1
9945
Газета Политика Интернет-версия

23.10.2017 22:39:00

Константин Ремчуков: Выдвинув в президенты свою жену Юлию, Навальный получит доступ к зрителям, как супруг кандидата

Тэги: эхо москвы, фельгенгауэр, сми, пресса, журналист, мединский, диссертация, путин, навальный, собчак, выборы, политика, экономика, общество

Программа "Особое мнение" проводится радиостанцией "Эхо Москвы" совместно с международной телекомпанией RTVi и идет одновременно в прямом радио- и телевизионном эфире. Благодаря этому еe слушает и смотрит не только российская аудитория, но и русскоязычные телезрители в Европе, США и Израиле. Время выхода передачи - вечерний прайм-тайм. Это позволяет обсуждать с заинтересованными слушателями наиболее важные события уходящего дня. Эфир не ограничивается одной темой, затрагиваются все интересующие аудиторию вопросы. Программу представляют авторитетные журналисты радиостанции "Эхо Москвы". Участники программы отвечают на вопросы слушателей, присланные на эфирный пейджер, смс, интернет-сайт радиостанции или заданные по телефону прямого эфира.


эхо москвы, фельгенгауэр, сми, пресса, журналист, мединский, диссертация, путин, навальный, собчак, выборы, политика, экономика, общество

М.Максимова― В студии Марина Максимова. Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», и сегодня его высказывает главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков. Здравствуйте. Хотела сказать «Добрый день, добрый вечер», но если честно, язык не поворачивается сейчас так сказать, потому что, ну, по крайней мере, для сотрудников нашей редакции этот день добрым точно не явился. Я думаю, что наши зрители и слушатели уже в курсе о том, что произошло, причем произошло здесь, у нас в редакции, нападение на нашу коллегу Таню Фельгенгауэр. Сейчас она в больнице. Вроде бы, ее жизни ничто сейчас не угрожает. Она получила ножевое ранение в шею.

Если честно, у меня просто каких-то печатных слов для комментариев в эфире нет, поэтому очень здорово, что это ваше особое мнение. И я бы хотела, чтобы вы как главный редактор большого СМИ, который не понаслышке знаком с такими ситуациями, чтобы вы прокомментировали.

К.Ремчуков― Ну, во-первых, Танечке желаю выздороветь как можно быстрее и вернуться. Я сегодня утром ехал на работу, слушал ее звонкий голос, такой, очень радийный, очень поднимающий настроение. Поэтому, Танечка, выздоравливай.

Конечно, родителям Таниным, папе и маме (я их знаю), которые переживают, и родственникам, и близким людям. Да и всем. Потому что это же шок, это кошмар для журналистов. И не только «Эха», потому что «Эхо» — это общая незащищенность, ощущение любого человека. Ну как? Если с ножом может человек проникнуть и пытаться убить. Покушение на убийство же, я так понял, возбудили, да? Поэтому по этой статье.

Ну и в целом… Ну, мне кажется, что это даже не только журналисты, это в целом сдвиг какой-то произошел в последние годы вседозволенности, что ли. Если не согласен, можно ударить, можно убить. И это такая, опасная, в принципе, вещь, она разрушает социальную ткань сосуществования различных людей. То, что мы различны, это, как бы, правильно. А то, что режим взаимодействия между различными людьми поменялся, вот, в последние годы в сторону неприкрытой агрессии, это факт и он может иметь большие последствия.

Потому что я помню, году в 1982-м я в аспирантуре учился и вдруг приходит коллега и говорит: «Слушайте, на Кузнецком Мосту очень интересная книга Цыпко». Я не помню название книги. Интересна она была тем, что для Советского Союза (это еще, по-моему, Брежнев был жив) у него в сносках… Мы в то время еще читали сноски и сноски к сноскам. ...было написано, что инерция смерти, которая возникла в годы Гражданской войны, породила репрессии 30-х годов. Это была очень глубокая мысль. Потом я читал обоснования различных ученых, но, вот, отчетливо помню там (треть века прошло) «инерция смерти, инерция убийств, инерция взрывов». Это когда привыкает общественное сознание, когда люди не… Ну, они на какой-то момент вздрогнули, возмутились, а потом закрутилась вот эта жизнь.

