0
9870
Газета Политика Интернет-версия

15.04.2019 22:21:00

Константин Ремчуков: У Трампа новое испытание и фокус борьбы - его налоговая декларация

Тэги: сша, трамп, экономика, оборона, вооружения, впк, кндр, ким чен ын, путин, афганистан, кино, лунгин, патриотизм

Программа "Особое мнение" проводится радиостанцией "Эхо Москвы" совместно с международной телекомпанией RTVi и идет одновременно в прямом радио- и телевизионном эфире.


сша, трамп, экономика, оборона, вооружения, впк, кндр, ким чен ын, путин, афганистан, кино, лунгин, патриотизм

М.Максимова
― Это программа «Особое мнение». В студии — Марина Максимова. Приветствуют наших слушателей, видео— и телезрителей. А свое особое мнение высказывает Константин Ремчуков, главный редактор «Независимой газеты». Добрый вечер!

К.Ремчуков
― Добрый.

М.Максимова
― «Россия и НАТО полностью прекратили сотрудничество по гражданской и военной линиям, — заявил зам главы МИДа Александр Грушко, — НАТО сам отказался от позитивной повестки дня с Россией». Что теперь будет?

К.Ремчуков
― Будем так же жить, потому что де-факто не было сотрудничества все последние годы. То есть если формально были — там могли здороваться или руку жать, — но содержательно никакого сотрудничества. Поэтому я считаю, что просто следующая итерация будет тогда, когда начнется разрядка напряженности в наших отношениях. Потому что за эти годы после Крыма и Востока Украины происходят существенные изменения параметров всех договоренностей, на которых базировалась стабильность.

Это касается и ядерного оружия, это касается, мы знаем, ракет средней и меньшей дальности, это касается, что еще более важно, обычного вооружения, потому что под предлогом, скажем, защиты Прибалтийских государств от России туда перебрасываются войска, которые где-то на юге Европы.

В общем, те параметры, которые регламентируют наличие обычных вооружений в тех или иных частях по периметру наших отношений, они все нарушаются сейчас. Поэтому, я  думаю, сейчас, все будет хаотично до тех пор, пока не пойдет процесс переговоров, в котором опять регламентируют какие-то параметры.

Я считаю, что последние 5 лет практически не  было никакого сотрудничества с НАТО. И за это время система вышла из баланса. Сейчас ее сбалансировать нельзя, поэтому встречи лишены какого-либо смысла. И будем ждать следующей разрядки напряженности в надежде, что за это время всех пронесет от более серьезных неприятностей.

М.Максимова
― А это какое-то обозримое будущее или нет? Еще одна цитата. Это российский посол в США Анатолий Антонов, который заявил, что «Россия не намерена инициировать переговоры с американской стороной — по поводу этих двух, соответственно, договоров. И добавил, что «Россия будет ждать, пока совершенно созреют для переговоров».

К.Ремчуков
― Да, он воспроизвел формулу Путина, Лаврова… Ушакова, которая последнее, может быть, два месяца неоднократно озвучивалась. Мы сказали, что мы не будем пока ничего инициировать, пока они не созреют.

В свою очередь зрелость Америки мы рассматривали через призму внутриамериканского политического конфликта, указывая иногда прямо, а иногда намекая на то, что Трамп несвободен в своей политике в отношении России. До тех пор, пока комиссия Мюллера типа не скажет своего слова, бесполезно с ним говорить. Комиссия Мюллера вроде бы сказала свое слово, но мы видим, что на этом давление на Трампа не уменьшилось. Поэтому мы будем ждать, когда он вдруг ощутит, что его легитимность в глазах американского народа позволит ему самому определять время и параметры встречи с Путиным и темы для переговоров.

Потому что предыдущий опыт в Хельсинки, несмотря на то, что оба руководителей страны говорят о том, что они хорошо пообщались, но она принесла скорее негативные последствия для Трампа, поскольку он на пресс-конференции в Хельсинки сказал, что Путин ему сказал, что не было никакого вмешательства, и ему нет оснований не верить. В то время, как ряд американских спецслужб сказали, что есть вмешательство. И Трамп подвергся очень сильной атаке со стороны американских медиа и  политиков, оппонентов за то, что он верит больше Паутину, чему собственным спецслужбам. И это некоторые трактовали как акт предательства.

