0
485
Газета Политика Печатная версия

28.10.2000 00:00:00

У общества пока нет сил защитить свои интересы

Валентина Лапаева

Об авторе: Валентина Викторовна Лапаева - доктор юридических наук, ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ.

Тэги: закон, партии


ПОСЛЕ нескольких лет полнейшего безразличия Государственной Думы и других властных структур к, казалось бы, безнадежно зависшему в согласительной комиссии закону о политических партиях (закон был принят Думой еще в 1994 г., но не одобрен Советом Федерации) в последнее время развернулась на удивление бурная деятельность по разработке нового закона. В Думе срочно готовится несколько вариантов законопроекта, свой проект закона скоро представит ЦИК РФ, всерьез озабочена проблемой и администрация президента.

Над причинами этой внезапной активности не надо особенно ломать голову: слишком уж очевидны интересы активничающих субъектов (как сказал поэт: "И все понятно сразу, ну просто нету спасу..."). Главной чертой, объединяющей все без исключения законопроекты, является их нацеленность на консервацию доминирующего положения в политической системе нескольких наиболее крупных политических объединений, которые получили парламентское представительство на последних выборах в Государственную Думу. В сложившейся ситуации (ослабления демократических импульсов со стороны общества и усиления государственной бюрократии) партии-победительницы спешат закрепить свой привилегированный статус на обозримое будущее, делая ставку на поддержку усилившихся государственных структур, заинтересованных в формировании более управляемой и контролируемой партийно-политической системы.

С этой целью в разных законопроектах в той или иной мере варьируется такой набор средств, как предоставление права участия в выборах только партиям, причем таковыми будут считаться лишь организации, насчитывающие в своем составе от 5 до 10 тысяч членов; предоставление лишь партиям права выдвигать кандидатов на выборах; повышенное (по сравнению с остальными) государственное финансирование партий, имеющих фракции в парламенте; закрепление за этими политобъединениями ряда иных привилегий (автоматическое получение статуса партии и т.п.); введение запрета на региональные партии; легализация; ограничение предвыборных коалиций политических партий и т.п. И хотя ни в одном документе этот набор не представлен полностью, ядро, на котором сошлись почти все инициаторы законопроектов (за исключением фракции "ЯБЛОКО") - признание права на участие в выборах только за крупными политическими организациями, а по сути дела, только за теми, кто сумел (во многом благодаря дефектам законодательства) занять места на политической сцене, - вполне достаточно для того, чтобы надолго заблокировать появление новых партийно-политических объединений и полностью подавить и без того вялотекущий, деформированный бюрократией, политическими кланами, криминалитетом и т.п., процесс реального политического структурирования общества.

Конечно, хорошо иметь крупные партии, выражающие интересы основных слоев общества. Почему бы и не дать таким партиям право доминировать в избирательном процессе (предусмотрев, разумеется, гарантии для представительства интересов меньшинства населения). Но все дело в том, что наши так называемые партии - это либо осколки бывшей КПСС, эксплуатирующие инерцию былой мощи тоталитарною симбиоза партии и государства, либо получиновничьи структуры, вскормленные административным ресурсом, либо небольшие организации демократической ориентации, опирающиеся на еще весьма аморфную поддержку сторонников, явно не готовых дружными многотысячными рядами вливаться в число их членов.

И это при том, что у населения есть колоссальная потребность в новых идеях и политических программах, которые смогли бы объединить расколотое общество. По данным социологических опросов, около 70% населения считают себя центристами. Понятно, что в посттоталитарном обществе представления о центризме у населения смещены к крайностям, однако здесь важна именно внутренняя установка людей, демонстрирующая мощный потенциал центристской позиции. Такая позиция не представлена в нынешнем политическом спектре. И не потому, что нет желающих, их-то как раз всегда было больше, чем нужно. Дело в том, что в силу объективных причин (отсутствие среднего класса и т.п.) в обществе еще не вызрела полноценная центристская идеология, которая могла бы диалектически "снять" антагонизм двух противоборствующих в настоящее время идеологических крайностей, примирив общество с его социалистическим прошлым и указав ему ориентир для будущего свободного социально-экономического и правового развития. Пока наши "центристы" будут механически соединять несоединимое и оставаться "немного" левыми и "немного" правыми (в духе беспомощных эклектических конструкций либерального социализма или коммунистического либерализма), голоса электората будут по-прежнему доставаться не им, а левым или правым, чьи крайности они безуспешно пытаются объединить.

