0
1035
Газета Non-fiction Печатная версия

10.10.2019 00:01:00

Одним укусом нежити

Федор Михайлович, хлысты и вампиры

Тэги: философия, эпос, старшая эдда, беовульф, сага о нибелунгах, древняя русь, достоевский, бесы, гумилев, мандельштам, цветаева, андрей белый, сумерки, вампиры, фантастика


философия, эпос, «старшая эдда», «беовульф», «сага о нибелунгах», древняя русь, достоевский, «бесы», гумилев, мандельштам, цветаева, андрей белый, «сумерки», вампиры, фантастика Русалки никогда не сулили героям эпосов ничего хорошего. Тарас Шевченко. Русалки. 1859. Национальный музей Тараса Шевченко, Киев

Татьяна Ковалевская решила отобрать идею трансгуманизма у адептов научно‑технического прогресса, утверждающих, что от формы терминаторов с искусственными органами мы неизбежно перейдем к существованию в виде интеллекта в некоторой особой машинной среде, бытию вечному и беспроблемному. Исследовательница доказывает, что стремление к трансчеловечности было свойственно людям всегда, только поначалу она представлялась возможной лишь за порогом смерти: «Европейский героический эпос полон неудачами и провалами и в подавляющем большинстве случаев заканчивается гибелью героя/героев… что ставит читателя перед загадкой явного психологического мазохизма средневековых певцов и их аудитории, желавших, видимо, испытать исключительно чувство безысходности и бесполезности человеческих устремлений». «Поздно уже говорить,/ Все решено;/ Так и произойдет,/ Так как решено ехать;/ Хотя очень возможно,/ Что жить нам недолго» – эти слова Гуннара из «Старшей Эдды» в собственном переводе Ковалевская приводит в доказательство данного утверждения. О том же – предсказание русалок Хагену из «Песни о Нибелунгах»: «Знай, угрожает смерть тебе и всем твоим собратьям…» Полны безысходности и переводы из «Беовульфа». Среди исследователей бытует простой ответ на сложный вопрос выбора героями средневекового эпоса явно смертельного пути: этот выбор попросту парадоксален. Татьяна Вячеславовна советует отказаться от такой трактовки и предлагает новую: герои сознательно выбирают посмертную славу, доказательством каковой и являются песни о них. Таким образом, они словно шагают в новое, посмертное состояние, к некой новой природе.

Представлением о трансгуманизме в христианстве исследовательница называет обожение, или теозис – метафизическую форму новой жизни. «Декларация трансгуманизма» – англоязычный интернет‑документ – говорит о том, что в будущем человечество испытает глубокое влияние развития науки и техники. Именно с помощью человеческих средств люди стремятся достичь божественных свойств – вечной жизни, всеведения, преодоление пространственных ограничений. Но автор указывает на совпадение целей: человечество стремилось к этому всегда, по крайней мере задолго до создания человекоподобных роботов и нейронных протезов. В культуре Древней Руси одни и те же свойства приписываются Богу и князю, почитание князя является залогом и доказательством почитания Бога, а свобода означает неподчинение не только внешнему принуждению, но и греху. В воинских повестях мотив перехода через реку соотносится с мотивом неизбежной смерти, а следовательно, и новой жизни. Личное самообожение героев германского языческого эпоса хоть и противопоставлено жертвенному за князя – или князя за дружину – обожению русских повестей, однако их результат один – бессмертие.

36-15-11.jpg
Татьяна Ковалевская.
Мифологический трансгуманизм
в русской литературе.
Достоевский и Серебряный
век.– М.: РГГУ, 2018. – 208 с.
В произведениях Достоевского тему самообожения, достижения божественных свойств Ковалевская рассматривает как возвращение в активный литературно‑философский оборот языческого постулата воли героя, поступающего по своему усмотрению. Достоевский опровергает этот постулат: «поиски самообожения группкой нелепых «заговорщиков» (в «Бесах») приравниваются к одержимости бесами». В мире, где, по Федору Михайловичу, все перед всеми виноваты и все перед всеми в ответе, достичь новой жизни возможно только всем вместе.

Интересен взгляд исследовательницы на трансгуманизм через поэзию Серебряного века. Трансгуманное существо здесь – поэт, культурный герой, обладающий божественными признаками. Однако как быть со всеми прочими – не очень понятно. Хотя поэт – всегда индивидуальность, в эпоху Серебряного века сделана попытка соединить языческий эгоцентризм героя и христианскую жертвенность Достоевского. Стихи Гумилева, Мандельштама, Цветаевой, интерес Андрея Белого к секте хлыстов рассматриваются в свете достижения нового существования, жажды преобразования в свехчеловеческое существо.

К основному корпусу книги приложены две статьи – «Представление о свободе воли в русском фольклоре» и «Трансгуманизм в новейшей русской литературе». «Приложение 2» интересно теоретическим обоснованием вампирской темы в массовой культуре. Популярность цикла романов Стефани Майер «Сумерки» обусловлена именно трансгуманистическими устремлениями. «История школьницы, которая выбирает между оборотнем и вампиром и делает выбор в пользу последнего, показывает, что человечности уже недостаточно… Концепция «хорошего вампира» – неизбежное должное, отдаваемое остаткам этики, которая все еще косо смотрит на каннибализм, однако неизвестно, сколько продержится такая брезгливость». С этой же точки зрения Татьяна Ковалевская рассматривает «вампирские» серии Алины Илларионовой и коллектива авторов Алексея Пехова, Елены Бычковой и Натальи Турчаниновой: «Трансчеловечность теперь достигается легко – одним укусом нежити».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ёрт бы побрал этих авторов!

Ёрт бы побрал этих авторов!

Валерия Валахова

Открытие сезона Интернационального союза писателей

0
306
Царственный пригород

Царственный пригород

Андрей Мирошкин

Здесь учился Пушкин, творил Гумилев и гуляла Екатерина II

0
563
Это знало мое поколенье…

Это знало мое поколенье…

Игорь Кохановский

Стихи об эхе 37-го года, бесе кривосудия и ненаказанном зле

0
581
«Реквием» Моцарта начинается с адажио

«Реквием» Моцарта начинается с адажио

Игорь Харичев

Фрагмент романа Игоря Харичева «Прошлое в наказание»

0
2388

Другие новости

Загрузка...
24smi.org