еще дня два. Мы с Божьей помощью постараемся все уладить». Граф дал согласие. А из Петербурга тем временем пришла грозная депеша. Царь требовал незамедлительных мер и выражал крайнее недовольство бездействием флигель-адьютанта. Но Бобринский все-таки сдержал данное слово, и на третий день к нему явилась большая делегация штундистов. От имени крестьян они просили помилования у царя, обещали впредь улаживать недоразумения мирным путем. Граф заверил ходоков, что в случае восстановления нормальной жизни и порядка никого карать не будут.

Такой исход дела обрадовал штундистов. На проводы графа они собрали все село, спели духовные песнопения. А на прощание прочитали из Евангелия слова Христа: «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божьими».

Екатерина II подарила усадьбу в Богородицке своему внебрачному сыну, внук которого стал проповедовать Евангелие. 	Вид главного схода из дома в сад в селе Богородицком. Рисунок А.Т. и П.А. Болотовых, конец XVIII века
Екатерина II подарила усадьбу в Богородицке своему внебрачному сыну, внук которого стал проповедовать Евангелие.
Вид главного схода из дома в сад в селе Богородицком. Рисунок А.Т. и П.А. Болотовых, конец XVIII века

Лет через одиннадцать в московскую гостиницу «Дрезден», где остановился граф Бобринский, прибыли двое юношей. Оказалось, что это сыновья тех штундистов, которые вели переговоры с графом о прощении крестьян-бунтовщиков. Они сообщили Бобринскому, что члены их общины более десяти лет не перестают молиться Богу о спасении души графа. «Мы пришли узнать, услышана ли наша молитва?» – спросили гости. Граф опешил. Он обнял посетителей и сказал: «Благодарю Бога моего и вас. Молитва ваша услышана. Я теперь тоже ваш брат во Христе».

Финал этой истории похож на святочный рассказ, на эпизод из житийной литературы. Но как бы то ни было, он стал частью духовной биографии Бобринского. Впервые о нем поведал в мемуарах близкий друг и соратник Бобринского граф Модест Корф. Примкнув к единоверцам лорда Редстока, граф Алексей Бобринский становится одним из лидеров евангельско-баптистского движения в России. Он помогает руководителям новых религиозных общин, проповедникам из аристократических кругов Василию Пашкову и Модесту Корфу учредить «Общество поощрения духовно-нравственного чтения», организовать в апреле 1884 года первый в истории России совместный съезд христиан родственных религиозных течений. «Общество по распространению Священного Писания», «Приют для детей всех религий» открываются и существуют благодаря материальной и духовной поддержке графа Бобринского.

В своем петербургском доме Бобринский начинает проводить свободные духовные беседы для молодых людей. Зимой 1881 года Алексей Павлович вместе с Редстоком совершил продолжительную миссионерскую поездку по Испании и Южной Франции. Сельские и городские жители этих стран с интересом слушали речи русского графа-проповедника.

Два тульских графа

Писатель Николай Лесков в очерке «Лорд Редсток и его последователи» дает примечательную характеристику некоему графу:

«Самый лучший сорт слушателей Редстока есть не теоретики, а практики. Они находят много духовного в самом Редстоке и согласны с ним в его взгляде на оправдание, но они отнюдь не расходятся с Церковью и даже многие из них остаются ее усердными радельцами. Таков, например, граф***, человек весьма замечательных способностей, обширного образования и хороший знаток не только Библии, но и отеческих писаний. Это весьма известное лицо, еще не так давно занимавшее одно из виднейших мест в государственной иерархии; он теперь живет в своих родовых поместьях, хозяйничает и неустанно изучает Священное Писание и творения святых отцов… Он весь занят религиозным просвещением окрестных крестьян. Успехи его замечены епархиальным архиереем, который предложил ему проповедовать в церкви».

Хотя Лесков и не называет фамилию графа, но, судя по характерным данным, это, вне сомнения, граф Алексей Бобринский. Он подолгу жил в тульской усадьбе. Занимаясь неотложными делами по хозяйству, Бобринский находит время и для устройства духовно-просветительских собраний назидательного общехристианского характера. Крестьяне, рабочие, служащие без какого-либо принуждения стекались на проповеди графа. Среди дворян Тульской губернии тоже ходило немало слухов о необычном проповеднике. Кое-кто из близких друзей даже называл его «русским Спердженом».

Если Лесков с симпатией относился к духовной деятельности Бобринского, то обер-прокурор Синода Константин Победоносцев был настроен откровенно враждебно и свои антипатии к проповедническим трудам Бобринского выражал в переписке с государственными чиновниками. О своем негативном отношении к Бобринскому он направил 26 декабря 1882 года уведомление тогдашнему министру внутренних дел графу Дмитрию Толстому:

«Многоуважаемый граф Дмитрий Андреевич. Я прочел в газетах известие, что на тульских выборах избраны в числе других предводителями: в Богородском уезде – граф Алексей Пав. Бобринский, а в Крапивенском – гр. Лев Толстой. А.П. Бобринский, хотя и был министром путей сообщения, но, как известно, и в то время считался за полоумного. В последние годы он совсем сбился с толку под влиянием В.А. Пашкова и стал одним из самых фанатических проповедников пашковщины. Прошлой зимою он совершал вместе с Редстоком поездку по Испании и Южной Франции, останавливаясь в селах и городах, где оба публично проповедовали. Вернувшись в Россию, он открыл у себя в имении Богородского уезда, дома и на площади, проповеди, на которые созывал народ к общему соблазну, отводя от Церкви и ее учения. О сем была переписка с мин. внутр. дел».

