1
12268
Газета Политика Интернет-версия

30.10.2017 22:22:00

Константин Ремчуков: На встрече с правозащитниками выплыл базовый тезис Путина: ничего не менять, но можно подумать

Тэги: путин, власть, правозащитники, репрессии, администрация президента, трамп, сша, экономика, ценности, капитализм, клинтон

Программа "Особое мнение" проводится радиостанцией "Эхо Москвы" совместно с международной телекомпанией RTVi и идет одновременно в прямом радио- и телевизионном эфире. Благодаря этому еe слушает и смотрит не только российская аудитория, но и русскоязычные телезрители в Европе, США и Израиле. Время выхода передачи - вечерний прайм-тайм. Это позволяет обсуждать с заинтересованными слушателями наиболее важные события уходящего дня. Эфир не ограничивается одной темой, затрагиваются все интересующие аудиторию вопросы. Программу представляют авторитетные журналисты радиостанции "Эхо Москвы". Участники программы отвечают на вопросы слушателей, присланные на эфирный пейджер, смс, интернет-сайт радиостанции или заданные по телефону прямого эфира.


путин, власть, правозащитники, репрессии, администрация президента, трамп, сша, экономика, ценности, капитализм, клинтон

А.Соломин― Здравствуйте. В эфире «Особое мнение», сегодня эту программу веду я, Алексей Соломин. И у нас в гостях главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков. Константин Вадимович, здравствуйте.

К.Ремчуков― Добрый вечер, Алексей.

А.Соломин― Владимир Путин проводит заседание с Советом по правам человека, разные темы поднимаются. Я хотел обратить ваше внимание на его комментарий по делу Никиты Белых. Некоторые издания, в частности, «Ведомости» прямо цитируют, что Владимир Путин указал на позицию, выразил сомнения в позиции защиты Белых. Вы знаете, что он… Он же, по-моему, не комментирует судебные дела в принципе, а здесь зачем-то высказался. Вот, есть впечатление, что если Владимир Путин высказывается по такого рода делам, значит, он зачем-то это делает.

К.Ремчуков― Ну, можно исходить из того, что какая-то доказательная база есть у самого Путина, и он ее транслирует, ну скажем, правоохранительным органам, чтобы настраивать, да? Но может быть по-другому – что сама позиция Путина, особенно перед таким мероприятием как встреча раз в год с весьма свободными и раскованными членами Совета по правам человека, которые могут задать любые вопросы, готовится и его позиция формируется тем, что они запрашивают позицию у соответствующих правоохранительных органов как в случае с Белых. То есть приблизительно… Там, Кириенко готовит такую встречу, до этого там Володин готовил такую встречу, да? Они примерно знают темы, по которым выступают все члены этого Совета, и знают с точностью до 99%, я думаю, вопросы, которые будут подняты. И все вопросы, которые будут подняты, они вырабатывают линию ответов, имея в виду, что эти ответы услышат все люди всех ориентаций, всех рангов. Вот.

Поэтому его оценки сегодня – они, да, действительно, были такими, какими он их делает, потому что, как бы, вызов состоит в том, что вы должны, ну, занять позицию и сказать, что не так в его словах. Например, по Никите Белых, да? Он говорит «Странно. Согласитесь, странно, что губернатор берет деньги от бизнесмена не в Кирове, в Москве. Не в кабинете, а в ресторане». Хотя, в кабинете когда чиновники берут, так же плохо. «И не в рублях, а в долларах», как будто рубли более, как бы, смягчающее обстоятельство. Правда же странно?

Значит, отсюда такой ответ. Явно он подготовленный, поскольку все вот эти позиции, да? Он предполагает, что если там есть кто-то, ну, например, Алексей Соломин, который говорит «А мне не странно это» или он говорит «А проведите опрос на «Эхо Москвы», Алексей, и задайте…»

А.Соломин― Кому покажется странным?

К.Ремчуков― Нет, задайте вопрос слушателям, считаете ли вы нормальным, чтобы чиновники (губернаторы) безнаказанно могли брать крупные суммы денег от бизнесменов в ресторанах, а после этого объяснять, что эти деньги пойдут на какое-то благое действие.

