3
4099
Газета Политика Печатная версия

12.01.2017 00:01:00

КАРТ-БЛАНШ. Судебно-хозяйственный актив

Об итогах IX Всероссийского съезда судей

Алексей Кавецкий

Об авторе: Алексей Борисович Кавецкий – адвокат, кандидат юридических наук, публицист.

Тэги: всероссийский съезд судей, итоги


всероссийский съезд судей, итоги Фото сайта kremlin.ru

Старшее поколение, несомненно, помнит – в советское время имели место разные формы коллективных руководящих мероприятий: съезды КПСС,пленумы ЦК КПСС и т.д. Среди них – партийно-хозяйственный актив. На них обсуждались хозяйственные вопросы либо напрямую, либо через «партийное руководство» сельским хозяйством, строительством, здравоохранением и т.д. Недавний IX Всероссийский съезд судей, по моему мнению, стал отлично подготовленным «судебно-хозяйственным активом».

По большому счету в этом нет ничего плохого. Делегаты съезда очень конкретно и, несомненно, обоснованно поставили перед президентом Владимиром Путиным, Думой, правительством вопросы материально-технического, правового, финансового, кадрового, информационного обеспечения, внедрения электронного правосудия, строительства новых зданий, проблемы укрепления дисциплины и т.д. С добротным анализом положения дел – статистикой, финансовыми и хозяйственными показателями. И как-то вторым планом ставился вопрос о повышении доверия граждан к суду, фигуре судьи, понятности и убедительности принимаемых судебных постановлений, доступности правосудия. И вообще не говорилось, судя по документам съезда, о налаживании обратной связи с обществом, диалога с теми, ради блага которых и трудятся десятки тысяч судей и их помощников…

Сегодня в программах всех политических партий, политических лидеров присутствуют предложения по реформированию судебной системы. В общественном мнении постепенно, но неотвратимо утвердилось понимание, что создание политически и организационно независимого суда в стране – доминантное условие выхода России из системного кризиса. И предложения эти не отличаются особо друг от друга, сводятся к выборности судей районных судов и мировых судей, автономии в формировании вышестоящих судов и их председателей, привлечению в судейский корпус юристов, не состоящих на госслужбе и т.д. Схемы судебной реформы предлагают Алексей Кудрин и его КГИ, КПРФ, видные юристы, выступившие со статьей «Суд идет. Сам» (Михаил Барщевский, Михаил Федотов, Сергей Пашин, Андрей Клишас) и др. Впрочем, они отсутствуют и в федеральной целевой программе «Развитие судебной системы РФ на 2013–2020 годы». В доведенных до идеальной формы стандартных фразах говорится о необходимости обеспечить прозрачность, доступность, эффективность функционирования защиты прав и интересов граждан и организаций и т.д. и т.п. Делается неубедительное предположение, что «значительным шагом в укреплении названных гарантий будет служить принятие законопроектов, в соответствии с которыми председателю Верховного суда и его заместителям предоставлено право возбуждать надзорное производство при отсутствии жалоб сторон в случае нарушения фундаментальных норм права».

Я, практикующий адвокат, с трудом представляю себе такую ситуацию, когда сторона, зная о существенных (даже не фундаментальных!) нарушениях норм права, не подаст кассационную жалобу. У меня гораздо больше примеров, когда апелляционная и кассационная инстанции просто игнорируют, не замечают доводы апеллянтов и кассаторов, даже не дают правовую оценку доказательствам, рассмотрение и учет которых должны были изменить ранее принятое постановление.

Только один пример. При рассмотрении гражданского дела в одном из районных судов о взыскании стоимости проведенного ремонта автомобиля в пользу страховой компании мы обратили внимание суда, что адреса, по которому якобы находится СТО, не существует в природе. И что? Да ничего. Этот довод суды апелляционной и кассационной инстанций не заметили вообще…

Много говорится и пишется и о том, что апелляционные инстанции не выполняют предписание ст. 327 ГПК РФ о рассмотрении апелляционной жалобы по правилам (фактически) суда первой инстанции. Когда я однажды попросил суд вызвать в апелляционное заседание свидетелей и провести экспертизу (эти ходатайства в первой инстанции были отклонены), судья посмотрела на меня как на идиота и воскликнула: «Вы видели, что в коридоре делается?!»

