1
13934
Газета Политика Интернет-версия

21.10.2019 22:03:00

Константин Ремчуков: Борьба скоро пойдет на снос - оппозиция или власть

Тэги: власть, протест, спч, права человека, сирия, эрдоган, курды, общество, справедливость, московское дело

Программа "Особое мнение" проводится радиостанцией "Эхо Москвы" совместно с международной телекомпанией RTVi и идет одновременно в прямом радио- и телевизионном эфире.


власть, протест, спч, права человека, сирия, эрдоган, курды, общество, справедливость, московское дело

М.Максимова― Это передача «Особое мнение». В студии — Марина Максимова. Приветствую наших слушателей и зрителей. А свое особое мнение сегодня высказывает Константин Ремчуков, главный редактор «Независимой газеты». Здравствуйте!

К.Ремчуков― Добрый вечер!

М.Максимова― Главная новость у нас последних насколько часов: Совет по правам человека, Владимир Путин сменил руководителя Михаила Федотова по причине достижения определенного возраста, заменил его на секретаря Общественной палаты России Валерия Фадеева.

Одновременно Путин подписал указ об изменении состава совета, и из него исключили политолога Екатерину Шульман, главу «Агоры» Павла Чикова, профессора ВШЭ Илью Шаблинского, который буквально несколько часов назад был в эфире, руководителя правозащитной организации «Восход» Евгений Боброва.

При всех возможных и невозможных заслугах многие ругали СПЧ за его — я процитирую — «беззубость, за декоративные полномочия». И, тем не менее, что сегодня произошло? Зачем это?

К.Ремчуков― Это что… Федотова освободили по возрасту — 70 лет. Исключения не делали. Фадеев 60-го года рождения в октябре, ему 59 лет, поэтому он теоретически может еще 11 лет руководить этой организацией. Имеет большой опыт.

Дальше. Совет этот, насколько я понял… я же тоже удивился и задавал вопросы. И насколько я понял, получая ответы на эти вопросы, что совет называется Совет по правам человека и развитию гражданского общества. Вот Фадеев, в моем представлении, призван усилить вторую часть названия президентского совета по развитию гражданского общества, всевозможных объединений творческих, человеческих и так далее.

Дальше. 10% ротация каждый год членов совета, чтобы не бронзовели люди. Под ротацию попали: Шульман, Шаблинский, Чиков, да? Еще кто-то.

М.Максимова― Самые громкие попали?

К.Ремчуков― Не громкие, а, я так понимаю, люди, которые упор на права человека делали как основной. И вот этот дисбаланс в их позиции, что этот людей интересуют в основном права человека и меньше интересуют другие направления совета, наверное, привел к тому, что Путину принесли соответствующие изменения под видом ротации. Я думаю, Путин не вникал, но те, те, кто подготовил, наверное, это имели в виду, именно это обстоятельство. Моя гипотеза.

М.Максимова― Для вас это стало удивлением или была какая-то очередная вещь?..

К.Ремчуков― Удивиться можно тому, если ты ожидаешь чего-то, и чего-то случается. Я не ожидал. И вообще, если честно, не думал об этой теме, особенно меньше всего я думал о ротации членов этого совета.

Про Федотова новость уже была несколько дней, поэтому к ней успели привыкнуть и стало понятно, что уходи. После того, как было проинформировано, что он собирается возродить кафедру ЮНЕСКО в Вышке, стало понятно, что это свершившийся факт. Принято решение о его отставке. О том, что будет замена, я, если честно, не знал и не готовился, поэтому и не было никакой неожиданности.

М.Максимова― Скажите, что касается Валерия Фадеева, который, соответственно, теперь будет возглавлять СПЧ, как хорошо вы его знаете? Вы ведь наверняка по работе как две общественные палаты пересекались?

К.Ремчуков― Как общественные палаты ни разу не пересекался. Потому что мы принципиально у себя в Москве в Общественной палате те годы, которые мы там существуем… и я, когда избирался прошлый раз и выступал со своей как бы программной речью, я говорил о том, что мой опыт общественной работы показывает, что общественная работа любого человека на любом уровне самозначима и абсолютно равноценна.