Так вот теперь надо смотреть просто. У Трампа тоже своя повестка на предстоящие выборы. Поэтому вполне возможно, он стряхнут очередную атаку на него. А сейчас у него ближайшая тема, с которой он борется, — это председатель комитета конгресса по денежным ресурсам дал дедлайн: в 17 часов 23 апреля налоговая служба должна предоставить бумаги по его налогам, как они их посмотрели. А у этого комитета якобы по закону 1924 года есть право проверить, насколько добросовестно налоговая служба США это делает.

Министр финансов США Мнучин сказал, что «мы сейчас сделали запрос в Министерство юстиции с тем, чтобы он нам обосновали, имеет ли право председатель комитета палаты представителей требовать такую информацию, чем она обусловлена: обусловлена ли она реально озабоченностью, что налоговое ведомство недобросовестно анализирует и рассматривает налоговую декларацию Трампа, либо это политизированный процесс?»

Исполняющий обязанности главы аппарата Белого дома сказал, что не получат конгрессмены ни при каких обстоятельствах эту бумагу. И начинается борьба. Потому что у него логика простая: американский народ, не имя налоговой декларации Трампа, его избрал, тем самым продемонстрировал, что это неважно для него, чтобы избрать человека президентом. Но вот сейчас эта неделя будет нагнетаться вокруг этой темы. Если он отобьется, действительно, успешно, потому что сейчас пограничные же все эти споры, то, вполне возможно, он скажет: «Я хочу встречаться и что-то решать с Путиным». Такое возможно.

М.Максимова
― Что грозит Трампу, если все-таки его заставят опубликовать налоговую декларацию?

К.Ремчуков
― Мне кажется, что если глава аппарата Белого дома уже сказал в прошлое воскресенье в аналитическое программе НРЗБ, что не получат они… как в стиле Остапа Бендера — от мертвого осла уши — эту декларацию, то просто оснований считать, что они как-то могут переменить свою позицию, у меня нет. По крайней мере, это будет долгая тяжба судебная, потому что они будут обосновывать, что закон 1924 года не предполагает именно такой политизированный запрос, тем более, что они не столько декларацию требуют, потому что они не могут затребовать декларацию — они могут затребовать информацию, каким образом налоговое ведомство работает с его декларацией, насколько добросовестно они сверяют поданные данные с тем, что случилось на самом деле.

Так вот защита, как я понимаю, занимает позицию: А какие основания у конгрессменов считать, что налоговое ведомство США недобросовестно работает с поданной декларацией? Вот здесь закавыка. Поэтому, я думаю, администрация президента США не будет сдавать, просто чтобы не выглядеть слабыми после того, как они заявили… Трампу удалось во время выборов не дать. Чего же он сейчас-то будет давать?

М.Максимова
― Что касается все-таки этого документа. Не декларации, получается, о налогах, а о том, как работает эта служба. Это было бы обнародовано в случае… как бы для всех? То есть это было бы напечатано или это только для пользования конгрессу?

К.Ремчуков
― В Америке последние годы все происходит так: сначала конгресс чего-то добывает, а потом конгрессмены начинают требовать, что американский народ имеет право знать. Поэтому всё, что до этого срока Трампа по правилам игры, которые были в Вашингтоне, реализовывалось таким образом, оно сейчас всё нарушается. Лет 40, наверное, последних американские президенты давали налоговую декларацию перед выборами, все кандидаты. И это было нормой. Но это была норма устная.

Трамп сказал, что «если закон не требует этого, я не буду этого делать». И не дал. И ничего с ним сделать нельзя. Кстати, за непредоставление такой информации налоговой службы конгрессу не предусмотрено никакого наказания. Это надо иметь в виду. Это всё такие умозрительные вещи, и они, конечно, рассматривались под совершенно другим углом зрения в 1924 году, не в рамках борьбы политиков друг с другом именно на президентском уровне, а именно, чтобы можно было мафиози ловить каких-то, можно было кого-то разоблачать, кто избегает уплаты налогов и так далее.

