1
1899
Газета Печатная версия

04.10.2017 00:01:00

Дом, где мусульмане делают роботов

В каждом районе Москвы может появиться свое "посольство татарского народа"

Тэги: дум рф, центр дар, марат башаров, социальная деятельнось, проповедь, татарстан, мечети


дум рф, центр дар, марат башаров, социальная деятельнось, проповедь, татарстан, мечети Исламский центр шаговой доступности работает под эгидой муфтията шейха Равиля Гайнутдина. Фото агентства «Москва»

В типовой жилой пятиэтажке на юго-востоке Москвы  состоялось торжественное открытие мусульманского социально-культурного центра «Дар» под эгидой Духовного управления мусульман РФ. «Дар» получил помещение в прошлый Рамадан. Тогда ДУМ РФ запросило у мэрии Москвы помещение для социальных услуг мусульманам столицы. Власти столицы в лице вице-мэра Марата Хуснуллина пошли навстречу ДУМ РФ.

Надо сказать, что «Дар», дом для мусульман всех национальностей, в реальности похож на постпредство Татарстана. Художественная часть – картины Равиля Загидуллина, окунающие с головой в татарскую историю и татарский уклад. На стендах татарские музыкальные инструменты и вышитые платки. На памятных досках – грамоты и дипломы школьников-татар. Один диплом присужден за победу в международном творческом конкурсе под названием «Обаятельный Шурале». Шурале – персонаж татарского фольклора, лесной дух, ставший героем поэтической сказки классика татарской литературы Габдуллы Тукая. Произведения Тукая знает каждый татарский ребенок, это такое же достояние татар, как для русских детей – Пушкин. Поэтому, казалось бы, странное «проживание» мифического народного персонажа в мусульманском учреждении можно объяснить тем, что здесь национальный дух явственнее религиозного.

О том, что ислам – мировая религия, а не только достояние татарского народа, в «Даре» свидетельствует немногое. Но существенное. В библиотеке центра, названной именем татарского богослова XIX века Шихабутдина Марджани, много книг, переданных властями Бахрейна, ожидаются книги из Саудовской Аравии. Действующее при центре мусульманское «Мирадио» вещает на русском языке, а в музыкальных паузах звучат песни на языках всех стран, где компактно проживают мусульмане. В момент написания этих строк в эфире звучала композиция боснийского коллектива Rejjan – «Цветок Сребреницы», повествующая о трагическом событии, за которое отправился в тюрьму Слободан Милошевич. Эстрадный жанр транслируемых композиций также не совсем соотносится с представлениями о мусульманах, которых больше связывают с исполнением классических нашидов.

То, что структура муфтия Равиля Гайнутдина продвигает на волнах своего радио песни в жанре «Евровидения» – нетипичный случай. Не столь давно ДУМ РФ распространяло литературу, где музыка и музыкальные инструменты объявлялись харамом – запретным для правоверных, а разрешающие музыку богословские суждения – «вредными нововведениями» (бидъя) и «заблуждениями суфиев». От былого отрицания музыки муфтият Гайнутдина теперь отошел полностью, подтверждение тому – находящийся в студии «Мирадио» синтезатор. А именами некогда опальных суфиев – Галимжана Баруди, Мусы Бигиева и уже упомянутого Марджани теперь названы аудитории центра «Дар».

Наименование «многофункциональный центр» поначалу наводит на мысль, что «Дар» – привычный всем МФЦ, только для мусульман. Глава ДУМ РФ пояснил, что «Дар» не имеет отношения к этническому или религиозному «апартеиду». В центре проводят сертификацию на халяль. И не только. Хоть центр и мусульманский, сказал Гайнутдин, но библиотека «Дара» предназначена для всех желающих, например для студентов – арабистов и религиоведов. По словам муфтия, в библиотеке «Дара» есть книги, которых больше нет нигде в Москве.