То есть нельзя сказать, что если человек работает в общественном совете какого-то территориального органа власти в Западном округе Москвы, менее важен, чем человек, который работает в Общественной палате Москвы, а человек, который работает в общественной палате Москвы, он менее важен, чем федеральная, потому что проблемы у всех одинаковые… А есть люди, которые в общественном совете, скажем, какой-то больницы и решают вопросы пациентов.

Поэтому, когда я выступал со своей программной речью, я сказал, что я все сделаю для того, чтобы с уважением относиться к труду всех этих общественников, потому что в основе их труда лежит альтруизм и желание тратить свое свободное время бесплатно для того, чтобы сделать хоть какое-то благо, если получиться. Так сложно делать благо, а тут, может быть, получится.

Поэтому принципиально была позиция, что общественные палаты и общественные советы всех уровней могут взаимодействовать только по горизонтали как равные.

А вертикаль на месте общественной палаты, допустим, чтобы мы подчинялись Общественной палате России, а нам подчинялись какие-то другие — мы принципиально заняли позицию, что мы этого делать не будем, мы не хотим в этом участвовать. Честно сказать, нас особо никто и не собирался воткнуть ни в какую вертикаль, в частности, Фадеев, поэтому мы с ним ни разу не общались в этом качестве как председатели общественных палат.

Я его знал по другой его стезе как главреда журнала «Эксперт» многие годы. Потому что это серьезный теоретический журнал, и у нас серьезная теоретическая газета. Поэтому мы сотрудничали и взаимодействовали. Такой вменяемый нормальный человек, центрист. У него одна отличительная особенность, отрыто декларируемая: ему нравится Путин. Он утверждает, что он реалист… Он физик сам по образованию базовому, он Физтех, по-моему, окончил. Он видит, что в данных условиях это тот лидер, который России нужен. Таких людей много во власти. Мы слышим периодически заявления.

Поэтому в этом смысле Путин назначает человека, который открыто говорит: «Мне Путин нравится». А весь остальной послужной список его вообще-то поддается публичному контролю, потому что все люди видели и каким он был ведущим. Он же не только программу воскресную «Время» вел, он же много каких-то теоретических программ. Кстати, единственная программа на «Первом канале», куда ходил Алексей Венедиктов, была программа Фадеева. Я не помню, как она называется, но там сидело три на три, и он давал всем говорить. Её, правда, потом закрыли. И, может быть, именно из-за этого.

Так что посмотрим, как он будет дальше двигаться.

М.Максимова― А вот та система, которую он выстроил, вы как глава Общественной палаты Москвы, вы был хотели, чтобы ваша палата выглядела и была точно такой же, как Общественная палата России?

К.Ремчуков― Честно скажу, ни разу не интересовался, какая она. Вот ей богу. У нас уровень изоляции как в отсеках подводной лодки. Никогда меня, по-моему, не приглашали ни на одно мероприятие Общественной палаты Российской Федерации, может быть, зная нашу такую позицию. Никогда в жизни я не был нигде. Один раз секретарша сказала, что ей звонили из Общественной палаты, просили данные моего паспорта. Она спросила — зачем? Они говорят — куда-то пригласить, на какое-то мероприятие. Она паспорт не дала, говорит: «Мы не даем данные паспортов». Поэтому данные моего паспорта они не получили и, вероятно, в связи с этим никуда больше не приглашали.

М.Максимова― То есть ваши контакты на этом остановились. Тут в сети уже появились у нас цитаты Фадеева различные. В том числе, вспоминают, что он предложил оппозиции, недовольно фальсификацией на выборах в 9-м году, убираться вон из России как раз в передаче «Судите сами». И, соответственно, назначение такого человека на пост главы СПЧ как-то вообще-то…

К.Ремчуков― Как-то вообще-то — что? К чему это приведет.

М.Максимова― Сомнительно.

К.Ремчуков― Ну, сомнительно в глазах этих людей. Еще раз говорю: Фадееву будут пенять главное, что он сторонник Путина. Всё остальное — он может быть самым умным, самым разумным, самым хорошо планирующим, самым видящим, где какие проблемы — на это будут закрывать глаза, и будут ему втыкать за то, что он сторонник Владимира Путина. Ну, это судьба такая. Люди же все выбирают свою судьбу и, в том числе, и публичную.