А потом кто-то приходит и, уже понимая, что люди привыкли к этому, может начинать систематически уничтожать своих противников. Поэтому мне кажется, что… Ну, я в данном конкретном случае не знаю, псих ли он, не псих ли, управляемый псих, не управляемый псих (этот человек).

М.Максимова― Ну, надеюсь, завтра нам что-то более подробно скажут.

К.Ремчуков― Ну, завтра нам никто ничего не скажет, потому что представляете, какая экспертиза будет, потом всякие… Ну, мы знаем, что психов же, действительно, направляют, потому что когда мы читали материалы по убийству Кирова, там тоже убийца его Николаев тоже не отличался психическим здоровьем и в голове у него жили различные картины и его величия, и как использовали его для того, чтобы это величие его он мог подтвердить, и как немедленно он сам был уничтожен. Ну, это, я говорю, просто в жизни мы сталкивались с тем, что поступки психов серьезно меняли вектор развития страны. Репрессии в Советском Союзе массовые и беспощадные начались после убийства Кирова, казалось бы, частным человеком, который страдал психическими расстройствами и ревновал, якобы, Кирова к своей жене, да? А сразу, еще не успели его допросить, а уже сделали вывод, что это троцкисты-зиновьевцы всё это дело сделали.

И после этого выходит постановление ВЦИК о том, что преступления по терактам рассматриваются в ускоренном порядке (пункт №1). Второй, приговор по таким преступлениям приводится в исполнение немедленно. И третий пункт, приговоры по данному роду преступлений обжалованию не подлежат. И получилась такая ловушка, да? Достаточно обвинить человека в том, что он террорист или совершает что-то, и поэтому все, конечно же, у нас были террористы, диверсанты, пособники фашистов и так далее. А всё, вроде, началось в Ленинграде с убийства Кирова.

Поэтому это… Ну, просто я говорю, потому что это волнительная ситуация. Еще раз Тане желаю выздоровления, вам сохранять бдительность всем и… Просто бдительность, вот то, что вы можете себе позволить, это элементарно. Если человек подходит ближе, чем прилично для незнакомого человека, уже пусть включаются у вас сигнальные лампочки, что это неправильно.

М.Максимова― Ну, журналистам сложно в этой ситуации, да? Потому что наша профессия как раз связана с тем, что мы должны общаться и с разными людьми. А скажите, правильно я понимаю, что это какая-то, ну не знаю, новая тенденция, новый виток? Ведь, в принципе, конечно же, это не первое нападение на журналиста, ну, не только в мире, даже в России. Но можно ли говорить о том, что?.. Кстати, Союз журналистов выпустил заявление, в котором сказано, что журналисты Москвы как и всё профессиональное сообщество возмущены этим зверским проявлением злобы и агрессии по отношению к представителю СМИ, которое еще раз показало, насколько информационное поле деятельности стало опасным для здоровья и жизни его работников. То есть это какое-то, вот, обострение сейчас? Что ждать? Что дальше?

К.Ремчуков― Не знаю, я не знаю, что дальше. Более того, мне кажется, что, все-таки, журналисты не являются специфически отдельным и как-то более атакуемым объектом, чем какие-то другие профессии (бизнесмены, там, я не знаю, по национальному признаку). Мне кажется, что ненависть…

М.Максимова― Ну, может быть, такие нападения более заметны?