Если закон о партиях, закрепляющий монополию нескольких крупных группировок (в виде своего рода кооперативной КПСС), будет принят, то больше всего от него пострадает та наиболее образованная и деятельная часть общества, которая, с одной стороны, не идентифицирует себя с социальными низами и не ищет поддержки у левых партий, а с другой стороны - не связана с криминалитетом и не участвует в процессах приватизации. Эта часть общества в настоящее время не имеет своих представителей в парламенте и ждет появления политических сип, способных выразить и защитить ее интересы. Навязываемое сейчас политической бюрократией решение проблем многопартийности, игнорирующее интересы этой социальной группы, в перспективе приведет к существенному сужению реальной (а не показной) социальной базы власти, а вовсе не к предполагаемому упрочению этой базы за счет политтехнологических манипуляций по насаждению в стране управляемой "многопартийности", по созданию "партии власти" и т.п.

Судя по всему, закон о партиях в ближайшее время будет принят именно в том виде, в котором он сейчас обсуждается. Ведь на нем "удачно" сошлись интересы всех наиболее влиятельных субъектов политического процесса (корпоративные интересы руководства парламентских фракций и их партий, с одной стороны, и отвечающих за политический процесс чиновников - с другой). Единение позиций различных групп политической бюрократии нашло выразительное воплощение в рекомендациях состоявшихся недавно парламентских слушаний по проблемам избирательного: законодательства, где прошли первую обкатку упомянутые нами идеи будущего закона о партиях. Основной задачей такого закона, как сказано в рекомендациях, "должно стать обеспечение возможности большинству граждан Российской Федерации выразить свои электоральные предпочтения и недопущение дезориентации избирателей при ознакомлении со множеством похожих одна на другую партийных программ".

Здесь дело даже не в том, что в этой формулировке ясно просматривается старый большевистский принцип: кто не с нами - тe составляют меньшинство, с которым можно не считаться. Главное, что нет в обществе того большинства, чьи электоральные предпочтения выражают нынешние партии, монополию которых хотят сейчас законодательно увековечить. Основная масса населения голосует за них по принципу меньшего из всех зол и готова охотно (как свидетельствуют данные социологических опросов) отказаться от выборов по пропорциональной избирательной системе, чтобы реже иметь с ними дело. В заботе же о том, чтобы избиратель не запутался в похожих друг на друга партийных программах (кстати, это весьма высокомерное и неадекватное представление о нашем электорате, который стабильно демонстрирует более ответственное и взвешенное отношение к своему политическому выбору, чем так называемая политическая элита), - ясно просматривается не озабоченность чрезмерным количеством, а боязнь нового качества политических субъектов, боязнь появления конкурентов, имеющих большее право на выражение политической воли народа.

К сожалению, у нашего обществе, самую организованную часть которого составляет сейчас организованная преступность, нет сил, чтобы защитить свои интересы перед лицом мощной политической бюрократии. Но это вовсе не означает, что оно должно отмалчиваться, Ситуация с законом о партиях показывает, что назрела необходимость введения в политическую практику института общественных слушаний по социально значимым законопроектам, которые (в отличие от закрытых от общества парламентских слушаний) могли бы стать трибуной для выражения и согласования позиций всех заинтересованных сторон.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Позиции Тбилиси и Цхинвала по ситуации у приграничного села Чорчана не сблизились

Позиции Тбилиси и Цхинвала по ситуации у приграничного села Чорчана не сблизились

0
327
Назарбаев заявил, что народ Казахстана с огорчением воспринял новость о его уходе

Назарбаев заявил, что народ Казахстана с огорчением воспринял новость о его уходе

0
364
В России запускают систему мониторинга за реализацией нацпроектов

В России запускают систему мониторинга за реализацией нацпроектов

0
943
Гражданское общество проверяют со всех сторон

Гражданское общество проверяют со всех сторон

Иван Родин

Соцопросы показали небольшой рост персональной политизации

0
873

Другие новости

Загрузка...
24smi.org