И его достоинство в том, что он никогда этого не скрывает. Многие люди могут скрывать. А Валера спокойно это говорит. Поэтому еще раз говорю: если они будут делать какое-то добро в интереса общества в рамках этого совета, то, наверное, это будет хорошо. Потому что вы сами начали свою программу с того, что федотовский совет называли беззубым, бессмысленным, неэффективным.

М.Максимова― Полномочий потому просто нет.

К.Ремчуков― Полномочий нет. Но люди, когда идут куда-то, они же все взрослые люди, у всех есть какие-то договоренности перед тем. Никого насильно никуда не тянут. Никогда еще не слышал, чтобы кого-то взяли и загнали в какую-то общественную организацию насильно. Более того, очень часто люди сами пишут заявления: «Прошу меня принять в такую-то организацию». Звонит какой-то клерк, ему говорят: «Вот вы хотите быть членом совета?» — «Хочу» — «Напишите заявление».

М.Максимова― Ну, остается тогда следить. Посмотрим, какие шаги предпримет он. Здесь же, параллельно с новостями о смене руководства СПЧ появились новости о том, что движение «За права человека», старейшая в России правозащитная организация, — ей грозит ликвидация. 31 октября суд рассмотрит такой иск Минюста. Глава движения Лев Пономарев считает, что это спланировано ФСБ.

К.Ремчуков― У меня нет дополнительной информации. Я просто не могу подтвердить… Я допускаю, что Лев Пономарев прав. Допускаю, что он может ошибаться, что это именно ФСБ планировало. Он, может быть, кому-нибудь надоел.

М.Максимова― Говорят, что таким образом как-то убирается вся критика Путина, Кремля.

К.Ремчуков― Слушайте, но разве Лев Пономарев выступает как движение «За права человека»? Лев Пономарев будет всегда Львом Пономаревым. Он будет приходить на «Эхо Москвы», писать свои посты. Поэтому как организация… Какие претензии предъявляет Минюст? Я просто не следил. Главная претензия?..

М.Максимова― Там тоже вполне формальный повод, что у них что-то не прописано. Они сказали, что они проведут собрание, всё это пропишут, но им этого времени не дали.

К.Ремчуков― Вот я сейчас начинаю вспоминать. У них же не первый год проблемы. Их выселяли и какого-то здания здесь, в центре. Они боролись. Врать не буду, я знаю, что у нее давно проблемы и они не сегодня начались… по характеру деятельности. Наверное, из-за того, что он бескомпромиссный как Марат.

М.Максимова― Тут новая волна по так называемому «Московскому делу». Людей арестовывали тех, кого задерживали еще в июле, но тогда отпустили. И параллельно даже по федеральным каналам показывают, что происходят различные массовые протесты в Испании, Чили, в Великобритании.

В Чили вообще протесты были вызваны тем, что там… в эквиваленте рублевом, по-моему, на 3 рубля стал дороже протест в метро, и всё это привело к массовым беспорядкам. Во всяком случае, так может даже обыватель охарактеризовать, судя по тому, что мы видим. Там власти пошли на попятный. Это удорожание проезда отменили.

У нас какие-то возможны такие протесты, как в Великобритании? Там выходят сотни тысяч человек.

К.Ремчуков― У нас тоже на Сахарова, может быть, и 60 тысяч выходит. То есть в этом смысле у нас люди выходят. Я так понимаю, что все-таки главное для анализа протестов в Москве и особенности или специфика нынешнего этапа этого политического противостояния оппозиции и власти является международный контекст нынешнего российского протеста. Международный контекст складывается из двух ярких и ежедневно воспроизводимых новостных потоков. Первый поток связан с трехлетним противостоянием демократов и Трампа в Америке и с постоянным упоминанием России и сговора с Россией, и каждый человек, который мог что-то финансировать в России или был связан с кем-то из властных людей России и встретился с кем-то или из штаба Трампа или из членов семьи Трампа, — уже сам факт этой встречи является и доказательством вины.

Вот этот контекст, он предельно агрессивный и лишает презумпции невиновности субъектов этих отношений, потому что если ты с кем-то встретишься, то ты уже виноват просто потому, что ты из России или близок к Путину и так далее. Все санкционные списки об этом говорят.