Чрезвычайно остро ставится в политической сфере, дискуссиях, публикациях вопрос об обеспечении реальной независимости судов от иных ветвей власти. В Конституции, процессуальных кодексах он давно (хотя и неявно) декларирован. А на практике? Можем ли мы привести убедительный пример, когда суд (прежде всего арбитражный) встал бы грудью на защиту бизнеса перед лицом всемогущего государства, когда нарушение прав предпринимателей ни у кого не вызывает сомнения?

В моей практике было все, даже потеря в службе судебных приставов (а взыскать надо было в пользу одного юридического лица крупную сумму – 10 млн руб.) материалов исполнительного производства. А когда юридическое лицо обратилось в арбитражный суд с просьбой выдать новый исполнительный лист, ему было отказано на том основании, что «дело в настоящее время находится в производстве» (кстати, уже четвертый год). Каждый адвокат хорошо знает – таких фактов масса. Почему же причины этих системных явлений не обсуждены и не нашли отражения в материалах съезда?

Еще одна назревающая проблема. Съезд судей одобрил концептуально идею о создании апелляционных и кассационных инстанций судов общей юрисдикции, не совпадающих по юрисдикции с границами административного деления страны. Идея здравая, она позволяет уменьшить административный ресурс давления на суды у региональных властей. Но предлагается создать лишь пять (!) апелляционных судов по всей стране. И что, стороны должны будут ездить в какую-либо далекую региональную столицу? А как же принцип доступности судопроизводства? И не приведет ли эта затея к уменьшению численного состава судей в апелляции?

Все, что можно было предложить по судебной реформе (и на основе нашего опыта, и мирового), уже написано и произнесено. Теперь президенту РФ необходимо принять стратегическое решение и ответить на простые вопросы. Во-первых, в какой степени законодательные и исполнительные органы готовы поделиться своей реальной властью и признать власть судебную в качестве по меньшей мере равной себе? Во-вторых, какие должны быть созданы реально функциональные государственно-правовые механизмы, которые бы не допускали тупикового противостояния исполнительной и судебной ветвей власти в случае их реального равенства, повторения трагического клинча Конституционного суда и президента РФ в сентябре 1993 года? Наконец, в-третьих, какие избрать темпы судебной реформы, как учесть даже не то что молодость – раннее детство нашей демократии, дабы не ввергнуть страну в правовую вакханалию и не отменять (как писал Петр I – «в гневе и позоре») уже принятые правильные – но, наверное, преждевременно – решения (как, например, с юрисдикцией судов присяжных)? Юридическая наука обязана подсказать законодателю обоснованные ответы на эти вопросы.

Само судебное сообщество (как социальная система) не может себя реформировать в этом направлении (оптимизации и минимизации), если исходить из теории управления социальными системами и небезызвестных законов Паркинсона.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Роснефть» получила премию за крупный экологический проект

«Роснефть» получила премию за крупный экологический проект

Сергей Никаноров

Компания второй год подряд становится лауреатом премии Издательского дома «Коммерсантъ»

0
520
Юрий Соловей не против реконструкции одного киноцентра

Юрий Соловей не против реконструкции одного киноцентра

Сергей Киселев

0
159
Аэропорты Кубани — в списке приоритетных проектов

Аэропорты Кубани — в списке приоритетных проектов

Виталий Барсуков

0
442
Москва и Кабул укрепляют новый канал стратегической коммуникации

Москва и Кабул укрепляют новый канал стратегической коммуникации

Андрей Серенко

Россия и Афганистан делают ставку на «дипломатию Совбезов»

0
693

Другие новости

Загрузка...
24smi.org