0
2280
Газета Тенденции Печатная версия

19.02.2019 16:31:00

«Талибан» потянуло к исламской демократии

Угрожает ли России изменение политического режима в Афганистане

Тэги: конституция, афганистан, сша, россия, выборы, вывод войск, талибан, ислам, салафизм, дональд трамп, йенс столтенберг, ашраф гани, шер мухаммад аббас станикзай


конституция, афганистан, сша, россия, выборы, вывод войск, талибан, ислам, салафизм, дональд трамп, йенс столтенберг, ашраф гани, шер мухаммад аббас станикзай Талибы предпочитают вести переговоры в Москве, а не в Кабуле. Фото Reuters

Накануне намеченных на 20 июля выборов президента Афганистана власти этой страны вошли в «родовые муки» примирения с запрещенным в России «Талибаном». В конце декабря 2018 года президент США Дональд Трамп заявил: в 2019 году Афганистан покинет половина 14-тысячного американского военного контингента – в случае, если Кабул и «Талибан» прекратят многолетнюю вражду. Начало текущего года крайне насыщено интригами вокруг переговоров Кабула с «Талибаном».

Главная интрига – время начало вывода американского контингента. 13 февраля генсек НАТО Йенс Столтенберг на брифинге в Брюсселе сказал: «Решение о дате вывода войск из Афганистана пока не принято. Но, конечно, мы не останемся в Афганистане навсегда». Столтенберг сообщил: он с середины января постоянно информирует союзников по НАТО о ходе переговоров Кабула с «Талибаном» и благодарит президента Афганистана Ашрафа Гани за активное участие в мирном процессе. То есть генсек НАТО торопит Гани, чтобы тот поскорее замирился с талибами, и недоволен тем, что процесс замирения затягивается. США также пытаются задать переговорам необходимое ускорение. 11 февраля в Афганистан для встреч с чиновниками из Кабула и полевыми командирами «Талибана» тайно прибыл и.о. министра обороны США Патрик Шэнахан. «Только афганцы должны решить, как Афганистан будет выглядеть в будущем», – заявил Шэнахан.

Активная фаза того, что можно назвать «афганским Хасавюртом» по аналогии с событиями чеченской войны, пока что стопорится на вопросе о том, какой конституционный строй установится в Афганистане после ухода американцев. По Конституции Афганистан – исламская республика, Конституция начинается со слов «Во имя Аллаха, милостивого и милосердного». Именем Аллаха президент страны клянется при вступлении в должность. Согласно статье 3, в Исламской Республике Афганистан (ИРА) «ни один закон не может противоречить убеждениям и положениям священной религии ислама» – государственной религии страны. В ИРА государственный календарь мусульманский, первый год I века нашей эры начинается с 16 июля 632 года по христианскому летоисчислению – даты бегства пророка Мухаммеда в Медину.

Но руководство «студентов» («талиб» в переводе с пуштунского означает «студент») не считает принятую в 2004 году Конституцию легитимной. «Действующая Конституция была навязана афганскому народу проамериканской администрацией в Кабуле», – заявил Шер Мухаммед Аббас Станикзай, глава офиса «Талибана» в Катаре. В годы правления талибов Станикзай был фактическим главой МИД так называемого Исламского Государства Афганистан, в 1996 году вел в Вашингтоне безрезультатные переговоры о признании Штатами талибского Афганистана.

13 февраля с.г. штаб-квартира «Талибана» в Катаре утвердила Станикзая главой рабочей группы на переговорах с Кабулом. Эмиссар «студентов» считает: легитимной Конституция ИРА станет только после ее ратификации мусульманскими учеными и одобрения народом. Как считают «студенты», навязанная проамериканским режимом Хамида Карзая Конституция делает незаконной и все последующие правительства ИРА, включая нынешнее. По этой причине талибы ранее не рассматривали Ашрафа Гани как переговорщика. Эта патовая ситуация стала сдвигаться с мертвой точки в середине прошлого года. В июне 2018 года тогдашний глава Пентагона Джеймс Мэттис попросил короля Саудовской Аравии Сальмана издать фетву против талибов. В июле собравшаяся в Джидде Международная конференция по миру и безопасности в Афганистане, куда приехали и представители мусульманского духовенства ИРА, объявила 17-летнюю войну «студентов» против властей ИРА и американского контингента противоречащей законам ислама (см. «НГР» от 18.07.18). Рядовые афганцы требуют, чтобы Станикзай и другие функционеры из катарского офиса «Талибана» вели себя с властями ИРА и народом Афганистана по-мужски. «Станикзай, если ты настоящий афганец, тогда приезжай из Катара и поговори с афганцами», – цитирует афганское агентство Tolonews преподавателя Кабульского университета Абдула Гафора Гафори.