То есть в этих ответах, вот, все ответы, которые я видел на ленте ТАСС сегодня, они все содержали в себе установочное… Немедленно… Как в спорте говорят, «переход от обороны в атаку немедленно».

То же самое было по Тане Фельгенгауэр, да? То есть, вот, пока следствие не закончено, мы еще не знаем, псих он или не псих. Если это психически ненормальный человек, мы понимаем, что у него не будет же наказания, да? Психов же не сажают, по-моему. Правильно?

А.Соломин― Их отправляют на принудительное лечение.

К.Ремчуков― Да, лечение. Ну, это не уголовное наказание, а принудительное лечение. Что он гражданин Израиля, что он сформировал свою повестку, в том числе повестку ненависти в другой стране. Это всё, что Путин сказал, да?

Значит, каждый тезис его выступления – он был, вот как в спорте, быстрый переход от обороны к нападению. Он уже нападать начинает, потому что он, как бы, говорит «Он чего, не гражданин Израиля? Он что, разве не сказал, что он всё время слушает «Эхо Москвы», потому что другие СМИ не считает приемлемыми?» Тем самым, как бы, бумерангом летит в ваш адрес на фоне разгоревшейся полемики последних дней фраза «Так, может быть, вы его настропалили и сделали его ненавистным?»

Поэтому… Вот, не видел сам встречу Путина с этими ребятами, но вот те там, наверное, 12-14 сообщений ТАСС, которые я прочитал по конкретным вопросам, я видел, что он был подготовлен буквально, вот, слово в слово, что надо говорить. Это не было неожиданным, и все его ответы были такими, которые позволяют сформировать позицию его сторонникам по каждому пункту заданных вопросов.

А.Соломин― Подготовлен своими советниками, вы имеете в виду?

К.Ремчуков― Советниками, да, потому что он даже всё то, что касается, допустим, митингов, да? Он говорит «Да, я понимаю, что многим не разрешают там губернаторы проводить митинги оппозиции в центре города, и загоняют их куда-то. Но с другой стороны, — сразу раз, ответ, — но с другой стороны, а правильно ли будет из-за того, чтобы пиар делать себе и шум, разрешать всем дестабилизировать ситуацию в центре города, передвигать движение, чтобы люди злились, вызывать ненависть там?»

А.Соломин― Ну, он, по-моему, говорит, что не позволим. То есть он даже не спрашивает.

К.Ремчуков― Не-не, он, по-моему, задал. Ну, мне так показалось, что он задает вопрос «А до какой степени?» На какую-то часть вопросов новая вещь. Я, вот, услышал, она звучала так примерно: «Надо внимательно промониторить ситуацию и скорректировать что-то». Это всё время надо делать. Промониторим, не спеша, и примем какое-то решение, надо ли нам менять действующий порядок или не надо.

То есть он дал все методологические указания всему своему аппарату, всем своим министрам, людям из администрации президента, как надо действовать. Критикуют? Не надо сразу ступать и говорить там «Да, это неправильно», потому что на встречах очень сложно держать такую позицию. «Давайте проанализируем, не спеша, и потом придем к выводу, надо нам менять что-то или не надо», — это такой ответ. Мне кажется, что он учит в том числе и губернаторов, как взаимодействовать с народом. Поскольку сейчас его плеяда пришла к власти и чтобы не было как у этого Калининградского парня немедленный ответ на предложение людей «А почему – «По кочану»... Ну, вот, чтобы «По кочану» не было, надо отвечать теперь так: «Да, интересно ваше соображение, но давайте, не спеша, изучим его и посмотрим, надо ли менять существующую практику или нет».

А.Соломин― Дает возможность людям взять какую-то манеру поведения. А вам не показалось, что?..

К.Ремчуков― Это не только манера, это и содержательные вещи: менять ничего не надо.

А.Соломин― Надо посмотреть и подумать.

К.Ремчуков― Надо посмотреть, подумать, но базовый тезис – «Ничего не меняйте», потому что мы строили не для того, чтобы менять просто потому, что приходят раз в год правозащитники и начинают чего-то там требовать.