Эта часть международного контекста важна, чтобы российская власть могла зеркально — мы уже с вами говорили уже — проводить ответные меры. Связан с американцами, связан с кем-то, кто финансирует из-за рубежа — всё, ты уже по определению враг.

Вторая часть связана с этими протестами. Началось всё: Гонконг, Барселона, сейчас Чили приводите, Париж, «желтые жилеты. Это каждое такое жестокое… — разгон, использование слезоточивого газа, или как в Барселоне этим каталонцам, лидерам протеста дали какие-то невообразимые срока от 9 до 13 лет — тоже как бы властям говорят: «Вы посмотрите, как это может быть. Люди блюдут то, что для них важно политически, — а это неделимость Испании — таким образом, что хотя они и части Евросоюза с его ценностями человеческой свободы, смотрите, что они делают. Людей за вроде бы законное право поставить вопрос на референдум, дают такие сроки».

Поэтому, я думаю, что именно специфика и лета 2019 и осени 2019 с преследованием оппозиционеров и тех, кто вышел на улице, будет являться практически полная легитимизация любой жестокости эти людей со ссылкой на то, как поступают в других странах от США и Гонконга до Испании и Франции со смутьянами, с бунтовщиками…

М.Максимова― Хотя у них-то там, действительно, бросают коктейли Молотова и разбивают витрины. У нас же ничего такого нет.

К.Ремчуков― Я неоднократно говорил. Власть больше всего боится уличных протестов, потому что кто присоединится к ним и как пойдет свобода воли в России, непонятно. Но и жестокость наказания… Мне всегда напоминает этот спор в «Незнайке» доктора Пилюлькина доктором Медуницей. Доктор Пилюлькин настаивал, что йод играет большую воспитательную роль.

И вот эта фраза из Носова: «Йод играет большую воспитательную роль: малышам должно быть больно, тогда они не буду хулиганить, играть в футбол и лазить на заборы». Вот, мне кажется, йод, срок, реальное наказание должны играть большую воспитательную роль.

Поскольку я много слышу про воспитание, в том числе и патриотическое — тут патриарх выступал, много рассказывал, еще что-то — это это самая мистическая вещь в моем представлении человека, который уже многое повидал на своем веку. Что люди подразумевают под воспитанием, в том числе, и патриотическим или как демотивируют они людей, не совсем понятно. Результативность предельно низкая, потому что все равно любое воспитание консервативного или реакционного типа, патриотического типа чаще всего базируется на репрессивных мерах.

Поэтому в этом же контексте, что борьба идет как бы на снос друг друга — оппозиции и власти, — власть, мне кажется, начинает готовиться и к 21-му году, к выборам, и в этом же контексте можно рассматривать и любые кадровые решения.

М.Максимова― Потому что здесь как раз спрашивают, что будет с «Московским делом» и будет ли оно продолжаться. Видимо, будет.

К.Ремчуков― Будет.

М.Максимова― По поводу либеральной идеи высказались в РПЦ. «Либеральная идея чужда русскому менталитету и не идет во благо русскому народу», — такое мнение высказал первым замглавы синодального отдела по взаимоотношению с обществом и СМИ Александр Щипков. Цитирую по «Интерфаксу»: «Русским не полезен либерализм ни в консервативной упаковке, ни в социальной».

К.Ремчуков― Он повторяет фактически то, что сказал патриарх.

М.Максимова― Нам чужда, да?

К.Ремчуков― Тут, значит, как. Те, кто нападает на либерализм, он, как правило, либералов совсем гнобит. Патриарху надо отдать должное, он напал на либерализм с интересной позиции. Он сказал: «Либерализм греховен уже потому, что в центр своей системы либеральных ценностей он ставит человека и личность человека». Это абсолютно в точку характеристика либерализма. Потому что если другие консерваторы, менее образованные, чем патриарх говорят, что либералы — это какие-то сволочи, то патриарх говорит: «Главный грех либералов — поставить в центр жизни личность человека».

Личность — это вообще категория, которая начала развиваться после эпохи Возрождения. Ну да, это абсолютно никто не откажется из либералов. Другое дело — грех ли это или нет? Что хочет патриарх? Патриарх хочет, чтобы в центре наших ценностей находился бог. Такое явление было до эпохи Возрождения. Если вы посмотрите на произведения искусства, на все трактаты, — это бог, это рай, это ад. И это все равно бог в центре. И вдруг люди разглядели красоту человека.