Ашраф Гани предложил вынести конституционное устройство будущего Афганистана на рассмотрение Высшей консультативной джирги, сказал «НГР» директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар. «Джирга это общенародное конституционное совещание, куда входят представители всех общественных сил страны. Станикзай ранее в своем видеообращении заявил, что после ухода американцев можно будет распустить армию, а освободившиеся деньги пустить на улучшение уровня жизни афганцев. Гани и Станикзай пытаются перехватить инициативу друг у друга. Гани понимает, что мирный процесс идет в обход него. Талибы 5 и 6 февраля были на переговорах в Москве, где помимо них были ведущие политики со всего Афганистана. В ноябре талибов принимал в Москве глава МИД России Сергей Лавров. 12 февраля представитель президента России по Афганистану Замир Кабулов сказал, что Москва не против участия «Талибана» в выборах президента Афганистана. Гани и его окружение в изоляции. Вопрос с Конституцией и государственным устройством Кабул откладывает на потом. Для Гани куда важнее, чтобы в Афганистане и за его пределами в повестке дня был он, а не талибы», – рассказал Омар Нессар.

«Неизвестно, какой процент населения одобрил бы превращение Афганистана в мусульманскую теократию, поскольку такой статистики не ведется, – продолжил эксперт. – Но по реальному положению дел – особенно в сельских районах – видно, что теократические идеи среди народа популярны. Люди ищут в исламе спасение от войны, хаоса и несправедливости. А большая часть элиты, наоборот, сформировалась под присмотром американцев, у нее другие ценности. Элита понимает, что без финансовой помощи США Афганистан не продержится. Элитарии признают западную модель выборов и свободу слова. Но к демократии тяготеют и те силы, которые раньше были клерикально-радикальными. Политическая линия офиса «Талибана» в Дохе выдержана в умеренном духе, а другие фракции могут быть более радикальными, но по глобальным моментам все фракции консолидируются с катарским офисом. Судя по заявлениям лидеров «Талибана», их версия ислама – это точно не салафизм. Движение смягчило свои прежние позиции по правам женщин, по терпимости к другим религиям. История Афганистана показывает, что все существующие в стране радикальные группировки рано или поздно отказываются от былого радикализма».

«Талибан» не был однородной структурой даже в период своего нахождения у власти, – сказал «НГР» востоковед Александр Князев. – О сотрудничестве талибов, скажем, с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России. – «НГР») вообще говорить нельзя. Можно говорить лишь о соперничестве и о приоритетной роли «Талибана» – по сравнению с Кабулом или НАТО – в подавлении активности ИГ в стране. А возможность экспансии «Талибана» в бывшую советскую Среднюю Азию или влияние движения в этом регионе – вообще из области фантастики».

Князев рассказал, что в последние 15–17 лет за талибами не замечено побития камнями неверных жен, публичных казней, запрета для женщин получать среднее образование или же инцидентов вроде разрушения статуй Будды в городе Бамиан. «В 90-х годах такое инициировалось как центральным руководством, так и отдельными полевыми командирами, – напомнил эксперт. – Видимо, это было своего рода болезнью роста. Но из-за неприятия подобного населением и внешними партнерами «Талибаном» были сделаны соответствующие выводы. Вообще очень осторожно, но можно, наверное, говорить о некоторой степени снижения их религиозной радикальности, степени следования такфиру (обвинению в отступничестве от ислама. – «НГР»). Сегодня представители «Талибана» сидят за одним переговорным столом с лидерами шиитов-хазарейцев, а лет пять–семь назад такое было трудно представить. При этом на второй план уходит чрезвычайно важный этнический – пуштунский – фактор. Талибы – это пуштунское этнополитическое движение, и соответствующая идеология временами сильно превалирует над религиозными мотивациями».

«Джихадистских угроз со стороны «Талибана» для Средней Азии никогда не было, нет и не будет, – считает Князев. – Главная угроза для региона – нынешнее правительство в Кабуле, неспособное контролировать территорию страны, где и находят некие точки опоры среднеазиатские, российские, китайские и иные джихадисты неафганского происхождения. Талибы – сугубо афганский феномен. Исключением является приграничная территория Пакистана, что связано с самой историей этого движения и политикой Исламабада».            


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Кремль собрался в Африку опять

Кремль собрался в Африку опять

Анатолий Комраков

РФ обещает экономическое развитие жителям Черного континента

0
296
США становятся спортивным жандармом

США становятся спортивным жандармом

Данила Моисеев

За допинговое нарушение интересов Америки иностранцам грозит тюрьма

0
309
В Госдепе раскрыли планы Трампа в Сирии

В Госдепе раскрыли планы Трампа в Сирии

Игорь Субботин

0
243
 25 октября истекает срок тюремного заключения гражданки РФ Марии Бутиной

25 октября истекает срок тюремного заключения гражданки РФ Марии Бутиной

0
131

Другие новости

Загрузка...
24smi.org