А.Соломин― А вам не показалось, что как раз в вопросе Белых с его стороны была даже некая, ну, сознательная или несознательная подсказка стороне защиты в том смысле, что «Ребят, вы пытаетесь объяснить, что человек не брал взятку, но остается непонятным вопрос, а почему он брал эти деньги вот так не патриотично, в долларах и в ресторане? Вот, типа, ребят, объясните вот этот момент, и тогда, может быть…» Это я за него домысливаю, да? «И тогда, может быть, я свою позицию более четко буду представлять».

К.Ремчуков― Ну, давайте на вашей совести оставим этот домысел. Лёш, в нем нет большой логики. Я фактически в его словах услышал мотивацию, почему Никита Белых утратил доверие в глазах Путина. Точка.

А.Соломин― Именно из-за этого? Из-за того, что он?..

К.Ремчуков― Ну а как? Кэш брать. Я ж тебе говорю, задай завтра вопрос на «Эхо Москвы» «Вы считаете, чтобы чиновникам нормально было?» Он же в самое сердце бьет того, что люди не приемлют.

Ты согласен будешь, если начальник управы, губернатор или мэр будут брать кэшем деньги и?..

А.Соломин― У меня возникнут вопросы в принципе, почему он брал деньги, но не вопрос, в какой валюте он брал.

К.Ремчуков― То есть ты не против?

А.Соломин― Нет, вопрос в том, почему он брал деньги?

К.Ремчуков― Нет, я ж говорю, смешным звучали 2 вещи для меня. Ну, они не совсем логичные. Это не кабинет, потому что взяточников в кабинете сколько угодно было на нашей памяти, да? И чем рубль, твердая валюта, очень твердая (она сейчас по доходности на первое место за сегодняшний день вышла среди валют, а не доллары). Да?

А.Соломин― Да. Константин Вадимович, сейчас разворачивается много событий вокруг вновь предвыборной истории в США. Сегодня обвинения были предъявлены и Полу Манафорту, и Рику Гейтсу, людям, которые стояли за организацией предвыборной кампании Дональда Трампа. Объясните нам, пожалуйста, что сейчас происходит? Вот, в какой точке кипения этот процесс находится? И будет ли он спадать, будут ли они успокаиваться? Или он будет разворачиваться, вот, всё с более серьезной силой?

К.Ремчуков― Мое мнение о том, что процесс атаки на Трампа будет затухать, поскольку там всё меньше и меньше будет фактов, на которых держалась вся информационная политика последнего года. Ну, вот, в частности, Манафорт, да? Столько было слов сказано о том, что это сговор с Россией. А выяснилось, что из всех 12-ти обвинений, предъявленных ему и его партнеру, Россия отсутствует полностью во всех 12-ти, да? И есть обвинение в возможном сговоре, по-английски слово «collusion» с Украиной, с украинским правительством, и лоббирование в интересах правительства Януковича и Партии Регионов. Ну, там другие обвинения связаны с отмыванием денег.

А.Соломин― Да, действия в качестве иностранного агента без соответствующей регистрации.

К.Ремчуков― Да. И обман.

А.Соломин― Но там (НЕРАЗБОРЧИВО) против США там было.

К.Ремчуков― Да. Вот. Поэтому мы видим, что вот на Манафорте как очень короткое время человеке, бывшем в команде Трампа (очень короткое), конечно, там нету ни одного конца, ведущего к его избирательной кампании. И не случайно Трамп в Twitter’е написал, что «Вот, ребята, смотрите, что ничего нет такого. Всё, что делал Манафорт, всё случилось задолго до того, как я пошел в президенты».

Но в последние 2-3 недели в Америке развертывается кампания обвинения Хиллари Клинтон, и требуют и Дональд Трамп, и республиканцы провести расследование вплоть до обвинения вот как раз в этом collusion, сговоре Хиллари Клинтон с Россией по нескольким основаниям. В частности, избирательный штаб Клинтон и руководство Демократической партии заплатили 9 миллионов долларов вашингтонской консалтинговой компании «The Washington Free Beacon» на сбор сведений о Трампе, об оппоненте. И эта фирма вашингтонская разместила свой заказ в компании Fusion GPS. Fusion GPS наняла английского бывшего руководителя русского отдела МИ-6 Кристофера Стила.

