1
4950
Газета Политика Печатная версия

11.12.2013 00:01:00

История одной амнистии

Кого-то амнистируют уже сейчас, а кому-то придется побороться

Тэги: амнистия, конституция


амнистия, конституция На свободу выйдет не каждый, кто рассчитывал на амнистию. Фото Reuters

Госдума вчера приступила к работе над президентскими предложениями по амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции. Гуманная инициатива Владимира Путина стала следствием серьезного общественного давления. Однако вчера стало ясно, что полностью своей цели оно не достигло. Например, под амнистию подпадают лишь девять фигурантов «болотного дела» из 27, но лишь в том случае, если до ее завершения они получат срок. В статусе же подсудимых в текст амнистии они не попали, как и находящиеся под следствием активисты Greenpeace с Arctic Sunrise.

Депутаты планируют закончить с процедурными вопросами уже на следующей неделе, утверждая, что до 21 декабря соответствующие постановления будут приняты. После этого в течение полугода амнистия и будет действовать. Адресована она в основном двум противоположным группам российских граждан.

Тем не менее они оказались вместе в жерновах правоохранительной и пенитенциарной машины государства. Как сказано в пояснительной записке, «предусматривается освобождение от отбывания наказания и уголовной ответственности наименее социально защищенных категорий осужденных, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, а также лиц, имеющих определенные заслуги перед РФ».

К первой категории президент отнес несовершеннолетних, севших менее чем на пять лет, инвалидов, пожилых мужчин и женщин, а также тех из них, у кого на момент объявления амнистии зафиксированы дети до 18 лет или беременность. Если они совершили нетяжкие преступления в первый раз, то их отправят на свободу в автоматическом порядке не только с зон, но и из-под следствия и суда. Ко второй категории – при соблюдении тех же двух условий – отнесены чернобыльцы, а также военнослужащие и правоохранители, проливавшие за Россию кровь и пот. Однако здесь же выплыли и некие «иные лица, принимавшие участие в боевых действиях либо в действиях по защите Отечества».

Впрочем, одного из этих лиц в нашей стране многие знают. Это бывший министр обороны Анатолий Сердюков, который как раз на днях все-таки стал обвиняемым по части 1 статьи 293 Уголовного кодекса РФ. Под норму амнистии, прописанной президентом, он подходит идеально: статья легкая, по которой даже лишения свободы не предусматривается, никакого рецидива нет, а уж действия по защите Отечества министр осуществляет по определению. Депутат Госдумы из «Справедливой России» Дмитрий Горовцов заявил «НГ», что такое понимание данной строчки амнистии «полностью соответствует действительности». И обратил внимание на то, что впервые видит в такого рода документах подобную «беспрецедентно обтекаемую формулировку».

В других частях постановления об амнистии, кстати, имеются примеры гораздо более отточенных норм. Например, в отношении главного политического процесса последних лет – «болотного дела». Напомним, что нынешняя амнистия в принципе стала его следствием. На Валдайском форуме допущенные туда представители несистемной оппозиции предложили Владимиру Путину проявить милосердие и гуманизм. Президент в общем и целом с возможностью амнистии тогда согласился, ограничив ее рамки своим любимым замечанием – она не будет действовать для тех, кто поднял руку на сотрудников полиции. Тогда же Путин высказался, мол, «болотникам» надо пройти всю судебную процедуру, после чего можно будет говорить о какой-то для них амнистии.

Проект амнистии Совет по правам человека при президенте РФ составил максимально быстро, развернув текст максимально широко. А потом началось долгое ожидание вердикта кремлевских юристов. Пошли даже слухи, что амнистия выйдет на свет после Послания Федеральному собранию, в котором Путин, дескать, обнародует ее пределы. Все это сопровождалось широкой общественной кампанией в поддержку такой амнистии, которая являлась бы больше актом политическим, чем техническим, то есть направленным, по сути, на расчистку мест заключения. В результате в обществе, похоже, начало складываться представление, что Путин может повторить амнистию 1994 года, когда были освобождены старые и новые противники режима – члены ГКЧП 1991 года и главные фигуры «обороны Белого дома» в октябре 1993-го.