Будем смотреть. Это прецедентный характер. Собственно, Юрист Трампа так и заявил, «почему мы будем бороться последовательно, — в своей бумаге, которую он предоставил на прошлой неделе, — потому что это требование конгрессмена носит прецедентный характер». И они боятся, что если сейчас уступить, то в дальнейшем в американской жизни требования налоговой могут быть политизированы, превратиться в оружие политиков.

М.Максимова - Тут, кстати, появилась информация о том, сколько денег он собрал с начала года на свою будущую избирательную кампанию. Более 30 миллионов долларов. Это, вообще, много или мало — за несколько месяцев — о чем говорят такие цифры?

К.Ремчуков
― По масштабам избирательных кампаний очень маленькие денежки, потому что американская избирательная кампания стоит… миллиардов долларов, а 30 миллионов — это не так много. Но, скорей всего, 30 миллионов долларов за полтора года до выборов больше, чем собрал любой другой кандидат в президенты на этот срок. Я думаю, тут относительное значение эта сумма имеет. Потому что у демократов 22 человека, по-моему, уже заявили о том, что они идут на выборы президента и вряд ли кто-то из них уже собрал 30 миллионов долларов, иначе бы они похвастались и сообщили об этом.

М.Максимова
― Мы сейчас очень сильно последние дни, последние недели погрузились в украинские выборы. А все-таки, получается, год, чуть больше остается до американских выборов. Пока можно как-то оценить шансы Трампа на то, чтобы остаться в этом кресле?

К.Ремчуков
― Мне кажется, что у Трампа на данный момент, именно на сегодня самые лучшие шансы. Потому что нет ни одного вменяемого, раскрученного, сильного, харизматичного оппонента со стороны демократов. И совершенно нет никого среди республиканцев, кто бы был такой влиятельный и заявил, что они идет на выборы. Поэтому на данный момент большинство демократов просто занимаются пиаром, используя этот повод, чтобы смотрели на них не просто как на конгрессмена или сенатора, а, предположим, на кандидата в президенты.

Они рассказывают о себе. А, может быть, у них будут выборы, если он конгрессмен, в сенат. У него появляется шанс, он использует это время для раскрутки — демократ. Или будут выборы губернатора, он использует эту возможность под прикрытием президентской темы для того, чтобы раскрутиться в своем штате. Потому что всё это носит преимущественно локальный характер — вот эта раскрутка на той территории, на которой избран соискатель высокого звания.

Мне кажется, тут надо смотреть на кандидата. По крайней мере, я там смотрю на кандидатов на американский высший пост.

Трамп задал новые стандарты избирательной кампании. Он фактически явился манифестом того, что избиратель устал от классических политиков — конгрессменов, сенаторов, губернаторов — вечных соискателей этой степени. Первое: такая усталость есть, и мы видим, что она повсеместно проявляется. Зеленский, например, является ярким подтверждением, что не классический политик популярен, а артист.

Второе: Трамп нарушил принципы политкорректности, в которых жило американское общество в последние 30 лет очень плотно, преследуя всех, кто отказывался от этой политкорректности.

М.Максимова
― Сколько скандалов…

К.Ремчуков
― Да, причем таких, судьбоносных. И все, как только их залавливали на каком-то неуважительном высказывании в отношении иностранцев, либо иноверцев, либо женщин, либо мужчин, они пасовали, начинали извиняться, говорить, что их не так поняли. И их закапывали.

И тут появляется человек, который про женщин говорит неуважительно, про иностранцев — еще менее уважительно; про иноверцев — просто, что они главная угроза; что нужно закрыть Америку, что нужно отказаться от принципов либерализма и так далее. И вдруг те американцы, которые молчали в деиндустриализирующихся штатах, они услышали, что кто-то говорит их голосом и не извиняется при этом, а настаивает.

Вот как американскому обществу может быть кто-то, кто вернется в лоно политкорректности и начнет очень уклончиво говорить на ключевые темы? Я этого не вижу, поэтому, мне кажется, что с Трампом содержательно могут бороться люди, такие же, то есть, по крайней мере, еще один срок, а, может быть, еще один срок это будет жесткий отказ от тех принципов риторики, которые сложились в Штатах за 30 лет, и они, собственно, насаждали такую же политкорректность по всему миру. Ну, требовали, по крайней мере, быть политкоорректными. Нельзя называть черный черными, неграми нельзя. Это афроамериканцы сейчас.