Этот Кристофер Стил собрал досье, в котором Трампа обвинял в связях с Россией. То есть фактически он за деньги Клинтон… Причем этот Стил взаимодействовал с нашими людьми, с русскими, которые поставляли ему информацию о Трампе в борьбе в интересах Клинтон. И сейчас они говорят «Ну, посмотрите, это Клинтон дала деньги, которые попали в руки русских, и русских использовал Стил для дезинформации, информации, по крайней мере, влияния на американскую внутреннюю политику».

И сейчас уже обратилось ФБР с разрешением дать доступ к банковским счетам, чтобы посмотреть все операции. И там несколько нюансов выясняется, что директор ФБР Коми хотел использовать для подготовки январского доклада спецслужб Конгрессу информацию, которую подготовила вот эта вот Fusion GPS, фактически Клинтон.

А.Соломин― То есть фактически русских каких-то людей?

К.Ремчуков― Ну, с использованием русских людей. Но главное, что это, то, что они называли «Досье Трампа», это слово сейчас исчезло из лексикона тех СМИ, которые поддерживали Клинтон, они начали говорить, что это информация об оппоненте.

Вот эта информация об оппоненте, на самом деле, использовалась ФБР, и они говорили, что у них, вполне возможно, есть данные. И конечно, здесь возникает много вопросов вообще к американской вот этой системе. И Подеста (это руководитель штаба Хиллари) говорит, ему грозит то, что в Америке чаще всего – когда ты обманываешь. Он сказал, что он не знает ни о каких деньгах. Ну, представить себе, что в ходе избирательной кампании кто-то не знает, куда 9 миллионов долларов ушли, а по отдельным данным там Fox News называет даже 12 миллионов, это, все-таки, большие деньги. И чтоб ты не знал…

Я помню, сколько шума было, когда каждую неделю считали, сколько удалось собрать денег Хиллари Клинтон, сколько удалось Берни Сандерсу (Сандерс опережал). И всё это было нервно, и вдруг 9 миллионов дать кому-то и ты не знаешь… Вот, если они соврали, вот это большое преступление. В Америке не рекомендуется врать, когда тебя спрашивают официальные органы, потому что наказание будет более жестким.

И второе дело – это по урановой сделке. И канадская фирма «Uranium One» получила 20% доступа к американскому рынку ядерного топлива, а потом эта компания перешла под контроль России. Ну, видимо, какая-то структура связана с Росатомом. И сейчас эти все говорят «Да вы что! 20% стратегически важной фирмы, контролирующей стратегически важное сырье, контролируется русскими???» А якобы 7 человек-членов Совета директоров этой компании (иностранцы) пожертвовали в фонд Клинтон 145 миллионов долларов.

А.Соломин― То есть опять всё в выборы упирается так или иначе?

К.Ремчуков― Нет, в выборы и в деньги конкретные. От людей, так или иначе связанных с российскими интересами, поступает 145 миллионов. Поэтому сейчас, я думаю, что Трамп… Вот эта бумерангом сама тема сговора с Россией возвращается в адрес Хиллари, и я думаю, что вот сегодняшнее, то, что Манафорту не предъявили ничего антироссийского, я думаю, что следующий этап их борьбы будет связан с усилением давления на Клинтон и доказательством ее связей. Потому что там уже говорят о том, что Клинтон приезжал в Россию уже как частное лицо, она была Госсекретарем США, когда вот эти сделки заключались. Клинтон якобы встречался с Путиным, и убеждал, что нужно там что-то сделать.

А.Соломин― Но, ведь, сложно будет убедить американский истеблишмент, американское общество в целом, в том, что Хиллари могла вести пророссийскую политику. Ведь, она традиционно убежденно антироссийский политик американский.

К.Ремчуков― Да, но когда ты убежденный политик, если, допустим, пророссийски настроенные люди дают тебе 145 миллионов долларов, то уверяю, это называется лицемерием: «Я так ненавижу Россию, что 145 миллионов долларов, пожалуйста, в мой фонд».