К.Ремчуков― Ну, это само собой, да? Но, в принципе, вот эта hate (ненависть, английское слово), hate-сайты, сайты ненависти, hate-форумы, где люди упражняются в ненависти, вот это с развитием социальных сетей получило, мне кажется, невиданный масштаб. То, человек либо скрывал раньше, либо на кухне, либо в какой-то компании друзей мог сказать, это, все-таки, было локальное мнение. Сейчас выражение ненависти стало публичным процессом, и безусловно, есть люди, которые сутками находятся на этих Hate-сайтах. Это феномен не только российской действительности, это везде в мире. В Америке Hate-сайты Клинтон, Hate-сайты Трампа, люди не стесняются в выражениях (любого ранга).

Поэтому мне кажется, просто мир.. Мы говорим о том, что все вот эти гаджеты, социальные медиа и интернет изменят мир, и всё время рисуется нам в виде революции блокчейна, которая будет служить на благо человека. А скорее всего, это одно из проявлений уже меняющегося мира, когда актуализация ненависти может являться мотивирующим фактором для поведения людей с нестабильной психикой, там, в осенний, весенний периоды, когда, как говорят ученые, происходит обострение этих ощущений у этих людей.

М.Максимова― А здесь можно что-то?.. То есть и стоит ли это делать или это бесполезно? Потому что звучали уже сегодня несколько, может быть, даже традиционных предложений, там, обеспечить какую-то государственную, может быть, защиту журналистов, если СМИ не могут сами это сделать, или там даже ужесточить наказание за нападение на журналистов. Или это просто ни к чему не приведет, это не нужно?

К.Ремчуков― Ну, вот, давайте предположим, что изменится законодательство (ваша последняя версия), а следствие докажет, что это не было связано с журналистской деятельностью. И чего вы будете делать с этим человеком, да? То есть пострадавший есть (Таня), а вменить этому человеку то, что он именно за журналистскую деятельность, за ее расследования или что-то, нет, потому что там совершенно навязчивые, совершенно другие идеи?

М.Максимова― Давайте перейдем, может быть, не знаю, к не менее опасной профессии независимого политика, по крайней мере, человека, который пытается, во всяком случае, или хочет выдвинуться в президенты. На самом деле, история начала развиваться несколько дней назад, то есть получается в конце прошлой недели, но количество вопросов к вам от наших слушателей и зрителей – масса. Поэтому давайте мы не обойдем эту тему стороной. Речь идет о заявлении Ксении Собчак, которая решила выдвигаться в президенты. Говорит она, что заменит кандидата против всех. Вообще как вы расцениваете ее выдвижение? И правда ли, это кандидат против всех?

К.Ремчуков― Ну, я хотел бы с самого начала сказать, что разница между Навальным и Собчак предельно проста: Собчак – против всех, Навальный – против Путина. Точка. Это и есть главная разница. Потом начинается разница, там, содержательная, судьбы, происхождения, образа жизни, списка достижений на этом пути. Но базовую разницу надо, чтобы все понимали, и мне кажется, это принципиальная разница между Навальным и Собчак: Собчак – против всех, Навальный – против Путина. Точка.

Дальше. Я прочитал, естественно, за эту неделю, ну, всё, что мне попадалось на глаза, даже создал отдельную папку, куда складывал все высказывания. Люди же быстро хотели отреагировать на это событие. И примерно понятен… Ну, все аргументы, в общем-то, уже сказаны. Кто-то говорит «Это хорошо, что она идет, и мы поддерживаем это». И скорее всего, многие люди, там, телезрители телеканала «Дождь» и вообще то, что называли «белоленточниками» и «креативным классом», такой, мягкий вариант оппозиции, конечно, поддержат Ксению.

Есть люди, которые категорически считают, что она предает некое дело оппозиционной деятельности и ее осуждают. Есть люди, которые нейтральны. Есть люди, которые конъюнктурны и уже предлагают… Вот, у нас завтра статья выйдет, там Лёша Горбачёв, наш журналист переговорил с некоторыми политиками, уже предлагают союз с этими партиями. Если она пойдет от партии, то уже меньше голосов ей надо будет собирать (не 300 тысяч, а 100 тысяч). Ну, то есть это большое раздолье.