Я вот был в Штатах. Раза три в беседе с разными людьми я слышал: евроамериканцы. То есть он уже в пятом поколении из Германии, другой кто-то — из Уэльса, Ирландия. А их теперь называют не белые американцы, а евроамериканцы. И вот это идет представление, что так надо общаться. А Америке нет американцев кроме индейцев. Все остальные — либо афроамериканцы либо евроамериканцы.

Поэтому, мне кажется, что на данный момент шансы Трампа выше. Если выборы состоялись в ближайшее воскресенье, он бы победил. А как будет дальше, кто появится, какие у них начнутся новее скандалы, которые могут вывести наверх кого-то… Потому что консервативный политический истеблишмент.

Там эта Александрия Кортес появилась, такая очень модная демократическая девушка из Нью-Йорка с подвешенным хорошим языком, которая объявила новый курс — зеленый. И он был такой очень радикальный, левацкий. Нужно отказаться от всех традиционных источников энергии, самолеты посадить, от машин отказаться, кондиционеры оттенить.

И с ней сначала все фотографировались после выборов в ноябре. Все старые опытные политики считали своим долгом в Твиттере там появиться где-то. А потом — раз! — поднаехали на нее. И так жестко ее прессанули, что не будет никто… никто не подписался под ее Green New Deal, он называется. И все начали считать, что это слишком радикально для Америки. И вдруг еще полтора месяца назад все говорили о ней, и вдруг сейчас говорят намного меньше о ней.

Она продолжает. Эта нью-йоркская манера, хорошо подвешенный язык, никого не боится, радикальные категоричные суждения — к категоричным суждениям молодежь льнет. Что там рассуждать-то — с одной стороны, с другой стороны?.. Ты скажи: ты за наших или не за наших? Эти тузы толстые, жирные должны платить? Должны платить. Всё, вперед!

Поэтому такого типа как Берни Сандрес на предыдущих выборах, когда он говорил: «Америка 50 лет назад постановила, что у нас будет бесплатное общее образование в школе. Сейчас настало время для бесплатного университетского. Всё, ура!»… За спиной молодежь… Он подсказывает, сколько триллионов долларов нужно на это взять. И, в общем-то, хорошо шел очень и денег, кстати, собирал много.

М.Максимова
― В бюджетном предложении Трампа на следующий год бюджет Министерства обороны вырастет на 33 миллиарда долларов. Вместе с расходами ряда ведомств по профилю обороны составит 750 миллиардов долларов. Это всё против нас?

К.Ремчуков
― Это за военно-промышленный комплекс… Тут надо понимать четко, что если говорить о те деловых кругах, которые очень поддерживают Трампа и в чьих интересах он работает, то это военно-промышленный комплекс США. Прямо бескомпромиссно. Все вот эти заказы…

Мы увидели, как Америка сглотнула убийство саудовского журналиста, чтобы на 100 с лишним миллиардов долларов контракт с Саудовской Аравией не профукать (если ввести санкции, то контракта не будет); как покорна и в общем, послушна Европа спустила на тормозах. Никто не объявил никаких санкций, никто не сказал, что «мы разрываем отношения, не закупаем вашу нефть», ничего. Убили журналиста, это доказано.

Поэтому ВПК является опорой Трампа. И вот эта последовательное, мощное наращивание — это прежде всего как бы внутриамериканская история, потому что эти люди будут поддерживать Трампа. Ему надо на кого-то опираться. Он не может опереться на Джеффа Безоса из Amazon, поскольку он с ним воюет, поскольку тот еще и владелец Washington Post, а Washington Post критикует Трампа и Трамп там «Безос Пост» называет… ругается он на него.

И все более технологичные отрасли, они, конечно, менее протрамповские. Он более индустриальные фазы… Плюс пересмотр стратегии национальной безопасности США. Сведение внешней политики к тому, что прежде всего она должна решать вопросы национальной безопасности, военной безопасности.

