0
2357
Газета Печатная версия

17.09.2019 17:28:00

Майнинговые фермы аль-Багдади

Джихадисты по всему миру активно переходят на криптовалюты

Тэги: джихадисты, ислам, майнинг, валюта, биткоины, криптовалюта, сша, кибербезопасность, теракты, ближний восток, северный кавказ


джихадисты, ислам, майнинг, валюта, биткоины, криптовалюта, сша, кибербезопасность, теракты, ближний восток, северный кавказ Террористы и экстремисты обзавелись анонимными электронными кошельками. Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru

В США усиливают контроль за оборотом криптовалют – в связи с тем, что запрещенные в России «Исламское государство» (ИГ), «Аль‑Каида» и другие террористические организации перешли на финансирование биткоинами. В конце 2018 года арестованная за финансовое мошенничество 27‑летняя жительница Нью‑Йорка Зубия Шахназ созналась в том, что в 2017 году с помощью биткоинов финансировала боевиков ИГ в Турции, Пакистане и Китае. Для этого она оформила мошенническим путем около 16 кредитных карт разных банков. Затем купила биткоинов и других криптовалют на сумму около 63 тыс. долл., обратила сумму в наличные и перевела террористам. В ноябре 2018 года эксперт по кибербезопасности журнала Forbes Никита Малик обнаружила в Facebook и Telegram сообщество «Садака» (в переводе с арабского – «дар», «пожертвование»). Малик выяснила, что «Садака» через биткоины финансирует «Аль‑Каиду». Данный факт укрепил эксперта Forbes в том, что террористы склоняются к выбору биткоина в качестве своего основного платежного средства. В роли банковской системы террористы используют виртуальное пространство Darknet – так называемый темный Интернет, где в основном и происходят операции с биткоинами.

«В 2014 году были сообщения, что боевики ИГ в Ракке проводили международные транзакции с использованием цифровых валют. В январе 2015 года сборщик денег ИГ Абу Мустафа заявил: поскольку правоохранительные органы Соединенных Штатов взялись за проверку основных финансовых платформ, ИГ следует использовать Darknet для сбора средств в цифровых валютах», – говорится в материале Никиты Малик для Forbes. Малик указывает: «Хотя информация о каждой транзакции в цифровой валюте записана в блокчейне, эти данные не связаны напрямую с именами, физическими адресами или другой идентификационной информацией. Это в определенной степени делает цифровые валюты анонимными и усложняет усилия правоохранительных органов по выявлению отдельных транзакций и привязке их к пользователям. Согласно отчету Европола за 2015 год, биткоин фигурировал в громких расследованиях, связанных с платежами между преступниками, и использовался более чем в 40% незаконных операций в Европейском союзе. Поэтому неудивительно, что террористы и преступники используют цифровые валюты для незаконных транзакций».

На основании этих данных замглавы Минфина США по вопросам финансовой разведки Сигал Манделкер заявил: биткоины пока еще новое явление для ИГ, «Аль‑Каиды» и других террористов, объемы финансирования криптовалютами куда меньшие, чем в валютах реальных. Но «скоро можно будет наблюдать куда большие масштабы». «Мы привлекаем огромное количество ресурсов для исследования этого направления», – цитирует замглавы Минфина New York Times. Глава Минфина США Стивен Мнучин призывает к более тщательному международному мониторингу рынка криптовалют на предмет причастности частных майнинговых ферм к финансированию терроризма.

New York Times обращает внимание на следующее. Планированием и осуществлением терактов сегодня занимаются ячейки в несколько человек. Они мобильны и не требуют значительного финансирования. Следовательно, криптовалюты для террористов – очень удобное платежное средство. Например, всего несколько биткоинов, переведенных в 2015 году от частного лица на счет ИГ, при конвертации составили сразу тысячу долларов. Для наглядности – столько на черном рынке в Сирии стоят две германские штурмовые винтовки Gewehr‑3.

«Обналичивание переводов в криптовалютах в условиях театра военных действий, несмотря на связанные с этими валютами определенные технические сложности, не составляет труда, – пояснил «НГР» завотделом международных рынков капитала ИМЭМО имени Е.М. Примакова Яков Миркин. – Нужна частная валюта, выпущенная по определенным правилам и признаваемая миром как деньги, – к примеру биткоин. Также нужны точки перевода этой валюты в наличные деньги. После перевода биткоинов в наличные человек может покупать себе все что угодно ­– вплоть до оружия и фальшивых документов. С нелегальным сбытом всего этого вроде бы никогда не было проблем на Ближнем Востоке. Особенно сейчас».