Есть гипотеза, зачем это Ксении надо за рамками, скажем так, ее исходного мотива, если его еще принимать за чистую монету, что она хочет аккумулировать и подать некий сигнал Кремлю, что надоели. Что это будущее ее карьеры, что это какой-то размен на будущий доступ на федеральные каналы с большими шоу и так далее.

То есть мы видим, что сколько голов, столько и замечательных или не очень замечательных креативных взглядов на Ксению Собчак.

Теперь что касается моего отношения. Я считаю, что в создавшейся реальной политической ситуации, которая объясняется жесткими заявлениями Эллы Памфиловой из Центризбиркома и Пескова, который подтвердил такую позицию, что Навальный по закону на выборы не допускается. Так вот мне кажется, что если принимать это за реальность, то Ксения Собчак предоставила Навальному совершить шаг, который от него никто не ждет, считая его упрямым, упертым, бьющим в одну точку, — выдвинуть Юлию Навальную в качестве кандидата в президенты страны.

Штабы развернуты, активисты есть. Если Ксения будет допущена, то Юлию снять не удастся, потому что, ну, это будет совсем: одну девушку регистрируем, другую нет. Значит, вероятность крайне высока. Но как любой кандидат в президенты должен демонстрировать членов своей семьи… Если бы я шел в президенты, то у меня бы жена была всё время со мной на сцене, и дети были бы на сцене. То супруг кандидата в президенты Юлии Навальной Алексей Навальный – он тоже должен всё время тусоваться рядом с ней, да? На любой сцене. То есть люди, которые пришли на Навального в любом регионе, они видят Навального. Ну и кандидата в президенты.

Дебаты. Вы знаете, что по закону сам кандидат не обязан участвовать в дебатах, он может свое доверенное лицо. Доверенное лицо Юлии будет Лёша, и Лёша будет выступать на всех каналах телевидения, дебатировать и докладывать как муж кандидата в президенты.

М.Максимова― А он по закону это может сделать?

К.Ремчуков― Да, естественно.

М.Максимова― То есть он просто выдвигаться в президенты не может?

К.Ремчуков― Он в президенты не может, а всё остальное он может делать абсолютно в полном, исчерпывающем размере.

Поэтому, вот, я бы, если бы я был его политтехнологом, я бы посоветовал совершить этот шаг, потому что по-любому это беспроигрышная ситуация. Если власти хотят, если предположить, что Ксения – агент властей, если хотят превратить выборы президента в фарс, то, ну, пожалуйста, пусть в этом фарсе будет еще и Навальный присутствовать, и лишняя раскрутка в ходе избирательной кампании не помешает, поскольку узнаваемость Навального в регионах хотя и резко возросла (больше 50%), но не достигла там уровня 90%, что очень важно для такой страны как наша, да?

Поэтому мне кажется, что в этой ситуации надо действовать в соответствии именно с реальностью, которая сложилась, и двигаться. При этом я хочу сказать, что, вот, я в последнее время много книг читал по Лютеру в связи с 500-летием Реформации. Даже это не столько Реформация, сколько 31 октября будет 500 лет как он прибил свои 95 тезисов. Потому что многие ученые считают, что Реформация началась либо раньше в его голове… Потому что до того, как написать тезисы, она уже совершилась у него в голове, да? Тем более, что на тезисы никто не отреагировал вначале. Либо позже, когда начались эти дебаты, эти батлы.

Но что я хочу сказать, вот то, что было новое для меня? Значит, у Лютера, у него была простая как жизнь, наверное, в доисторическое время мысль, что христиан всех делает равным и роднит 3 вещи: крещение, евангелие и, третье, вера. И он считает, что если мы крещены, если евангелие является нашей настольной книгой и мы верим в нашего бога, то никакой разницы между Папой Римским и мной, крестьянином, нет.