Пересмотр всех коммерческих контрактов в военно-промышленном комплексе на предмет наличия минимум двух поставщиков тех или иных запчастей тех или иных деталей для военно-промышленного комплекса. Потому что анализ, который провел Питер Наварро — это ближайший помощник Трампа по промышленному и военно-промышленному комллексу, — они проанализировали все эти цепочки поставок и пришли к выводу, что есть очень много пустот, где поставки этих звеньев для производства американского оружия вынесены за рубеж, а это недопустимо. А есть много звеньев, где поставщик тоже один. Они говорят, что это тоже недопустимо.

Это абсолютно классический абсолютно индустриальной эпохи подход: «Никакой кооперации мировой, никакой интеграции, мы все должны сами и на случай войны у нас должны быть свои независимые поставщики». Поэтому, конечно, военно-промышленный комплекс за Трампа, и он им так дает.

Мы же смотрим внимательно за этим, и, в конечном итоге, это и против нас.

М.Максимова
― Еще один, пожалуй, вопрос возьмем из международной повестки дня, а потом перейдем уже к исключительно нашим делам.

Встреча президента России и северокорейского лидера может состояться уже на следующей неделе. Вот о чем реально могут договориться Владимир Путин и Ким Чен Ын?

К.Ремчуков
― Я не знаю, о чем они могут договориться. Более того, в последнее время, к сожалению, стало складываться впечатление, что Ким Чен Ын не особо рвется встречаться с Путиным. И наши официальные лица несколько раз говорили о том, что передано приглашение или намечается. Но потом, когда у них уточняли, будет ли какая-то встреча, все говорили — нет. Ким Чен Ын ни к себе… ни от себя… никуда не собирался ехать.

Из чего многие западные аналитики делали вид, что Ким Чен Ын не очень видит, где Россия может ему помочь. Она была важна, когда важен был наш голос в Совете безопасности в период максимального обострения Северной Кореей и Трампом, когда Трамп его Рокетмэном и грозился… по крайней мере, все говорили, что со стола не убран вариант, в том числе, и военного разрешения северокорейской проблемы. Эта фаза миновала.

Для Трампа денуклеаризация Северной Кореи остается приоритетом, и, скорей всего, он этого добьется. Поэтому Ким Чен Ын как прагматичный человек не видит особо никакого смысла в России, потому что она особо не сыграла, кроме того вето, никакой решающей роли.

Поэтому он за это время, что с Путиным они должны были встречаться раза 3-4, встречался с китайским лидером. И готовится Ким Чен Ын… заявил, по-моему, в начале прошлой неделе о том, что он готов уже встречаться и с Трампом, по крайней мере, доложить, чего они там ликвидируют, какой комплекс.

Поэтому, может быть, это нам нужно для галочки показать, что мы играем какую-то роль? Но для галочки было важно, когда Путин хотел, чтобы он приехал к нему во Владивосток на экономический… что там у нас? — саммит какой-то, конференцию… И тогда Путину очень хотелось, чтобы во Владивостоке были: Путин, руководитель Китая Си, премьер-министра Абэ и Ким Чен Ын. И тогда бы у Путина на своей территории во Владивостоке встретить эту группу товарищей — было бы обозначить, что он  является одним из ключевых элементов в отношениях в этой части Азиатско-Тихоокеанского региона. А Трампа там не было. И это было бы мощно.

Но Абэ и Си приехали. Си — потому что он всегда ездит туда, Абэ — потому что он рассчитывал еще тогда на острова. А этот молодой человек из Северной Кореи не приехал. А тогда это было политически важно для Путина. Сейчас такой политической важности нет, на мой взгляд.

М.Максимова
― То есть и для нас, по идее?

К.Ремчуков
― Если вы спросите кого-нибудь из властей, может быть, они вам объяснят, но мне как человеку, который читает на эту тему — я не встретил ни одного аргумента, в чем значение России для Ким Чен Ына сейчас встречаться, когда у него все мысли, что с Трампом надо опять встретиться и двинуться вперед.