Очень часто службам финансового антитеррора невозможно отследить начального и конечного получателя криптовалют, сказал «НГР» президент информационно‑аналитического центра «Религия и общество» Алексей Гришин: «Это обусловлено свойствами систем анонимного входа в Сеть: запрещенного в России браузера TOR, других, более новых программ. Экстремисты и террористы сейчас имеют анонимные электронные кошельки, которые могут «висеть» где‑нибудь на австралийских серверах, и поэтому им сейчас несложно финансироваться через криптовалюты. Для транзакций, конвертации в реальную валюту и обналичивания используются банки самых различных государств. Раньше это были страны с пониженным финансовым контролем. Но сейчас даже в офшорных странах – к примеру в Белизе и на Кипре – установлен жесткий финансовый режим, и обналичить серые транзакции там стало очень тяжело. Ведь на конечном этапе криптовалюта должна быть обязательно проконвертирована и обналичена, она не может долго «висеть» в компьютере. Стадии обналичивания, которые еще как‑то поддаются контролю, и пытаются отследить спецслужбы. В случае удачи спецслужбистам удается выйти на одного или нескольких участников цепочки по финансированию террористических групп, которых выявили, как правило, именно при неудачной для них попытке обналичивания. Но эра криптовалют позволяет обойти и эти сложности. На Ближнем Востоке сейчас создаются банки с сомнительной репутацией, которые и обналичивают биткоины. Криптовалюту становится сложнее перевести на Ближний Восток, а уже в регионе нужный человек ее получит, обналичит и выдаст кому надо, не спросив у получателя паспорта».

Кроме присущей Ближнему Востоку коррупции на пути у служб финансового антитеррора стоит еще одна проблема, продолжает Гришин: «США и страны Запада до сих пор делят террористов на «хороших» и «плохих», «своих» и «чужих». Линии финансирования некоторых воюющих на Ближнем Востоке джихадистских групп умышленно не попадают под контроль спецслужб западных стран. Ведь эти группы созданы самими спецслужбами, которые искренне полагают, что «свои» джихадисты у них полностью под контролем. «Чужие» террористы этим пользуются. Они заключают с якобы проамериканскими или еэсовскими группировками договоры о взаимопомощи по финансированию. «Своя» для Запада или США группировка вместе со своими деньгами прокачивает еще финансирование для «чужих» группировок за огромный процент. По сути, весь Ближний Восток сейчас живет на таких откатах и процентах – хотя проценты в исламе запрещены».

«В исламском банкинге есть практика «хавала» – когда деньги, сданные человеком в кредитное учреждение одной страны, через час‑два выдаются нужному человеку в другой стране без предъявления чеков или авизо, по негласному договору доверия. «Хавала», как и многие другие операции исламского банкинга, в теории свободна от налогообложения и контроля спецслужб. Спецслужбы, в том числе ФСБ, ведут с джихадистской экономикой жесткую борьбу. Другое дело, что террористы ежедневно шлифуют свои методы, и постоянно улавливать это спецслужбам очень сложно», – рассказал эксперт.

На Северном Кавказе, откуда идет отток рекрутов в ИГ и к другим террористам, подпольные майнеры биткоинов попадались разве что на том, что воровали у государства электричество. Для большого объема майнинга нужно значительное количество киловатт‑часов. Трансформаторы, от которых подпитываются майнинговые цеха, северокавказские майнеры незаконно врезали в центральные системы электропередачи. Открытые данные о финансировании ИГ из России через биткоиновые операции пока что не обнародованы. Переводы террористам из России проходят в рублях – порой путем простых операций через обычные платежные системы с указанием реального имени получателя. На переводе 10 тыс. руб. через одну из популярных платежных систем разыскиваемому джихадисту недавно была изобличена предпринимательница из Нальчика. В суде Махачкалы слушается дело журналиста Абдулмумина Гаджиева, программиста Кемала Тамбиева и бывшего руководителя благотворительного фонда «Ансар» Абубакара Ризванова. По версии следствия, они сознательно и регулярно переводили деньги на счет подставного благотворительного фонда, основанного разыскиваемым за терроризм Исраилом Ахмеднабиевым (см. «НГР» от 18.12.18). Регулярно фиксируются случаи переводов террористам из самых разных регионов России. Все это проходит «по старинке».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


МИД Китая опроверг обвинения Цукерберга о вмешательстве в выборы в США

МИД Китая опроверг обвинения Цукерберга о вмешательстве в выборы в США




0
187
В Счетной палате назвали неэффективной господдержку Северного Кавказа

В Счетной палате назвали неэффективной господдержку Северного Кавказа

  

0
277
Клинтон ищет "агентов Кремля" среди однопартийцев

Клинтон ищет "агентов Кремля" среди однопартийцев

Игорь Субботин

Демократы напуганы новым поколением политиков

0
386
Американские выборы угрожают фрекингу

Американские выборы угрожают фрекингу

Ольга Соловьева

Участники президентской гонки обещают отказаться от сланцевой добычи

0
440

Другие новости

Загрузка...
24smi.org