Но! Вот здесь совет Навальному. Лютер не стал обращаться и рассчитывать, что ему церковные иерархи (потому что католическая церковь – это была страшно консервативная структура, и туда стучаться не достучишься, да?). Он обратился к гражданским властям Германии, когда он каждому князю сообщал «Послушайте, князь, ну, почему вы должны платить какие-то подати этим? Почему они должны вам там что-то разрешать, не разрешать индульгенциями, прощать вас, не прощать? Вы точно такой, как Папа Римский». И любой князь, который думал «Слушай, ну, я, действительно, в общем-то, козырный парень, не менее козырный, чем Папа».

Вот этот обход лобовой атаки на церковных иерархов со стороны церковного деятеля, а обращение к другому сообществу, гражданскому сообществу с простыми мессаджами, сделал Лютера Лютером, протестантизм протестантизмом, и реформация, и всё, что случилось замечательного, в изменении человека как такового. Реформация лютеранская привела к тому, что есть сегодня современный человек со всей системой базовых ценностей, которых у нас нет.

Поэтому я бы, вот, в честь 500-летия прибитых 95-ти тезисов, посоветовал погибче подойти. Не упираться «Вот, если не я, то никто». Нет. Более того, мне кажется, что если бы реализовывался мой план, то через какое-то время Ксения бы должна была исполнить свое обещание, что если бы Навальный выдвинулся, она бы передала свои голоса ему.

М.Максимова― Ну так если будет его супруга Юлия, то…

К.Ремчуков― А уже так по факту будет. Поскольку Лёша будет везде ходить, выступать и всё, она будет понимать. Ты можешь чего-нибудь говорить формально, но тогда ты палишься очень сильно, потому что ты говоришь «Не, ну это Юля Навальная, я ей никаких обязательств не брала». Это не так. Будет вид, что есть кампания Навального, который со своими мессаджами, со всеми этими выступает, и тогда она должна будет…

Но опять, Навальный не в проигрыше здесь. Если она этого не сделает, это ее будет поражение.

М.Максимова― А разве аудитории их пересекаются? Как раз одна из реакций была, что, вот, Ксения Собчак выдвигается или ее выдвигают для того, чтобы оттянуть голоса у Навального. А есть ли?..

К.Ремчуков― Я понимаю. Мне кажется, что это всё не так, как многие умные коротышки думают, что там есть какие-то нюансы. Мне кажется, в последний год произошло предельное редуцирование смыслов политической деятельности в России до одного – за Путина, против Путина. Ничего другого. Никто не интересуется программами. Там Иноземцев (я читал) будет писать ей программу. Он очень умный парень (Слава Иноземцев), да? Напишет офигительно умную программу, да? Но никто ее читать не будет, потому что для того, чтобы реализовать любую программу, требуется убежденность того, кто стоит у власти.

Мы помним, Горбачёв был убежден в том, что хотели Яковлев и Шеварднадзе по гласности и изменению международных отношений. Там успех. Там, где Горбачёв слабо понимал в экономике и там были сомневающиеся Абалкин, Аганбегян, Шаталов, там ничего у нас в экономике не получилось. Бунич со своим строем кооператоров – там получился провал. И в конце концов, Советский Союз ушел.

Гайдар либерализовал цены и нужны были твердость, Ельцин, который его всячески поддерживал, чтобы выдержать. Когда все вот эти бюрократические лоббисты приходили, они говорили: «Совсем нет оборотного капитала, зарплат нет. Борис Николаевич, давайте, так нельзя. Это никакая не реформа». Им хотелось денег живых, да? Они производили всякую ерунду, которая никому не нужна. Идея-то Гайдара была такая: ты хочешь продать, по той цене не покупают, ты вынужден снизить цену, да? А они не снижали цены, они пролоббировали, что через 11 месяцев Гайдара выгнали.

Гайдар был премьером (исполняющим обязанности) всего 11 месяцев, потому что был лоббизм. Поэтому я не верю даже в реализацию программ, которые напишет другой человек, а не ты. У нас такая страна, где президент если хочет чего-то сделать, он должен быть убежден, потому что это очень тяжело принимать решения, когда ты один на один с лоббистами и тысячи умнейших аргументов.

