0
505
Газета Печатная версия

06.12.2017 00:01:00

Исламский словарь не отличается энциклопедичностью

Справочник по мусульманской жизни Татарстана страдает недостатком внутренней логики

Роман Силантьев

Об авторе: Роман Анатольевич Силантьев – исламовед, профессор Московского государственного лингвистического университета.

Тэги: айдар хабутдинов, дамир мухетдинов, татарстан, кул шариф, марджани, хузур, ваххабизм, йолдыз, валиулла якупов, талгат таджутдин, камиль самигуллин, камаль зант



21-15-02.jpg











Ислам в Татарстане. Энциклопедический словарь. Сост. и отв. редактор А.Ю. Хабутдинов. – ИД «Медина», Москва, 2017. – 328 с. с илл.

Духовное управление мусульман (ДУМ) РФ вместе с Московским исламским институтом и Казанским федеральным университетом в рамках финансируемой из бюджета программы подготовки специалистов в области ислама выпустило энциклопедический словарь «Ислам в Татарстане», ставший седьмым изданием такого типа. Главным редактором серии словарей является первый зампред ДУМ РФ Дамир Мухетдинов, а составителем и ответственным редактором конкретного тома прописан казанский историк Айдар Хабутдинов.

В коллектив авторов словаря вошли многие серьезные ученые, как российские, так и зарубежные. Естественно, что в словаре есть много интересного. Но одной важной вещи в нем нет – логики. Энциклопедии и энциклопедические словари имеют существенное отличие от сборников статей. При их подготовке нужно составить логичный словник – например, в энциклопедии российских городов следует не забыть упомянуть все города и предусмотреть в зависимости от их размера или известности объем статей. И вот эта тонкость категорически не дается редакторам энциклопедических словарей по исламу. В томе «Ислам в Татарстане» отсутствие внутренней логики заметно особенно сильно. Так, Татарстан славится большим количеством известных мечетей, одна из которых – Кул Шариф – стала его символом. Но статьи про нее мы в словаре не найдем, хотя казанская мечеть Марджани удостоилась даже двух статей – «Мечеть Марджани» и «Мечеть Марджани в советский и постсоветский период». В разделе «Мечети Казани» описано ровно 11 мечетей, которых распределили не по алфавиту, а по внутренней нумерации дореволюционных времен. Больше достойных упоминания мечетей в Татарстане авторы словаря не нашли, хотя ранее отдельно писали о мечетях, например, Вольска и Хвалынска.

Крупнейшим муфтиятом в России по количеству зарегистрированных приходов является ДУМ Республики Татарстан, которому авторы словаря уделили только полстраницы, а вот давно ликвидированной паломнической организации «Идель-хадж» отвели страницу. Еще больше внимания было уделено экстремистской секте файзрахманитов, но вот статью про Совет муфтиев России, который ранее включал в себя Казанский муфтият, а сейчас является соучредителем Российского исламского университета и Болгарской академии, в словник включить забыли. Не повезло и одному из крупнейших в России издательств религиозной литературы – «Хузуру», – хотя дореволюционной книготорговой фирме Каримовых выделили две статьи.

Столице Татарстана в словаре посвящена единственная статья «Казань средневековая», историю же этого города после XVI века, видимо, нужно искать в других книгах. В словаре есть статьи про мусульманское образование в советский и постсоветский период, однако про дореволюционное образование раздела нет.

Авторы словаря настолько упорно избегают темы ваххабизма и терроризма, что порой это выглядит абсурдно. Так, в биографии богослова Валиуллы Якупова не написано, что он был убит именно террористами, а в биографии муфтия Илдуса Файзова вообще проигнорирован факт его тяжелого ранения той же террористической группой. Самое известное татарстанское медресе «Йолдыз» в Набережных Челнах, ликвидированное за подготовку боевиков, упоминается лишь мельком, хотя обо всех других современных медресе написаны отдельные разделы. О подрывах трубопроводов, поджогах церквей, минировании святых источников, ваххабитских бандах, впервые в России применивших ракетное оружие, автопробегах «Хизб ут-Тахрира» сносе ваххабитских мечетей, массовых увольнениях радикальных имамов написана ровно одна фраза: «В 2012–2013 годы было объявлено о ликвидации и арестах ряда представителей радикалов, но в целом ситуация продолжала оставаться стабильной» (с. 106).

Значительную часть объема словаря занимают маленькие, на пять-шесть строчек, статьи об имамах дореволюционного периода, о большинстве из которых точно известны только даты жизни и место служения. Вот их типичный пример: «Абдулгаффар б. Адельшах б. Халил (? – 1852) – рел. деятель. Имам и мударрис в с. Балтаси (ныне райцентр). Учителя – Сагид б. Ахмад б. Хусаин аш-Ширдани, Рахматулла б. Иманкол аль-Мамяши, Нигматулла б. Рахматулла ан-Наласави». Складывается ощущение, что таким нехитрым способом просто набиралось нужное число страниц. Современным мусульманским деятелям повезло значительно меньше – в словник не попали муфтии Татарстана по линии Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ) Габдельхамит Зиннатуллин, Фарид Салман Хайдаров и Фанавиль Шаймарданов, видные деятели ДУМ РТ Сулейман Зарипов и Наиль Сахибзянов. А вот ваххабитский проповедник Камаль Зант попал и удостоился большой благожелательной статьи. В маленькой статье про главу ЦДУМ Талгата Таджуддина подробно изложены перипетии его обучения в Бухаре, однако про избрание верховным муфтием и шейх-уль-исламом нет ни слова.

В статье «Исламоведение в Татарстане» перечислены десятки ученых, однако отдельных разделов из них удостоилось меньше половины. Среди современных исламоведов забыты Лариса Усманова, Дамир Шагавиев, Рафаэль Хакимов, Ринат Беккин, Раис Сулейманов, да и сам действующий муфтий республики Камиль Самигуллин. Может быть, стоило написать пару слов о Болгарской исламской академии и ее профессоре Абдурразаке ас-Сааади – все-таки он сейид, прямой потомок пророка Мухаммеда.

В заключение хотелось бы отметить, что целевую аудиторию вышеописанного словаря определить затруднительно. Высококвалифицированные специалисты, конечно, разберутся в его запутанной структуре, однако ничего нового для себя не почерпнут, а вот все остальные никакого целостного представления об исламе в Татарстане из этой книги не составят. Потому как, по сути, она не словарь, а сборник разнотипных статей, большая часть которых просто перепечатывает списки имамов из сборника «Асар» муфтия Ризы Фахретдинова.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Вавилонская башня Кремля

Вавилонская башня Кремля

Нурали Латыпов

Язык родных мест – если даже не родной, то близкий

0
2972
На родине ваххабизма тепло отнеслись к еврею в саудовской одежде

На родине ваххабизма тепло отнеслись к еврею в саудовской одежде

Артур Приймак

Посетивший мечеть Пророка в Медине израильтянин призывает к миру на всем Ближнем Востоке

1
2138
Имамы дают волю татарскому языку

Имамы дают волю татарскому языку

Андрей Мельников

Мусульманское духовенство Татарстана активно участвует в политическо-лингвистической дискуссии

1
5048
Татарский язык как болевая точка Казанского кремля

Татарский язык как болевая точка Казанского кремля

Глеб Постнов

Общественники и политики далеки от компромисса по вопросу преподавания родной речи в Татарстане

0
4908

Другие новости

Загрузка...
24smi.org