Нет, я думаю, что базово-то она… Она просто демонстрирует цинизм определенный: «Я против вас, но я на вас надавливаю и использую как шантаж. Вы чего, хотите, чтобы я против вас какие-то санкции?» Она же там много занималась тем, что когда госсекретарь была, могла наехать на арабских каких-то там, катарских шейхов, да? Они потом раз, денежки перечислят в фонд Клинтонов – ну, вроде как, давление ослабевает. То есть риторика остается, а денежки уже в фонде Клинтонов.

А.Соломин― Вы сейчас, если я правильно понял, фактически обвиняете в коррупции саму госпожу Хиллари Клинтон.

К.Ремчуков― По-моему, вы меня спросили, как там развиваются события, а я вам говорю, американские СМИ о чем пишут. Я не могу обвинять, поскольку я не следователь. Я внимательно читаю ежедневно американские СМИ и смотрю все телевизионные каналы, которые мне доступны, включая Fox News и CNN, и MSNBC, и у меня есть определенная картина.

Вы меня спрашиваете, как там дела, и ухудшается ли позиция Трампа? А я вам рассказываю, что позиция Трампа не только не ухудшается в этой теме, но, мне кажется, и улучшается, поскольку бумерангом все обвинения в collusion, в этом сговоре возвращаются к Клинтон.

И называю вам 2 конкретных сделка – урановая сделка и возможные выгоды Клинтон от этого с людьми, связанными так или иначе с Россией, и второе – это заказное за деньги расследование о связях Трампа с Россией, которое оплатила Клинтон, ее штаб и Демократическая партия. И эти материалы подсунули в ФБР для того, чтобы они много значительно намекали.

Более того, вот этот Коми, директор ФБР и нынешний Мюллер, спецпрокурор, они в приятельских отношениях. И поэтому если сейчас докажется, что Коми, действительно, хотел использовать эти документы, которые Хиллари подготовила, то это скажется на Мюллере, потому что сенаторы-республиканцы потребуют, чтобы отозвали Мюллера, поскольку у него есть конфликт интересов. Он должен объективно расследовать роль Мюллера, не был ли он заодно с Хиллари в этом деле, да? А они друзья.

Поэтому там ситуация, еще раз говорю, она очень динамичная и меняется, мне кажется, в сторону Трампа, особенно на фоне того, что 6 месяцев подряд экономический рост выше 3% (ВВП США). Такого не было много лет.

А.Соломин― Это в плюс Трампу и его политике?

К.Ремчуков― Ну, конечно. Это его экономическая политика. То, что ему, кажется, удалось провернуть налоговую реформу, это большой будет успех. И то, что на следующих выборах через год, в промежуточных выборах есть высокие шансы, что именно республиканцы усилят свои позиции, а те из республиканцев, которые выступали резко против него (сенаторы), объявили о том, что они не пойдут на повторные выборы. И вероятность того, что подберут тех республиканских сенаторов на их места, чтобы они тут оказались, которые будут более лояльны к Трампу, выше, чем его ситуация сейчас. Поэтому через год может оказаться, что Трамп укрепил позиции в обеих палатах Конгресса, больше губернаторов стало за него, экономический рост, фондовый рынок, частный капитал. И тогда вырисовывается перспектива Трампа на второй срок (более реальная).

А.Соломин― То есть с фона постоянное сообщение о том, что Трамп – это подсадная утка русских, эти сообщения будут уходить?

К.Ремчуков― Ну, я не знаю, до какой степени вот это упорство противников Трампа может быть подорвано. Это ж как болельщики Спартака. Спартак может выбывать из Высшей лиги во вторую… Я помню, в 1976 году, по-моему, они выбывали, да? А болельщики кричат «Спартак – чемпион!» Реальность не воздействует на умы. Трампа не любят, мне кажется, за очень многие ценностные вещи.

А.Соломин― Мы начали говорить о Трампе, и, вы знаете, не отпускает пока с этой темы. Вот, Вадим из Далласа, штат Техас пишет, что уверен абсолютно, что через год к этому дню в Белом доме Трампа не будет. Он говорит «Мы поговорим об этом через год».