И вот теперь, когда долгожданные постановления появились, стало ясно, что Путин давлению не поддался. «Болотное дело» в результате амнистии свернуто не будет. Для этого применена процессуальная хитрость. Скажем, те самые «наименее социально защищенные» категории, подпадающие под предъявляемые амнистией условия, освобождаются на любом этапе контакта с карательной системой – осуждены ли они уже, находятся ли под судом или следствием. А по статье 213 УК РФ «Массовые беспорядки», кроме ее первой части, предназначенной для их организаторов, по амнистии выйдут лишь уже осужденные. Между тем большая часть «болотников» – пока подсудимые. Приговор получили двое – Константин Лебедев и Максим Лузянин. И ни один из них освобожден не будет. Потому что у Лебедева, пусть он признал свою вину и дал показания на лидера «Левого фронта» Сергея Удальцова, – часть 1 статьи 213. А у Лузянина, тоже признавшего свою вину, – совокупность части 1 статьи 318 «Применение насилия в отношении власти» и части 2 статьи 213. По ней он мог бы быть амнистирован, но по другой – ни в коем случае. судя по постановлению. Вечером в понедельник, когда появилась информация о внесении в ГД постановления об амнистии, СМИ поспешили сообщить, что ею воспользуются восемь фигурантов «болотного дела». «НГ» пересчитала более точно – Леонид Ковязин, Владимир Акименков, Дмитрий Рукавишников, Николай Кавказский, Рихард Соболев, Александр Каменский, Олег Архипенков, Анастасия Рыбаченко и Мария Баронова, – получилось девять. Всем инкриминируется часть 2 статьи 212 – участие в массовых беспорядках, кроме Бароновой, у которой часть 3 – публичные к ним призывы. При этом в СИЗО находятся Рукавишников, Акименков и Ковязин. Кавказский – под домашним арестом, Рыбаченко – в эмиграции, остальные – под подпиской о невыезде. Вся эта девятка, подчеркнем еще раз, находится под судом, а стало быть, для них амнистия неактуальна.

О ней можно будет говорить, по самым скромным оценкам адвокатов, не ранее чем через два-три месяца, а может быть, и больше. Ведь суд только пару недель назад приступил к допросу свидетелей защиты, после чего сторонам предстоит ознакомление с почти сотней томов уголовного дела, сообщили «НГ» в «Росузнике». Конечно, защита своих свидетелей может опросить и быстро. Но как будет вести себя обвинение? У него заинтересованности в ускорении процесса нет. Ускорить приговор не удастся даже в том случае, если кто-то из фигурантов в надежде на амнистию решит признать вину. Даже при чисто теоретической возможности такого расклада приговор будет выноситься всем одновременно.

Адвокат Николая Кавказского Вадим Клювгант в беседе с «НГ» заявил, что в тексте постановления очень много неясных моментов, да и опубликованный на сайте вариант не соответствует тексту пояснительной записки. А кроме того, заметим, как сейчас тем «болотникам», у которых есть шансы на амнистию, требовать для себя скорейшего приговора, если другая – неамнистируемая – их часть в этом не слишком заинтересована хотя бы потому, что питает надежду на решение Европейского суда по правам человека о незаконности всего «болотного дела»?

По всей видимости, только после приговора смогут рассчитывать на амнистию и активисты Greenpeace, обвинение против которых недавно было переквалифицировано с «пиратства» на «хулиганство». Ведь статья 213 УК РФ, которая тоже есть в проекте амнистии, также упоминается лишь для осужденных. Телефоны адвокатов экипажа Arctic Sunrise вчера не отвечали, поэтому вопрос о том, готов ли кто-то из экоактивистов признать вину, остается открытым. Властям это, безусловно, было бы выгодно, а иначе бы вряд ли такое интересное уточнение появилось в президентском проекте.

И только «политзаключенные» по еще одному когда-то скандальному делу скорее всего выйдут по амнистии – участницы Pussy Riot Надежда Толоконникова и Мария Алехина. Руководитель правозащитной организации «Агора» Павел Чиков в беседе с «НГ» подчеркнул, что Толоконникова и Алехина «свое уже отсидели и так, а согласие на амнистию от осужденных не нужно – она происходит автоматически и оформляется администрацией колонии или СИЗО». Кстати, именно из-за них, сообщил «НГ» источник в Госдуме, все хулиганы без исключения, сидящие по всей стране, и выйдут на свободу. Если, конечно, они не были злостными нарушителями режима.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Хозяин Белого дома поборется с "детьми-якорями"

Хозяин Белого дома поборется с "детьми-якорями"

Фемида Селимова

Американский президент хочет пересмотреть Конституцию

0
3278
Молдавия  берет курс на НАТО

Молдавия берет курс на НАТО

Светлана Гамова

Пока Додон ведет переговоры в Москве, американские сенаторы уже провели их в Кишиневе

0
2701
Красная черта конституционной реформы

Красная черта конституционной реформы

Алексей Кавецкий

Основному закону России нужно больше буквы, чем духа

0
3668
Греция отвергнет государственное православие

Греция отвергнет государственное православие

Павел Скрыльников

Конституционная реформа оставит священников без работы

0
2772

Другие новости

Загрузка...
24smi.org