Он очень хочет, чтобы санкции сняли — Ким Чен Ын. Он очень хочет развиваться. Он очень хочет, чтобы начались разговоры о сближении с Южной Кореей. А-а, кстати, во Владивостоке был южнокорейский президент. Вот какой клубок, где Путин должен был бы быть хозяином: Северная Корея, Южная Корея, Китай, Япония и Путин. Вот там наши очень хотели, чтобы он приехал. Он почему-то не приехал. А сейчас…

М.Максимова
― Большой скандал как-то организовался вокруг фильма «Братство» Павла Лунгина, который должен был, по идее, выйти 9 мая. Вы были, я знаю, на просмотре.

К.Ремчуков
― В Министерстве культуры.

М.Максимова
― В чем проблема?

К.Ремчуков
― Проблема, на мой взгляд, в том, что Лунгин создал очень хороший фильм, вот именно как фильм. Кому-то могут не нравится военные темы. Я, например, не люблю военные темы.

М.Максимова
― Я коротко сейчас перебью, скажу, что это фильм о выводе советских войск из Афганистана — для тех, кто просто не знает.

К.Ремчуков
― Да. Фильм называется «Братство». Действительно, о последних днях нашего пребывания в Афганистане. Великолепная игра актеров. Великолепные съемки. Фильм просто великолепный как фильм, как продукт. Это один из тех фильмов Лунгина, которые я считаю выдающимися как «Такси блюз», как «Царь». Такой вот очень густо, динамично, непротиворечиво происходит анализ характеров. Как искусство настоящее, оно занимается анализом конкретных людей в конкретных ситуациях.

Фильм называется «Братство». Последние дни. Суть или драматизм, о котором рассказал Лунгину Николай Ковалев, генерал армии, чекист, который умер на прошлой неделе, хоронили его. Был в Государственной думе. Он с Лунгиным по поводу сценария, по поводу всей этой истории… И он, собственно, выведен там молодым полковником, которого Кирилл Пирогов блестяще играет.

Суть истории достаточно проста. Наши войска заперты в ущелье. Нужно провести переговоры, заплатить деньги моджахедам — они выпустят из Саланга, по-моему, этих наших солдат. То есть переговоры с моджахедами как способ спасти жизнь.

Моджахеды говорят: «Но нам нужно два заложника. Мы договорились. Мы так сделаем». Наши спрашивают: «Зачем нужны заложники?» Говорят: «Для гарантии, что вы бомбить не будете. Своих же вы бомбить не будете». Главный герой фильма и еще один идут добровольно заложниками. Наши по телевизору показывают: наши войска выходят. И в этот момент начинается бомбежка.

Вот как бы вот эта вещь. Заканчивается фильм: главный герой лежит на скамеечке и говорит — симпатичный такой парень — «Когда входили в Афганистан, говорили, что защищаем социализм, а сейчас даже не наем, чего там защищаем».

Вот ключевые вопросы, которые поставил Лунгин. Обсуждение фильма со стороны этого братства ветеранов Афганистана шло как бы в стилистике соцреализма.

Соцреализм, как известно, его отличительной особенностью являлось то, что они искали в любом произведении искусства типическое или типологическое явление. И поэтому многие произведения искусства в Советском Союзе в рамках соцреализма назывались большими терминами, например, «Поднятая целина» — это большое явление. «Гдироцентраль» — роман. «Цемент» — роман. Фильм «Большая руда». А когда появляется «Доктор Живаго» — это появляется личность. Вот личность может натворить чего угодно. Как мы знаем, в Советском Союзе чего угодно и творилось. Если ты попытаешься снять фильм «А если это любовь», тебе говорят: «А несколько типично это явление, что и в школе дети влюбляются так, что уже как жениться хотят?».

Мне казалось, что там всё и осталось в Советском Союзе — этот соцреализм. А тут ему начали говорить: «Нет, ну, как он показал? А где командование в какой-то армейской операции? Они сами по себе стреляют». При этом выступает генерал, который критикует Лунгина и говорит: «Надо же как-то командовать, нужно руководить». В Советском Союзе говорили: «Где руководящая роль партии в этом месте?» И при этом сам генерал как бы не замечает и говорит: «Я лично снял трех командиров полков за то, что они не умели управлять». То есть, получается, что если Лунгин показывает, что там нет никакого руководство, то генерал говорит: «Я лично трех командиров полков…».