К.Ремчуков― Очень хорошо.

А.Соломин― Вы сказали по поводу того, что у него есть проблемы с другими ценностными вещами, да? А с какими? Вот, какие у него сейчас основные главные его уязвимости?

К.Ремчуков― Это не уязвимости, это же вопрос раскола. Ценность не может быть уязвимостью, потому что ценность – это то, за что люди готовы умирать. Вы за свою ценность готовы умирать, у меня может быть перпендикулярная вашей ценность и я за нее готов умирать. Ценности – это линия раскола в обществе.

Вот, избрание Трампа обозначило то, что все чувствовали в Америке, потому что говорили «Красные штаты», там, «Синие штаты». То есть одни поддерживают республиканцев, другие – демократов. Но считалось, что, все-таки, Америка и вообще весь Запад – это пространство западных ценностей. При этом до категории «Запад» дотягивались страны Востока, такие как Южная Корея, Япония, Сингапур, Тайвань. То есть Запад в этом смысле это была ценностная, единая вещь.

И поэтому когда в практическом, прикладном смысле, допустим, вырабатывали американцы свою внешнюю политику и делили ключевые направления этой внешней политики, они говорили «Так, в мире есть Европа. Западная Европа. Мы едины по ценностям, поэтому наши цели здесь партнерские. Следующее. Россия – мы там противники. Китай – партнеры в экономике. Большой вопрос, конфликт по ценностям и будущему соперничеству. И так далее».

То вдруг случается… А Россия всё время… Даже, вот, до выборов Трампа одна из характеристик… И я читал очень много статей и участвовал тогда в международных конференциях. Появилось такое понятие между путинской Россией и Западом это назывался «value divide», мы разделены по ценностям. И все говорили «У нас нет конкретных претензий по этому, по этому – мы в ценностях различны».

Вот, Трамп сейчас ближе по ценностям нам, чем Западной Европе в том виде либеральной и такой, толерантной, к которой мы привыкли.

Поэтому Трамп привнес с собой вещи и пробудил в американцах бунт против ценностей глобального мира, в котором жили американцы, что надо быть терпимым к мигрантам, надо быть терпимым к сексуальной ориентации, нужно считать, что глобализация и заключение торговых соотношений, которая может привести к тому, что у вас иностранцы будут владельцы, а потом они закроют свое предприятие, вынесут предприятие куда-то в Юго-Восточную Азию, это нормально – мы в другом возьмем.

Вот это жила Америка. Да, были сложности, как-то их решали.

И вдруг приходит Трамп и говорит «Это ерунда. Неправильно, что у нас все рабочие места из промышленных районов ушли. Я всё верну назад». Все говорят «Как?» Он говорит «А вот так». И его поддержали те штаты, в которых индустриальная база заржавела за последние десятилетия. Они поддержали его, и он победил ее.

А.Соломин― Но нехотя при этом согласились компании. Сами компании, ведь, для них это не очень приятно.

К.Ремчуков― Сейчас компании начали уже… Ну, он с кем-то договаривается, это много пиара вокруг этого, да? Там они возвращают какие-то инвестиции, сообщают «Мы строим здесь предприятие, мы сюда вкладываем 7 миллиардов долларов, мы тут будем делать».

Но! Он пошел дальше, он взял и фактически вышел из ряда соглашений. Он вышел или заявил, что выйдет (по крайней мере, не развивает дальше тему) из Парижских соглашений по экологии, по карбоновому урегулированию следа от деятельности промышленных и других экономических субъектов. Он вышел фактически из Транстихоокеанского партнерства – это высшее экономическое достижение Обамы с будущими правилами торговой игры на XXI-й век (с такой амбицией). Наконец, он заявил и продолжает эту тему о том, что он либо пересмотрит радикально, либо вообще выйдет из НАФТА – это Североамериканское соглашение о свободной торговле.

