0
602
Газета Non-fiction Печатная версия

26.10.2017 00:01:00

Буква или картинка?

Авангардная и парадоксальная идеография Виктора Гоппе

Тэги: искусство, комиксы, концептуализм, линогравюра, самиздат, андрей вознесенский, лев рубинштейн, дизайн, лубок, обои, коллаж, конструктивизм, авангард, эдуард лимонов, сергей михалков


искусство, комиксы, концептуализм, линогравюра, самиздат, андрей вознесенский, лев рубинштейн, дизайн, лубок, обои, коллаж, конструктивизм, авангард, эдуард лимонов, сергей михалков В стихах Андрея Вознесенского звук – важнейший элемент. Обложка книги Андрея Вознесенского «Моя Россия». 2001. Иллюстрация из книги

К каталогу, опубликованному к выставке художника и издателя Виктора Гоппе, не хочется применять сухие слова «отчет», «итог», лучше назвать это сводом работ автора за период с 1993 по 2016 год. Собственно, широкоформатный альбом, фон обложки которого оформлен коллажем из любимых материалов Виктора Гоппе – кусочков цветастых советских обоев и вырезок из старых пожелтевших книг, – рассчитан больше на представление заграничному читателю. Об этом можно судить, исходя из того, что вступительная статья Дмитрия Фомина и сопроводительные тексты к иллюстрациям даны на английском. Впрочем, русский читатель с базовым уровнем языка, знакомый с русской поэзией XX века, без труда прочтет эти объяснения.

Тем более что форзацы книги – это своеобразная ретроспективная автобиография Виктора Гоппе, снабженная рукописными (на русском языке) справками и фотографиями рисунков, скульптур, объектов. Здесь видим, например, фото спроектированной Гоппе барной стойки с выдвижным сектором двери и вообще весь стильный интерьер Picasso bara, мозаику для кафе «Бонифас», объект «Книга-колокол», на который Виктора Гоппе вдохновило творчество Андрея Вознесенского. Есть фото мифических фигур, сделанных в принадлежавшем Гоппе в конце 1980-х керамическом цеху, – «Женщина-лошадь», «Женщина-утка». Хотя, надо сказать, рукописные справочки даны уж слишком мелко, и приходится прилагать усилие при чтении. Впрочем, может быть, это часть некоего хэппенинга – вроде как «не захочешь – не прочтешь».

39-15-11.jpg
Виктор Гоппе. Делающий книги. Каталог с выставки «Виктор Гоппе. Делающий книги» в Ван Аббе Музеум (Эйндховен). – Меппел (Нидерланды): LS NIJMEGEN, 2017. – 80 с.

«Делающий книги» – прекрасное минималистское определение для книжного художника, для человека, который не только сам рисует, но создает полностью книгу как объект искусства. Когда она становится вместе с текстом единым посланием, в то же время отчасти преобразуя, оттеняя, иногда даже хитро выворачивая смыслы. И, конечно, играют роль не только стиль, но форма, материал. В каталоге можно видеть свод произведений Гоппе, сделанных на материале поэтов-обэриутов, концептуалистов, поэтов 90-х, нулевых и настоящего времени. Увлеченный футуризмом, авангардом и конструктивизмом, плакатным стилем, игрой со шрифтами, «окраинной» эстетикой лианозовской школы, Гоппе выработал особый, ни на что не похожий стиль с мотивами русского фольклора, элементами минимализма, абсурда, шаржа и, если так можно выразиться, психоделического лубка. Безусловно, надо помнить, что многие иллюстрации художник делает в своем Издательстве Виктора Гоппе в технике литографии, часто использует «бедные», самиздатовские материалы, среди которых обои, картон, нотные листы, чертежи, вырезки из журналов и газет. Посколько техника недешевая, выходит это все ограниченными, коллекционными тиражами (читайте на стр. 9 в рубрике «Пять книг недели» о новой книге, вышедшей в этом издательстве,  Джон Лесин. Бертолетовая соль: Поэтический комикс). 