Вот примерно в таком стиле ему вменяли. И  говорят ему прямо конкретные слова, что наш нынешний враг воспользуется этим фильмом. Там Паша показывает, что там дерутся какие-то люди. Что, они скажут, что российские войска занимались мародерством? И вот эти термины: «Фильм вредный для молодежи… его нельзя показывать в армии…, его нельзя показывать тут-то…». Кто-то за моей спиной сидел, сказал: «Разве можно показать такой фильм ребятам, которых мы в Сирию хотим послать?» Вот примерно такая…

М.Максимова
― То есть патриотизма не хватает?

К.Ремчуков
― А патриотизм-то в чем? Это же, понимаете, как большой стиль. Патриотизм — это вверх волосы слова: «Мы строим коммунизм!»

А он говорит: «А разве это не геройство, не патриотизм, что молодой парень, лейтенант добровольно себя в заложники отдает, чтобы спасти бригаду?» Это же тихий, но настоящий, глубокий, человеческий патриотизм.

Они даже в этой лексике не работают. Поэтому как бы атака… К достоинству самого Мединского, я должен сказать — это многие написали, в том числе, и СМИ — что эти слова, которые я в Твиттере поместил, Лунгин в адрес Мединского — нет. Он как раз смотрел на этих генералов со звездами и говорил им, что это они, потому что там даже по тексту понятно, что «иначе вы бы не вывели войска, иначе вы не развалили Советский Союз… вы не умеете разговаривать с молодежью… Ваши речи — это барабанная дробь».

Но Мединский дал всем возможность высказаться и занял достаточно твердую позицию касательно фильма. Они требовали запретить его как вредный. А он сказал: «Нет, прокатное удостоверение мы выдадим, потому что там нет нарушения законодательства».

А Сергей Новиков из администрации президента привел социологию. Они сделали несколько фокус-групп молодежи, которые посмотрели. И там потрясающие результаты, типа 31% молодых очень понравился фильм, а 60% понравился. И Лунгин говорит: «Слушайте, 91% — понравился фильм. А вы от имени молодежи говорите, что молодежи не нужен фильм». Вот на этом всё закончилось.

М.Максимова
― У нас традиционно под книги…

К.Ремчуков
― Я сегодня собирался вам принести книги, потому что я прочитал пару очень интересных. В следующий раз принесу, если будем живы здоровы.

Но я решил воспользоваться вместе кнги с тем, чтобы поздравить Аллу Борисовну Пугачеву с ее юбилеем, потому что большая часть жизни прошла под ее песни. Она, безусловно, явление. Я еще студентом был, когда она спела своего «Арлекино».

И очень смешно было, когда в перестроечные годы, я помню, в университете на каком-то университетском собрании вышел какой-то доцент на трибуну и на полном серьезе: «Что делать с перестройкой? Как заявила певица Алла Пугачева, жизнь возможно повернуть назад. Поэтому уважаемые коллеги, преподаватели университета, давайте менять учебные курсы, программы».

А в целом я желаю ей здоровья, благополучия. Пусть она поет песни даже у себя там, дома, если она будет это делать. Но в целом это часть эпохи, и анекдот советской поры, что будут о Брежневе говорить, что это мелкий политический деятель эпохи Аллы Пугачевой. Здоровья ей!

М.Максимова
― На этом заканчиваем. Константин Ремчуков. «Особое мнение». В студии была Марина Максимова. До свидания!


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Константин Ремчуков: Референдум в Конституции России есть, но власти его боятся как огня

Константин Ремчуков: Референдум в Конституции России есть, но власти его боятся как огня

0
234
Вьетнам перерос роль младшего партнера России

Вьетнам перерос роль младшего партнера России

Григорий Локшин

Почему Москве и Ханою пора строить общий тихоокеанский дом

0
336
Ускорение экономики оказалось несбыточной мечтой

Ускорение экономики оказалось несбыточной мечтой

Ольга Соловьева

Эксперты не видят перспектив трехпроцентного роста ВВП

0
405
Вашингтон нанес удар по китайским смартфонам

Вашингтон нанес удар по китайским смартфонам

Владимир Скосырев

Разведка США предупредила бизнесменов, что иметь дело с КНР опасно

0
316

Другие новости

Загрузка...
24smi.org