Может быть, кому-то в голову пришло, что если сказано, что бог создал человека по образу его и подобию, начали вглядываться в человека по-другому: Вот вы такая красивая сидите, а, может быть, это проявление божественной красоты? И появились у нас Беатриче, вся эта красота эпохи Возрождения и понятие «личность», которое до этого отсутствовал. До этого не было понятия «личность», человек был просто как тело, как мясо. А тут у него душа появилась такая.

И вот вся история, прежде всего, Европы развернулась после Возрождения и пошла в сторону того, что мы в центр всего поставили человека. И отсюда права человека, отсюда свободы человека, отсюда право на творчество, на самовооружение и уважение личности.

Требование в XXI веке вернуться… И, Россия, в тот момент пропустила эту фазу Возрождения. И я вижу в этом большой фактор нашего отставания даже внутри христианского мира, потому что личность человека у нас никогда не была самой центральной идеей.

И даже революция 17-го года, такое модернистское событие все равно ставило задачей низвергнуть всех богатых, аристократию, всех людей, которые находились у власти (и прозвали эксплуататорскими классами) и низвести всех до уровня пролетария, то есть люмпен-пролетария даже, может быть, то есть самого бедного из наемных рабочих.

В то время, как мы знаем, что революция буржуазная во Франции привела к тому, что все друг друга называть сир (сэр), господин, мой господин. То есть идея была тех революций поднять самого бедного и самого бесправного человека до революции до того уровня, что ты приходишь к соседу и говоришь: «Сэр, разрешите у вас попросить кувшин вина и круг сыра, мы проведем сегодня хороший вечер». А у нас нет, у нас «Все господа — в Париже», — фраза. Поэтому, я не знаю…

М.Максимова― То есть РПЦ не хочет…

К.Ремчуков― Вот почему патриарх говорит, что вот это традиционно? До какой степени можно игнорировать прогресс в мире, те реалии, которые возникли? Конечно, я понимаю, что с позиции «человек не центр всего, а бог в центре всего» — это теократическое государство. То есть в этом смысле, конечно, Иран должен нравиться патриарху больше, безусловно. У них хотя бы и другой бог, но все-таки там попробуй сказать, что человек — в центре. Нет. Но вряд ли в европейской стране, какая бы ни была — но все-таки мы европейская держава — это возможно.

М.Максимова― Советский разведчик Штирлиц возглавил список отечественных киноперсонажей, который больше других подходит на роль политического лидера России. На втором месте профессор Преображенский из «Собачьего сердца». Это ВЦИОМ. Как указывают авторы исследования, «умный силовик продолжает оставаться в массовом сознании самым устойчивым кинообразом с позитивными политическими коннотациями».

Как оцениваете Штирлица на первом месте и Преображенского на втором?

К.Ремчуков― Ну, много сделано… В советское время понятно, почему. ЧК — это орден меченосцев и передовой отряд большевиков. «Каждый большевик — это хороший чекист», — это я цитирую Ленина, все эти слова. Чекист — это вершина правосудия и, стало быть, вершина пролетарской справедливости.

«Пролетарская справедливость» — под этим лозунгом проводились все репрессии в нашей стране. Потом, через какое-то время те же члены Политбюро, которые тогда подписывали списки на уничтожение, вдруг проголосовали и сказали, что это был культ личности Сталина. И практически всех реабилитировал, практически всех. Потом, в конце 80-х дореабилитировали, по-моему, вообще уже всех.

Таким образом, что такое пролетарская справедливость как не ситуационная расправа с политическими оппонентами?

Кстати, это еще лишний раз напоминает нам, почему нельзя вводить смертную казнь, как бы нам не казалось, что какие-то преступления должны наказываться именно так, потому что какой бы вы состав преступления не написали, по которому нужно применить смертную казнь, через какое-то время ваш политический оппонент совершит именно такое преступление, с этим составом. Ни одного из тех людей чекисты, штирлицы не расстреливали за то, что они отклонились от линии партии и имели другой взгляд на природу товарного производства при социализме. Их расстреливали за то, что они совершили преступления якобы именно по тем статьям, которые как раз наказывались смертной казнью. Все они были польские шпионы, немецкие шпионы, японские шпионы. Кто-то был английским шпионом, как Берия, с 1915-го года (еще до революции его завербовал).