Из каталога узнаем, например, про книгу с поэмой Генриха Сапгира «МКХ – мушиный след» 1997 года, опубликованную Виктором Гоппе, как утверждается в книге, впервые. Семь глав поэмы иллюстрированы в двух цветах в технике линогравюры, в жанре коллажа из кусочков коричневой бумаги и газетных вырезок. Или, скажем, книга поэта-лианозовца Игоря Холина 1998 года выполнена с восьмью акварельными иллюстрациями на оберточной бумаге. В книге «Уж Я бегал, бегал, бегал…» Даниила Хармса Гоппе использовал технику шелкографии. Книгу-поэму Андрея Вознесенского «Моя Россия» Гоппе выполнил в форме колокола, подчеркнув этим то, что поэтика Вознесенского основана на звуке; стиль иллюстраций в то же время тяготеет отчасти к фольклору, отчасти к плакату 1930-х годов. 

Сборник стихов для взрослых детей.	Обложка книги Игоря Холина «Веселые слова». 2011. Иллюстрация из книги
Сборник стихов для взрослых детей. Обложка книги Игоря Холина «Веселые слова». 2011. Иллюстрация из книги

Виктор Гоппе делал книги Вагрича Бахчаняна, Дмитрия Бобышева, Евгения Бунимовича, Ивана Жданова, Константина Кедрова, Эдуарда Лимонова, Светы Литвак, Сергея Михалкова, Анатолия Наймана, Самуила Маршака, Евгения Рейна, Льва Рубинштейна, Яна Сатуновского, Андрея Чемоданова и других.

Но важно тут даже не перебирать контент книги, который все равно лучше воспринимать визуально (или еще лучше – визуально и тактильно), а сказать про важнейшую тенденцию эстетики творчества Виктора Гоппе. Почему художник говорит, что сегодня для него интереснее всего именно комикс? Потому, что если видишь ретроспекцию его творчества, то становится понятно – комикс исподволь жил в его творчестве всегда. Все художественные средства – и стремительный конструктивистский полет и зигзаз линий, и фотогазетные коллажные композиции, и фольклорная вязь иллюстраций, которую можно рассматривать как идеографическую карту, и парадоксальные сюжеты с  элементами отстраненного и абсурдного осмысления текста всегда были нацелены на переплетение и слияние. Чтобы слово, буква выглядывали из картинки, а картинка – из слова и буквы.  Наверное, в этом и есть один из самых древних принципов трансляции смыслов, начатый еще с житийных сводов, народной книги – лубка – и продолженный сходными жанрами XX века. 

«Новый» комикс в альбоме «Делающий книги» – одна из последних работ Виктора Гоппе 2016 года «Альбом для Ксении». Это комикс из жизни вымышленной героини – девушки Ксении, рассказывающий о ее взрослении, познании мира, стилизованный под детский рисунок, который как бы выполнен ручкой и фломастерами в тетради школьницы. Но разве не тот же комикс сквозил уже в работе 1998 года – «Венок сонетов» Михаила Кудрявцева или в работе 1993 года – «Гроза» в Кинешме»? Уже в них выдерживается принцип – история в картинках с текстом, где текст и иллюстрации неделимы. Разница только в тоне, концепте и новых персонажах.   


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Песня об уходящем поезде

Песня об уходящем поезде

Андрей Мирошкин

Железная дорога помогает писателю понять душу России

0
883
В красных рубашках с полуоткрытыми ртами

В красных рубашках с полуоткрытыми ртами

Дмитрий Фомин

Ускользающие любовники, расшатанная решетка и ломкие листья: графика к стихотворению Иосифа Бродского

0
394
Змея кусает себя за хвост

Змея кусает себя за хвост

Данила Давыдов

Авангард – не хаос, а культура, устроенная нелинейным способом

0
321
Революция – под носом и на подносе

Революция – под носом и на подносе

Евгений Авраменко

Выставка "Искусство в жизнь. 1918–1925" проходит в Русском музее

0
3306

Другие новости

Загрузка...
24smi.org