Смысл какой? Он заставляет всех вернуть предприятия в Америку. Он хочет провести новую индустриализацию на этой основе, он хочет создать новые рабочие места. Поэтому с этой точки зрения американский глобализм в том виде, в каком он был в течение очень многих десятилетий, он претерпевает коренное изменение и находит поддержку у белых американцев не очень высокого уровня образования, но им кажется, что, вот, просто можно всё это развернуть и начинать строить всё это дело в Америке.

Поэтому вот эти ценности его – они противоречат ценностям тех, кто живет на Восточном побережье, и тех, кто живет на Западном побережье, преимущественно в Калифорнии.

То есть, есть Америка… Я, вот, уже где-то говорил, сейчас еще раз повторю. Есть разного типа капитализм. Вот, американский – капиталистический капитализм. Но там преуспевание Уолл-Стрита и Кремниевой долины, колоссальные преуспевания и успехи в этих секторах ведет к резкому росту неравенства. Полюс бедности растет и несметные богатства у этих компаний, которые фактически доминируют монопольно на рынках. И Амазон, и Google, и Майкрософт, и Apple. И сейчас их начинает Трамп поджимать, уже воспользовавшись в своих интересах по поводу их распространения русской пропаганды якобы, да? Уже слушания, и начинает грозиться, что они проведут антимонопольное регулирование и заставят эти компании разделиться. Но это, может быть, отдельно поговорим – там интересно события развиваются в этом направлении.

Второй капитализм – китайский. Успешная модель достаточно экономическая. Я его называю «коммунистический капитализм». Диктатура пролетариата, сильное государство. Достаточно большие успехи в экономике, создание среднего класса, но при этом огромное количество проблем, не говоря уже об отсутствии демократии. Но главное – это экология. Это страшно! Это безрассудная опора на уголь, загрязнение окружающей среды.

А.Соломин― Смог в городах.

К.Ремчуков― Да. Это ужасно, просто невыносимо, и это тоже последствия этого коммунистического капитализма.

И, наконец, социалистический капитализм Западной Европы с хорошим механизмом перераспределения доходов, но с большими проблемами, связанными с нарождающимся национализмом, с институциональной несовместимостью политик разных государств, которые нельзя привести на наднациональный уровень регулирования (в частности, финансовой политики единой нет, нет взгляда на эту финансовую политику). «Мы что, должны проводить меры сокращения расходов, затягивания поясов?» — говорят одни. Немцы, например, да? Говорят «Чего вы живете не по средствам? Ну-ка, затяните пояса». Как Греции предложили, да?

А.Соломин― Ну да.

К.Ремчуков― А другие говорят «Слушайте, если мы начнем стимулировать экономику (там, Италия, Франция), а то конец. Затягивание поясов приведет к дальнейшей деградации наших социальных стандартов жизни, поэтому мы предлагаем начать в кейнсианском стиле финансировать экономику и давать выходить». Нету такого единства. Это такая проблема.

Поэтому с этой точки зрения мир-то – он очень неспокоен и нет такой одной картины. Но то, что Америка вся разделена по ценностям, и вот эти ценности независимо, там, от отношения к России, вот то, с чем приходит Трамп с его заявлениями, там буквально по всему. Гимн американский – надо на коленку становиться или не надо? Выгоните всех их из команды, болельщики покиньте стадион. А другие говорят «Нет, мы будем стоять и мы никуда не уйдем».

А.Соломин― Снос памятников конфедератам – всё в эту?..

К.Ремчуков― Да. Это раздел Америки по ценностям уже внутри Америки.

А.Соломин― Я вот не очень понимаю, на кого Трамп опирается во всей этой истории? Вы сейчас в перерыве представляли книжку «Agile PR», пиар, основанный на обратной связи, на изучении фидбека от пользователей. Ведь, если я правильно понимаю, и в политике сейчас эпоха Agile-пиара, когда люди непосредственно, принимающие решения, смотрят на реакцию аудитории. Вот, для Трампа это важно? Для него общественное мнение, для него те люди, на которых оказывают влияние его решения, они важны? Он опирается на них?