М.Максимова― Но тут наши слушатели опасаются то, что вы не боитесь, что и Юлию посадят? 

Нельзя пройти мимо еще одной темы, которая плавно перетекла в эту неделю с недели предыдущей, и касается она степени министра Мединского. И здесь масса всего, что сегодня было сказано, объявлено. 60 членов РАН выразили свое возмущение в связи с решением ВАК оставить Мединскому докторскую степень. Здесь и председатель Экспертного совета ВАК по истории Уваров написал заявление об уходе. Что к чему? Вот, к чему это всё, вот, куда это идет?

К.Ремчуков― Ну, мы говорили, наверное, пару недель, а, может, и три, когда я здесь был, на эту тему, и я высказывал точку зрения, что Экспертный совет является ключевым институтом либо звеном, либо узлом, который отвечает за экспертизу научности. И когда Экспертный совет рекомендовал лишить этой ученой степени Мединского, но сказали, что это будет утверждать Президиум ВАК, казалось, что дело предрешено по одной простой причине, что Президиум ВАК состоит не из профильных экспертов, которые руководствуются научным мнением. Экспертный совет руководствуется научным, а они руководствуются всеми другими соображениями – общественно-политические, человеческие, какие угодно.

И то, что этот Президиум ВАК дезавуировал решение Экспертного совета, получается, что он дезавуировал, собственно, ядро всей вот нашей системы, которая верифицирует, является ли эта работа научной или это просто является текстом, который не имеет отношения к науке. Тем более незадолго до этого вскрылись обстоятельства, 2 фотографии я видел автореферата с одной и той же датой. И это тоже серьезно, с моей точки зрения, потому что вот когда люди защищают диссертации, всегда очень сложно с оппонентами договориться, что через несколько месяцев они именно будут в Москве и придут на защиту. Потому что требование это всю жизнь с советских времен достаточно строгое, что если оппонент не будет тот, который уже в автореферате указан был, то это не механическая замена оппонентов: нужно опять проводить заседание Ученого совета, который назначит этого оппонента, и происходит отсрочка. А там и на том листе, и на другом листе автореферата было одно и то же число, когда должна была состояться диссертация, но совершенно разные виды.

И наконец, последнее, что, оказывается, в 2016 году, в феврале, по-моему, был директивный документ самого Министерства образования, который регламентирует механизм разрешения споров либо конфликтов между Президиумом ВАК и Экспертным советом. Там сказано, что если мнения расходятся, то не может быть принято такое решение, какое было принято на прошлой неделе, а должна быть создана согласительная комиссия, состоящая из представителей того и другого органа, которые должны вернуться. То есть еще одно нарушение.

Поэтому сегодня, кстати, помимо этих ученых из Академии наук, я так понял, по-моему, он «Общественный совет» называется, который тоже высказался против.

Поэтому я думаю, ситуация будет продолжаться, и она не имеет…

М.Максимова― То есть это точно не конец еще?

К.Ремчуков― Это точно не конец, потому что если нарушаются собственные документы… Предположим, да, вот, по существующим… Хотя, это неправильно, но Президиум ВАК говорит «Нет, он заслуживает». Тогда вы сами же создали бумагу, в которой написано «В этом случае, если вы разошлись мнением с Экспертным советом, создавайте еще одну комиссию из экспертов и давайте аргументы». И поскольку, все-таки, Экспертный совет какую-то логику и аргументацию привел, а Президиум не привел никакой, то это тоже не выдерживает никакой критики.

Поэтому ситуация усугубляется для министра Владимира Мединского, потому что он находится в центре скандала, в котором он демонстрирует, что ему просто хочется быть доктором наук, а не просто быть автором книг, которые он считает замечательными и которые многие другие люди, включая из Президиума ВАК, могут считать замечательными (книги). А речь идет о диссертации, о научной работе докторской с требованиями, что это должно быть целое направление в науке. Докторская – это не кандидатская, там должна быть решена одна проблема, но проблема! Почему нельзя в кандидатских писать, что это проблемы, да? Потому что если доктор должен решить одну проблему такого значения, то как кандидат может решить проблему?