Это говорит о том, что только дайте какую-нибудь статью — и ваш политический оппонент получит весь набор доказательств вот этих ситуационных. Поэтому лично я считаю, что все эти — и профессор Преображенский и Данила Багров…

М.Максимова― Да-да, Данила Багров из «Брата» и Саша Белый из «Бригады» — это у респондентов от 18 до 34 лет.

К.Ремчуков― Да. Они все как бы типа за справедливость. И в этом как раз парадокс идеи справедливости в России. Это всё по поводу справедливости. Эти люди, их характеры, они выглядят справедливыми. Потому что все говорят, что запрос на нее, на эту справедливость в нашей стране есть. Вы послушайте всех консервативных наших мыслителей, они скажут, что это самый главный запрос.

Но справедливость при этом в глазах большинства может устанавливаться только деспотом, тираном, вождем, диктатором, одним словом, начальником, или бандитом, потому что бандит справедливей чаще всего правоохранителя какого-то. И никогда у нас нет идеала, что справедливость устанавливается независимым орт диктатора, от деспота судом. У нас суд как институт не пользуется никаким… Видимо, не было в истории у нас такого суда, поэтому должен быть кто-то, кто устанавливает.

«В чем правда, брат? Вот и брат говорит, что в силе. А я говорю — в правде», — наставив пушку на кого-то можно так говорить. И чаще всего под справедливостью понимается расправа. Главное, чтобы эта расправа была бессудная, она была кровавая, беспощадная и над кем-то, кто стоит выше тебя по социальной лестнице. Это, мне кажется, в идеале. В этом есть и загадка и разгадка нашей русской жизни.

Я Юлиана Семенова любил с юности и всё покупал. И у него потому уже, после или в конце советской власти были опубликованы вещи про Штирлица, вернувшегося в Россию. И как его в тюрьме мучили, посадили, били, пытали. В общем, судьба Штирлица в течение очень многих лет после того, как он вернулся в Советский Союз и до смерти Сталина, она была очень плохая. В общем, со Штирлицем по Юлиану Семенову очень несправедливо всё происходило. Но, мне кажется, он тем самым его очеловечил для будущей истории, что он не палач, а жертва.

Но фильмы про чекистов каждый день идут: «Судьба резидента», «Ошибка резидента», «Возвращение резидента», «Щит и меч». В общем, фильмы, на которых вырос Владимир Путин, их всё время показывают, и там незамутненный образ чекистского благородства. Красивые люди играют этих людей. Жженов там, Любшин, Ножкин — такие симпатяги.

Что касается профессора Преображенского. Он просто обаятельный, не признающий и обдуривающий власть. То есть он входит в этот круг людей, которые у власти. Как и брат, который стреляет всех сам и устанавливает справедливость по-своему. Так и этот. Да, он превратил Шарикова в Шарика назад. Когда пришли власти, он им показывает собаку и говорит: «Не знаю, с чего вы решили…». Наверное, им очень нравится. Просто удачный образ и сыгран в кино и гениальные фразы вложил Булгаков в речь Преображенского, которые разошлись на цитаты, и общее место, и очень вовремя этот фильм появился — в конце 80-х годов, в 87-м, по-моему. И его полюбили. Он был бомбой этот фильм. Выйдя в другое время, может быть, его не заметили. А тогда «Покаяние» Абуладзе… Это было время, когда людям хотелось каких-то откровений.

Но в целом, конечно, поразительно, что герои такого плана силового, которые творят правосудие вопреки существующему правосудию. Это тоже как диагноз. Герой как диагноз.

М.Максимова― По поводу ситуации в Сирии. Турция, Сирия, уход американский войск. Россия и, соответственно, Путин встречается с Эрдоганом 23-го числа. Что там?

К.Ремчуков― Тут следующая ситуация. Там много намешано противоречий, и эти противоречия носят исторический характер многолетний. Турки всю жизнь воюют с этими курдами. Турки больше всего боятся, что курды иракские и сирийские объединяться и на границах Турции появится объединенное курдское государство, особенно если бы США хотели их поддержат. И поэтому весь этот конфликт они волновались.