Гость церемонии открытия актер Марат Башаров объяснил автору материала, почему он известен не только как герой светской хроники, но и как посол мусульманской благотворительнности. «Все потому, наверное, что меня так родители воспитали, – сказал Башаров. – В советские годы очень многие стеснялись и боялись указывать свою национальность. А я в 16 лет с гордым выражением на лице попросил, чтобы меня записали татарином. Дома у меня говорили на татарском языке, папа примерно лет с четырех водил меня в мечеть. Я думал как-то, какое у меня кредо. Потом вспомнил, что мне говорила всю жизнь мама: «Если в тебя бросают камень, ты бросай едой». Актер хотел бы, чтоб его сын Марсель ходил в «Дар».

В открывшемся социально-культурном центре есть клубы как для детей, так и для взрослых. «Резидентов» тут обучают как в академии – от основ ислама и арабского языка до боевых искусств. Здесь есть даже курсы робототехники. «Потребность женщины вне зависимости от возраста, социального и семейного положения – это общение, признание и уважение», – представляет себя женский клуб «Алия». Там мусульманки еще и занимаются спортом. Создательницы «Алии» выясняли, много ли в Москве мест, где мусульманки могут заниматься спортом «без назойливых мужских взглядов», и выяснили: таких мест в столице нет.

Определение «социальный» предполагает служение обездоленным слоям мусульманского общества. «Дар» – это убежище для трудовых мигрантов и оказавшихся в Москве беженцев-мусульман из горячих точек. Такими убежищами для мусульман традиционно являются мечети – самое «узкое» и больное место в Москве. ДУМ РФ не упускает возможности напомнить: мечетей в столице куда меньше, чем православных храмов. Но опыт с Соборной мечетью Москвы дал понять ДУМ РФ, что чем помпезнее проект, тем он затратнее. Социальные центры типа «Дара» имеют  куда большую отдачу, чем мечети. В мечети мусульманин только молится и общается, а в «Даре» он может также работать, отдыхать и даже жить. Притом не один, а с семьей.

В ДУМ РФ хотят, чтобы аналогами «Дара» власти Москвы позволили одарить каждый район столицы. В условиях затянувшегося кризиса падает уровень жизни не только трудовых мигрантов столицы, но и всех москвичей. Если русскому потребуется помощь в «Даре», то ее окажут, не спрашивая его о вере. Но приобщения к исламу скорее всего будет трудно миновать. Как убедился автор этого текста, в детских кружках «Дара» вместе с татарами, башкирами и казахами занимаются русские ребята, которые вместе со всеми произносят фразу «Бисмилляхи рахмани рахим». Думается, дело не только в нежелании юных русских быть среди сверстников-мусульман белой вороной, но и в факторе «мягкой силы». Витающий в «Даре» приветливый дух татарской общины движет незнакомого с исламом человека узнать, чем живет закрытый для него мир религии пророка Мухаммеда. Мусульманское социальное служение – это и ненавязчивый дагват (призыв) к принятию ислама. Практика показывает, что чем более человек потерян в жизни, тем дагват действеннее.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Вавилонская башня Кремля

Вавилонская башня Кремля

Нурали Латыпов

Язык родных мест – если даже не родной, то близкий

0
2450
Исламский словарь не отличается энциклопедичностью

Исламский словарь не отличается энциклопедичностью

Роман Силантьев

Справочник по мусульманской жизни Татарстана страдает недостатком внутренней логики

0
498
Муфтий Альбир Крганов: Довольно распрей и споров о том, кто из российских муфтиев является "первым по чести"

Муфтий Альбир Крганов: Довольно распрей и споров о том, кто из российских муфтиев является "первым по чести"

Артур Приймак

Глава ДСМР – о татарском суфизме и  мечетях в Москве

0
1650
Миграционные потоки слабо контролируются

Миграционные потоки слабо контролируются

Екатерина Трифонова

Гастарбайтерам обещают хорошие условия труда в обмен на отказ от радикальных настроений

0
1241

Другие новости

Загрузка...
24smi.org