Поэтому в этом смысле я думаю, что ситуация будет развиваться.

М.Максимова― Скорее даже накаляться. Мне кажется, у него путей к отступлению-то уже нет.

К.Ремчуков― Нет, ну, сейчас… Теперь в данной ситуации, когда они сами нарушили регламенты, дело должно выйти за рамки министерства, оно выйдет, я думаю, в кабинет министров.

М.Максимова― Ну, значит, точка не поставлена, будем следить за развитием этих событий. Конечно же, я думаю, что министр Мединский будет сопротивляться до последнего, но… Хорошо. Вот, наши слушатели пишут: «А Мединский пишет вразумительно». Но опять же, разница: писать книжки вразумительно или докторскую.

К.Ремчуков― Еще раз говорю, как автор книг… У нас же огромное количество хороших, вразумительных авторов книг. Это очень хорошо. Но автор книг…

Понимаете, дело в том, что история – это очень… Ну, в общем-то, она наука и она имеет значение. Я, вот, любительски увлекаюсь историей, заинтересовался Сократом и вынужден был в последние месяцы прочитать несколько книг про Сократа. И с удивлением и огорчением для себя понял, почитав много книг… Даже пришлось Кембриджскую энциклопедию купить – там 6 томов, в которых описывались коллизии V века до нашей эры, что в V веке до нашей эры люди пришли к огромному количеству выводов, к которым мы порой еще не пришли. В том числе и отношение к истории. Уже в V веке до нашей эры усилиями Геродота и Ксенофонта человечество поняло, что историю творят не боги, как минимум не только боги, а и люди. И если эта история описана или написана историками, то каким-то образом эти тексты имеют воздействие на людей даже через столетия. Они могут быть мотиватором каких-то поступков.

Второе, в этот момент уже развилось гражданское общество, уже какие-то процессы публичные, демократия, голосование, уже люди начали ощущать себя способными организовываться в сообщества, у которых есть точка зрения, которая будет представлена. И наконец, третье, появились такие люди как Сократ шибко умные, которые вдруг выявили конфликт между самыми умными людьми в обществе и демократической процедурой. И они сказали, что те, кто нравятся народу, никогда не будут вашими руководителями. Значит, руководить страной будут идиоты, по крайней мере, не самые умные люди, потому что, оказывается, потребности народа – они идиотские. То, что они хотят видеть в своем избраннике, на самом деле, умного человека недостойно (то, что они хотят видеть). Поэтому вот этот конфликт… Собственно, Сократа и приговорили к смерти, он принял яд и умертвился, потому что он тотально был разочарован в демократии.

Поэтому когда сейчас мы в XXI веке удивляемся, почему самые умные люди не могут быть президентом страны при демократических процедурах, то удивляться не стоит.

М.Максимова― Давайте, раз уж мы заговорили об истории… Я понимаю, что тема, наверное, уже у всех завязла на зубах, но буквально, вот, через 20 минут в Санкт-Петербурге начинается официальная (мы дошли до этого этапа), официальная премьера фильма «Матильда».

К.Ремчуков― Ну, я могу пожелать, чтобы никто не пострадал, чтобы никого не подожгли, не побили, не напали и чтобы, все-таки, сигнал, который был послан за счет задержания вот этих активистов, был услышан другими активистами, и правоохранительные органы обеспечили безопасность наших людей в кинотеатрах. Вот, больше всего огорчило бы, если бы еще кто-то пострадал физически.

М.Максимова― Ну, в Москве 26-го числа, насколько я понимаю, через несколько дней тоже. Скажите, вас как-то заинтересовало? Вы пойдете, посмотрите, я не знаю, в кинотеатры или дома?

К.Ремчуков― Если будет время, посмотрю. Конечно, посмотрю. Ну что? Я из вредности посмотрю. Я…

М.Максимова― То есть, все-таки, работает, да? «Назло посмотрю».