Насколько я понимаю — это моя интерпретация, — Путин уже давно пообещал Эрдогану, что он, в общем-то, не поддерживает кардинально насильственные меры против курдов, никогда не будет публично их поддерживать, но не возражает, чтобы Турция решила свой стратегический вопрос, чтобы там не было сильного оппонента, который столетиями там проживает и культивирует ненависть к Турции.

Дальше. В Турцию переместилось 3 миллиона сирийских беженцев. Это реальнейшая проблема. Просто надо понимать: Эрдоган должен за это отвечать, он должен быть буферной зоной, он должен принимать этих сирийских беженцев. Конечно, проблема. Представьте себе, это размер многих европейских государств взрослых.

На самом деле эти люди несут в себе очень много беспокойства, в том числе, криминальное. Поэтому, конечно, он заинтересован в том, чтобы переместить этих людей на Север Сирии, и чтобы они там были, и это была проблема сирийская.

Трамп решил оттуда уйти. Просто жестко. Я видел его выступление. Он сказал, что эти люди тысячелетиями друг с другом воюют. «Я не могу понять — в Далласе, кстати, он выступал больше часа, — почему американские солдаты должны проливать свою кровь за интересы тех, кто тысячелетия там, на Ближнем Востоке воюет, тем более, что мы независимы с точки зрения нефти и газа».

Ну, и Россия в данном случае выглядит в глазах всех как победившая, потому что это влиятельный человек, пересидел все сейчас самый главный разруливающий и авторитетный в этой части мира. Все с Россией должны разговаривать.

Турция заявляет себя как очень влиятельная региональная держава — Эрдоган. А Путин как такой человек, который может всех там…

М.Максимова― А Путин на коне.

К.Ремчуков― Да.

М.Максимова― Книга.

К.Ремчуков― Да, книгу хочу порекомендовать вам. С большим интересом прочитал. Называется… Лео Штраус. «О тирании». Она включает в себя несколько фрагментов. То есть непосредственно сама вещь Ксенофонта «Геирон», где происходят беседы и диалоги тирана с мудрецом. Это просто очень интересно, очень много созвучного. До какой степени тиран волен вообще в своей жизни, и до какой степени ему нужна мудрость, или от отталкивается от практики, поскольку очень сложно это получить.

Потом, Лео Штраус — это консервативный мыслитель, написал о тирании очень интересный трактат. А Александр Кожев — это русского происхождения французский мыслитель написал «Тирания и мудрость», и потом Штраус ему ответил. В общем, это очень интересно, интеллектуальное чтиво с понятными коннотациями. Рекомендую.

Кожев — это наш был парень, в 1902 году родился в Москве. Потом в революцию — он хотел быть философом — пришел в 19-м году в 17 лет в МГУ, ему сказали: «Ты из богатой семьи. Давай иди отсюда. Ты нам не нужен». Он пошел, попал в Польше в плен, заболел тифом. Послал дружка, где его родители закопали клад, вернулся в Москву. Тот вытащил клад, притащил его в Германию. Они продали его, купили акции и вообще, кайфовали.

Он оказался мыслителем и хорошим человеком. Но книгу очень рекомендую. Лео Штраус «О тирании». Развивает мозг и взгляд на жизнь.

М.Максимова― Это было особое мнение и рекомендации от Константина Ремчукова. Спасибо, до свидания!


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Alex Anon 12:21 24.10.2019

К сожалению, этот Совет полностью превратился в Совет по.. защите бесменной власти!



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Кутаиси полиция разнимала чиновников и оппозиционеров

В Кутаиси полиция разнимала чиновников и оппозиционеров

Юрий Рокс

Дипломаты в Тбилиси призывают политиков к диалогу

0
626
От турецких выборов ждут фальстарта

От турецких выборов ждут фальстарта

Игорь Субботин

Партии Эрдогана хотят объявить внеочередную войну

0
382
Моралеса хотят объявить международным преступником

Моралеса хотят объявить международным преступником

Данила Моисеев

Экс-президента Боливии обвиняют в терроризме и бесчеловечности

0
421
В Страсбурге напомнили о презумпции невиновности

В Страсбурге напомнили о презумпции невиновности

Екатерина Трифонова

Европейский суд по правам человека вынес предупреждение российским правоохранителям

0
1102

Другие новости

Загрузка...
24smi.org