0
1287
Газета Печатная версия

18.09.2018 16:53:00

Бич клерикалов

Беспощадное перо Антиоха Кантемира и прототип его сатир

Тэги: антиох кантемир, клерикалы, сатира, литература


антиох кантемир, клерикалы, сатира, литература Антиох Кантемир бывал особенно остроумен, когда нацеливал свою сатиру на противников официального синодального строя. Неизвестный художник. Портрет Антиоха Кантемира. 1803

По мнению Виссариона Белинского, князь Антиох Кантемир (1708–1744) – «первый светский поэт на Руси». 21 сентября с.г. исполняется 310 лет со дня рождения Кантемира. Образованнейший для своего времени человек, завязавший знакомство с просветителем Шарлем Монтескье, дипломат, бывший русским послом в Лондоне, позже в Париже, отличный знаток древних и западноевропейских языков, он имел переводческую практику, работая также над оригинальными одами и произведениями в других жанрах. Но предпочел в литературе сатирическое амплуа, принесшее ему настоящую славу. Острое перо Кантемира жестоко ранило несправедливых представителей духовенства, как и иных власть имущих.

При его жизни одним из виднейших и влиятельнейших иерархов был архиепископ Георгий (Дашков), упорный противник просвещения. В одной из сатир Кантемир пишет: «Что в науке? Что с нее пользы церкви будет?» Вопрошающим здесь подразумевался, как видится, Дашков. В другой раз читаем подобное разоблачение: «С четками в руках ворчит и вздыхает… сколь семя науки вредно между нами». Сторонник петровских реформ, Кантемир не одобрял Дашкова в первую очередь за его обскурантизм, взяв прототипом героев своих сатир. Вкупе осуждал и других служителей церкви, в первую очередь монахов, из которых выходят князья церкви. Вот откровения Кантемира вне его художественных трудов: «Я чернецов весьма гнушаюсь… гнусный чин» (Цит. по: Антиох Кантемир. Собр. стихотворений. М., 1956. С. 36); «Смеюсь в стихах, а в сердце о злонравии плачу».

Что касается Дашкова, то в декабре 1730 года его, пытавшегося при Петре II возродить патриаршество, лишили сана, сослав в отдаленный монастырь. Он хотел, «дабы Синоду в России не быть» (РГИА. Ф. 796. Оп. 205. Д. 27. Л. 1).

Но многое ли потерял Дашков, с точки зрения Кантемира? Архиерейство для поэта скорее форма, чем содержание. «Епископом хочешь быть – уберися в рясу, – читаем в одной из его сатир, – повесь цепь на шею из злата, клобуком покрой главу, брюхо – бородою, клюку (архиерейский посох. – «НГР») пышно повели везти пред тобою, в карете раздувшися…»

В ссылке Дашков стал схимонахом Гедеоном. Схима схимой, но поэт не верил в монашеский энтузиазм, вкладывая в иноческие уста: «Рад бы скинуть рясу… полетел бы к мясу. Рад к черту в товарищи, лишь бы бельцом быти…» «Бельцом» Кантемир называет представителей белого духовенства в отличие от чернецов-монахов, давших обеты отрешения от всего земного.

В новом своем звании Дашков продолжал раздавать архиерейские благословения, чего не полагалось делать. Он продолжал грезить о патриаршестве. Тогда для надзора за ссыльным послали военных, велев узнать для начала, есть ли у того чернила и бумага. Переписка Дашкова с единомышленниками казалась власти опасной. Когда у него сделали обыск, нашли множество денег и серебра.

В доходах «вся церкви слава», писал Кантемир, подразумевая, конечно, бесславие. Документы Синода содержат факты разорения Дашковым духовных и светских лиц (ОДДС. Т. Х. 1901. № 422). Брал он и взятки. Да, было за что осуждать иерарха, подвергать сатирическому осмеянию. Так, отняв у чиновника Петра Анфимова добротную лошадь, стоившую более 20 руб., Дашков дал взамен другую, которую Анфимов с трудом продал за 3 руб. По жалобе чиновника Синод обязал вернуть владельцу его собственность (ОДДС. Т. XI. 1903. № 57). Дашков обвинялся и в жестокой эксплуатации церковных крепостных. Рабочим из монастырских крестьян, что трудились при его архиерейском доме, «никогда ничего не платили» (Чистович И.А. Феофан Прокопович и его время. – М., 1868. С. 291). В документах Верховного тайного совета за 1726 год сказано, что Дашков «неправо», «противно указам» решил дело о вотчинном крестьянине. Когда конфликтом занялся Синод, туда пришла «фальшивая» копия дела: «Против подлинного многого не явилось» (СИРИО. Т. 56. 1887. С. 538). Подобные детали и подмечал Кантемир. «Мало веры подая священному чину, потеряли добрый нрав», – скорбел сатирик. – Уже свечек не кладут, постных дней не знают…»

Однако нельзя сказать, что Кантемир бичевал поверженного, так сказать, оппозиционера и действовал в угоду властям. Его сатира была нацелена и на духовника императрицы Анны Иоанновны архимандрита Варлаама (Высоцкого), чья неумеренность была на виду. Съел целого каплуна, удивлялся однажды поэт архимандриту, и потребовалось немало венгерского, чтобы запить «жир и сало». Соблазнялся Высоцкий и женщинами: «Жадно пялит… глаз на круглые груди», «И жене бы я своей заказал с ним знаться». Но князь видел не только неправых сынов церкви. Мудрым первосвященником назвал он архиепископа Феофана (Прокоповича), сподвижника Петра и сторонника синодальной системы.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Чтение для карантина

Чтение для карантина

Анастасия Строкина

Спецномер легендарной «Иностранки» посвятили Австрии

0
1268
Детектив ищет запретный плод

Детектив ищет запретный плод

Сергей Макин

Метафоры и аллегории Бориса Акунина

0
2189
Алфавит философа

Алфавит философа

Андрей Мартынов

Афоризмы за вечерним чаем

0
1369
Мальчик

Мальчик

Константин Прозоров

Сказка про то, что однажды можно оказаться совсем одному – в пустом мире

0
1307

Другие новости

Загрузка...
24smi.org