Бобринский завязывает близкое знакомство с Львом Толстым. Они обмениваются визитами, ведут многочасовые беседы о вере, о толковании Священного Писания.

В письме к тетушке Александре Андреевне от 20 марта 1876 года Толстой, делясь впечатлениями от бесед с Алексеем Павловичем, отмечает: «Бобринский очень поразил меня искренностью и жаром своей веры. И никто, никогда лучше мне не говорил о вере, чем Бобринский. Он неопровержим, потому что ничего не доказывает, а говорит, что он только верит, и чувствуешь, что он счастливее тех, которые не имеют его веры, и чувствуешь, главное, что этого счастья его веры нельзя приобрести усилием мысли, а надо получить его чудом. И этого-то я желаю, и об этом писал Урусову…»

Толстой и сам не раз наведывался в поместье к Алексею Бобринскому для продолжения религиозно-философских прений. Во время прогулок Лев Николаевич восторгался живописной природой, созерцал красоты парка. Картины усадьбы Бобринского Толстой воссоздал на страницах романа «Анна Каренина». Родовое гнездо собеседника Толстой изобразил в описании имения Вронского — Воздвиженского.

В начале 1890-х годов Алексей Бобринский и Лев Толстой организовывали совместные кампании помощи населению, голодающему от последствий сильной засухи.

Семью Толстого и семью Бобринского связывали нити родства. Второй сын Толстого, Илья Львович, был женат на Софье Николаевне, мать которой, Софья Алексеевна, и Александра Алексеевна, супруга Алексея Павловича Бобринского, были родными сестрами. Дети Бобринских часто гостили у своей двоюродной сестры Софьи Николаевны в Ясной Поляне.

Дневник его жены

В научном отделе Богородицкого дворца-музея хранится личный дневник жены Алексея Павловича, графини Александры Алексеевны. Супруга Бобринского полностью разделяла его религиозные взгляды и была самоотверженной помощницей во всех начинаниях мужа.

Семейство Бобринских часто выезжало за границу. Дневник Александры Алексеевны охватывает один из периодов жизни в Англии и Франции. Скупые дневниковые записи – это в основном личные переживания матери-христианки, наделенной сердечной верой в промысел Божий. «Наш повседневный лозунг – только вера каждый день», – гласит запись, сделанная во время встречи Нового, 1884 года в Лондоне.

Все молитвы, помыслы и заботы Александры Алексеевны вращаются вокруг проблем, связанных с воспитанием детей. У Бобринских было восемь детей, первенец умер в младенчестве. Дети имели нрав не простой. «Лев вечером молился, чтобы Бог сделал его миссионером в Индии, и, если бы индусы захотели убить его, чтобы ему не побояться, а просить Бога простить их», – отмечает материнская рука. Младший сын более других проникся духом родительской веры. Вместе с матерью он остро переживал по поводу нехристианских увлечений своих братьев. «Сегодня Лев молился: О, Спаситель, пусть Алеша и Димар не блуждают и не повинуются золотому тельцу. Лев сказал: Я нисколько не забочусь о деньгах. Я могу отдать все, даже мою рубашку и ходить голым, ибо от сего времени я принадлежу Господу», – записывает мать.

Алеша под влиянием родителей и местных проповедников со временем решил служить бедным людям делами милосердия. Матушка знакомит его с проповедниками Армии Спасения, пристраивает на работу в христианские миссии.

На страницах дневника можно встретить и краткие упоминания о деятельности мужа. Алексей Павлович весь погрузился в духовную работу. Вместе с западными христианами он готовит к публикации библейские брошюры для России, участвует в благотворительных акциях и богослужебных собраниях Армии спасения. Каждый день супруги Бобринские обходят хибары моряков, беседуя о Боге. У себя в доме устраивают вечерние беседы и чаепития для бедняков.

Из Англии Алексей Павлович путешествовал во Францию, выступал с докладами на духовных конференциях, встречался там со своим единоверцем Василием Пашковым.

«Алексей возвратился загриппованный, но очень счастливый», – записывает супруга. А 30 января 1885 года Александра Алексеевна указала на главный источник счастья: «Сегодня день нашей серебряной свадьбы. Мы реализовали любовь к Богу в прошлом и настоящем».

До золотой свадьбы эта счастливая супружеская пара не дожила. Завершили свой земной путь супруги Бобринские вдали от России. Алексей Павлович скончался во французских Каннах на собственной вилле Святого Георгия 8 октября 1894 года. Там же спустя одиннадцать лет мирно почила в Боге и верная спутница его Александра Алексеевна.

Старая дворянская усадьба в Богородицке хранит память о роде графов Бобринских, который подарил миру государственных мужей, предпринимателей, ученых, духовных и общественно-политических деятелей. Среди них министр-реформатор, заводчик, землевладелец-устроитель Тульского края и неутомимый проповедник Евангелия граф Алексей Павлович Бобринский.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Русско-японская война  как репетиция "Великой войны"

Русско-японская война как репетиция "Великой войны"

Александр Широкорад

Отечественные историки остаются в плену созданных ими мифов

0
3664
Вместо братства – братоубийство

Вместо братства – братоубийство

Владимир Попов

Российские евангельские христиане и Октябрьская революция

0
3220
Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Анастасия Романова

0
1098
Кастрирование красного коня

Кастрирование красного коня

Игорь Яркевич

Ленин, маркиз де Сад и другие уроки революции

0
3919

Другие новости

Загрузка...
24smi.org