К.Ремчуков― Послушайте, я Учителя не считаю крупным режиссером, да? Он хороший режиссер, но у него нет метафизической глубины, с моей точки зрения. Но сейчас, конечно. Другое дело, что я в кинотеатр не пойду – я найду какой-то другой способ. Но посмотрю.

М.Максимова― Я думаю, что можно будет купить как-то там.

К.Ремчуков― Да, да.

М.Максимова― То есть довели вас.

К.Ремчуков― На Apple TV, я думаю, появится, да.

М.Максимова― Ну, я думаю, что, наверное, таких как вы будет достаточно людей, которые, может быть, даже и не хотели, и не знали, и не слышали, но теперь пойдут обязательно. Я, вот, кстати, точно. Я решила, что я обязательно пойду. Тоже не знаю, в кино или нет.

У вас какие-то интересные книги.

К.Ремчуков― Да, я хотел 3 книги порекомендовать. Они хорошо, легко написаны, но в них есть нечто общее.

Значит, первая книга – это «Blockchain Revolution» («Революция Блокчейна»). Вторая книга – «Готов ли ваш компьютер для облака?» И третья – «Основы облачного компьютинга», то есть вычислений.

Фактически речь идет о новых технологиях, базирующихся на том, что по-английски называется cloud-based.

Что меня поразило во всех и что сделало общими эти книги? Что первая часть книг посвящена подробному рассказу о тех правовых гарантиях, которые должны быть у всех участников этой облачной экономики. Это поразительно. Это все риски, которые связаны, какие гарантии берет государство, регулятор, как нельзя проникать. Поскольку если любой будет проникать в эти облачные системы, то у нас не получится ничего. И никакие соображения безопасности со стороны государства о том, что мы хотим знать, чего у вас там, они не принимаются в расчет.

Значит, эти книги легко написаны и, мне кажется, будут полезны для того, чтобы понимать, в чем суть всего вот этого абсолютно нового рывка в технологическом развитии планеты с этой общей вещью, что если баланс сил между соображениями безопасности и свободы, которая нужна для того, чтобы развивались современные сектора экономики, будет по-прежнему клониться в сторону безопасности, то никакой ни цифровой экономики, ни блокчейновой экономики, о которой в последнее время в рамках своей избирательной кампании говорит Владимир Путин, окруженный молодыми счастливыми лицами будущих жителей нашей страны, не получится. Поэтому очень рекомендую эти 3 книги.

М.Максимова― Это было особое мнение Константина Ремчукова. До свидания. Берегите себя.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Егор 17:53 24.10.2017

"Выдвинув в президенты свою жену Юлию, Навальный получит доступ к зрителям"---Следовало ожидать подобного в выдвижении в президенты Алексея Навального,фарс превращается в откровенную клоунаду:"Весь вечер на манеже коверный Навальный". Это возможно только в РФ,гд серьезное дело судеб миллионов людей превращают в балаган.Весь мир будет ржать.Жулики привыкли к махинациям.Обычно прячут за женой недвижимость,а здесь авантюрист прячет свое президентство.Наш наивный народ и это проглотит.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Путин сообщил Асаду о скором конце войны

Путин сообщил Асаду о скором конце войны

Александр Шарковский

В противостоянии Запада и Востока наступает новый виток

0
805
Кампания Собчак  уже сталкивается с препятствиями

Кампания Собчак уже сталкивается с препятствиями

Дарья Гармоненко

Для предвыборных штабов оппозиции в регионах, как всегда, не хватает помещений

1
3261
В Калмыкии приняли закон о кадровой революции

В Калмыкии приняли закон о кадровой революции

Андрей Серенко

0
919
Титова просят отказаться от поддержки Путина

Титова просят отказаться от поддержки Путина

Алексей Горбачев

Партия роста определяется с форматом своего участия в президентских выборах

1
12859

Другие новости

Загрузка...
24smi.org