К.Ремчуков― Вы знаете, мне кажется, что Трамп решает последовательно несколько задач. Вот, сейчас ему важно провести те обещания, которые он сделал в ходе предвыборной кампании. Поскольку его избирательная кампания базировалась на методах даже круче, чем Agile-пиар, а на анализе BigData, в котором использовали всю информацию, которая содержалась на форумах и в социальных сетях, что потенциальные сторонники Трампа или те, кого он считал своими сторонниками, пишут друг другу? Там, Алексей С. пишет «Когда эта вороватая жаба Хиллари прекратит рваться в политику?» Да? когда они набирали количество, и BigData показывала, что это самый популярный, условно говоря, тэг, который притягивает этих людей, он вдруг утром (Трамп) давал твит «Когда эта Crooked Хиллари?..» И даже иногда он оскорблял ее – типа «жабы» другое слово использовал какое-то. «...прекратит рваться в политику? Когда мы остановим ее?»

То есть они у себя в социальных сетях балдеют друг от друга, от понимания, да? И вдруг они видят, что кандидат в президенты говорит это языком и их мысли. То есть у него твит-кампания была не только, на что сразу обратили внимание, эффективный инструмент преодоления блокады большинства так называемых либеральных СМИ, как называли там «The New York Times», которые занимали позицию про Клинтон, да? Но оказалось, что это был не просто эпатаж «А вот я сейчас такой забубеню твит», а что этот твит соответствовал вот тем данным, которые были обработаны с помощью компьютеров. Поэтому это было круче, чем Agile— пиар.

А.Соломин― В отношении Трампа проводит расследование только спецпрокурор Мюллер? Там же есть сенатские слушания, да?

К.Ремчуков― Да, сенатская комиссия, да.

А.Соломин― С вашей точки зрения, арест Манафорта и Гейтса…

К.Ремчуков― Пока не арест, а выдвижение обвинения.

А.Соломин― Выдвижение обвинения. Он пришел с повинной, насколько я знаю, явка с повинной. Вот эта конкретика – она закончится на Манафорте и Гейтсе?

К.Ремчуков― Нет, она может продолжаться. Никто ж не знает. Пока только утечки, что они подготовили уже какие-то обвинения. Но очень важно, если бы дело шло плохо, чтобы в самом начале прозвучали самые убедительные обвинения, то, что у Трампа есть какой-то сговор с Россией. Поскольку этого не последовало (а все ожидали, что именно Манафорт был самая жирная наживка для всех, да?), то, ну, надо знать: следующий кто может быть? Флинн, генерал, да?

А.Соломин― Вот, его ждали как раз сегодня.

К.Ремчуков― Да. Но вдруг выяснится, что главное, что Флинну предъявляют, то, что он получил 500 тысяч от турок и скрыл это. Ну да, турки, да, дали ему 500 тысяч, он скрыл. Но опять это к России не имеет отношения.

Я в том смысле, что если б была Россия, мне кажется, она бы появилась. А если она не появилась по другим соображениям, значит, прокурор задумался.

А.Соломин― Спасибо вам большое. Константин Ремчуков, главный редактор «Независимой газеты» в эфире радиостанции «Эхо Москвы», «Особое мнение» сегодня провел Алексей Соломин. Всего доброго!

К.Ремчуков― Спасибо.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Егор 22:44 30.10.2017

"ничего не менять, но можно подумать"---"Казнить нельзя помиловать".Нужно закончить реабилитацию честных борцов за революцию,расстрелянных во время сталинского террора 37,38 годов,начатую Хрущевым в 60-е годы.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Путин сообщил Асаду о скором конце войны

Путин сообщил Асаду о скором конце войны

Александр Шарковский

В противостоянии Запада и Востока наступает новый виток

0
770
В Калмыкии приняли закон о кадровой революции

В Калмыкии приняли закон о кадровой революции

Андрей Серенко

0
885
Шансы на спасение экипажа субмарины «Сан-Хуан» близки к нулю

Шансы на спасение экипажа субмарины «Сан-Хуан» близки к нулю

Андрей Рискин

0
1678
Шопинг как культурная программа

Шопинг как культурная программа

Алексей Горбачев

Почему Манхэттен – идеальный остров для жизни  

1
584

Другие новости

Загрузка...
24smi.org