0
1617
Газета НГ-Сценарии Печатная версия

27.04.2010

Зоны и режим

Симон Кордонский

Об авторе: Симон Гдальевич Кордонский - ординарный профессор ИУ-ВШЭ, научный руководитель фонда "Хамовники".

Тэги: экономика, модернизация, инновации


экономика, модернизация, инновации Инноград: названия новые, принципы те же.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Опасность абсолютной зависимости от природных ресурсов и сопряженного с ней инерционного развития очевидна. Поэтому государство ищет другие ресурсы – и в результате, в который уже раз в нашей истории, приходит к выводу о необходимости технической и технологической модернизации экономики.

Как инструмент модернизации рассматривается инновационное развитие в целом. Развитие при этом понимается как обретение способности делать некие «штучки», такие как широкополосный доступ в Интернет, наномеханизмы, лекарства, космические аппараты.

Развитие vs. распределение

Но cоциальная организация российской социальной жизни предполагает иное содержание понятия развития, чем то, которое заложено в общепринятых экономических и социальных теориях. Элементы административно-территориального устройства и постсоветские сословия служивых людей интерпретируют это понятие прежде всего как беспредельное расширение, самовоспроизведение и соответственно увеличение потребности в ресурсах. Инновации для таким образом устроенного государства-общества заключаются в появлении (создании) нового ресурса, осваивая который сословие или элемент административно-территориального деления могут увеличить свою ресурсообеспеченность, численность и вес в сословной иерархии.

Инновации для государства с доминирующей сословной стратификацией больная тема. Все новое в нем приходится «внедрять» в отличие от рыночной организации социальных отношений, при которой инновации встраиваются в ткань жизни и преобразуют эту жизнь. Любая отечественная инновация предполагает появление новых ресурсов, а значит – возможность возникновения социальной несправедливости при их распределении. И прежде чем изобрести и «внедрить» нечто новое, приходится простраивать систему распределения ресурсов, которые только еще возникнут в ходе внедрения. При этом сами инновации превращаются в обычный ресурс.

Результаты инноваций «в реальности» сословно-ресурного устройства всегда локальны, они не товары, а «изделия», распределяемые «как положено». В СССР они возникали в разного рода зонах и «шарашках», отделенных от остального социального пространства постановлениями ЦК КПСС и Совета Министров СССР. При этом жизнедеятельность в зонах такого рода определялась согласно особым режимным принципам, локально нарушающим общегосударственные постулаты социальной справедливости.

Люди, занятые в этом инновационном процессе, были объединены в сословие ученых и технологов, члены которого – в силу режимных принципов – обладали привилегиями в части получения ресурсов разного рода, от продуктов питания до доступа к зарубежной научно-технической информации. Сословие ученых входило (наряду с военными, руководителями предприятий и т.п.) в бюджетную корпорацию, ориентированную на увеличение количества ресурсов. Она была известна как военно-промышленный комплекс и организационно была оформлена в деятельности ГКНТ СССР и Военно-промышленной комиссии при СМ СССР. Научные идеи и прототипы изделий обычно импортировались – легально или нелегально – в рамках разветвленной деятельности научно-технических разведок.

В наследство от СССР России досталось множество разного рода зон, в которых когда-то осуществлялись научные и технологические разработки, то есть разработка и производство изделий. Это ЗАТО и научные городки, поселки военных и ученых, в которых когда-то члены разных советских сословий осваивали бюджеты, предназначенные для того, чтобы «обогнать США, стоящие на краю пропасти». Сегодня от режима в них осталась, и то частично, только его форма (забор с «Егозой», КСП, КПП и допуски). Кроме того, исчезло советское разведывательное сообщество в роли поставщика научных идей и прототипов изделий, и адекватной замены ему не возникло. Отечественные ученые с трудом включаются в глобальные системы научной информации и коммуникаций.

Вместе с режимом исчезло и сословие советских ученых и инноваторов, а занятые в науке и в разработке технологий превратились в обычных бюджетников (за исключением членов государственных академий, озабоченных в основном сохранением своих льгот и привилегий).

Результаты работы отечественных ученых-бюджетников и технологов сегодня обычно возвращаются в страну в виде импортных товаров. Современные отечественные технические новации – это основанные еще на советских идеях машины и технологии, произведенные в тех отраслях, где в какой-то степени сохранился режим.

Прогрессирующее технологическое отставание интерпретируется властью в ее собственной ресурсно-сословной логике. Инновационная активность сегодня сводится к попыткам создания разного рода «зон», обладающих статусом, который позволяет законно обойти существующий порядок обращения с ресурсами.

Регионы заинтересованы в такого рода инновационном развитии – они получают дополнительный источник ресурсов именно со статуса зон и оказываются в какой-то мере защищенными от стремления проверяющих и контролирующих органов добиться социальной справедливости, то есть распределить ресурсы сообразно статусам сословий и статусам людей в сословиях. Инновационная активность регионов выражается в стремлении заполучить на свою территорию нечто федерально значимое и обеспечиваемое ресурсами в приоритетном порядке – центры высокотехнологической медицинской помощи, федеральные университеты, технопарки. В этом стремлении прослеживается советская логика бюджетирования и внедрения, которая неэффективна вне соответствующего режима.

Проблемы инновационного развития не решает и придание существующим организациям особого статуса, такого как исследовательский университет или технопарк. Для создания чего-то действительно нового необходимы не только зоны, но и упразднение в них отношений административного торга при распределении и перераспределении ресурсов. Сейчас же непосредственным результатом создания зон становится увеличение численности чиновников, обеспечивающих их функционирование.

Таким образом, для инновационного развития по советскому образцу необходимо восстановление статуса сословия ученых и технологов, превращение их из бюджетников в членов титульного служивого сословия. Такое изменение социальной структуры должно быть сопряжено с введением режима для членов этого сословия. Причем в режиме должны быть как позитивные стимулы, так негативные санкции. Кроме того, необходимо воссоздание аналога ГКНТ и приведение в соответствие с запросами государства информационного обеспечения научной и инновационной деятельности. Но прежде всего государство должно определить, какие изделия ему нужны и для каких целей. Без четкого государственного заказа советская инновационная логика работать не будет. Однако именно этого заказа нет.

В то же время переход к рыночной системе, где только и возможны те инновации, к которым призывают властные идеологи, предполагает отказ от базовых принципов современного российского социального устройства, а также отказ от разработки и производства изделий в пользу разработки и производства товаров, в том числе инновационных. А такие радикальные изменения вряд ли возможны при существующем уровне властной рефлексии.

Бурные намерения. Творчество: изобретение угроз

Остается, как признал один из идеологов инновационной модернизации, надеяться на чудо. Сейчас в силу того, что ресурсной государственной организации ставится задача, которая в ней в принципе неразрешима, ее субъекты демонстрируют в основном инновационные намерения, а не инновационную деятельность. Вид такой квазиинновационной активности – создание концепций и стратегий инновационного развития, которые продуцирует российское экспертное сообщество по заказам современных бюджетных корпораций. Сам факт заказа на разработку концепции свидетельствует о том, что заказчик осмысляет дефицит ресурсов, необходимых для выполнения его нормативных задач. «Скоро пилить будет нечего», поэтому нужны инновации.

Практически каждая из принятых концепций развития содержит в обосновательной части сравнение с какой-либо страной, где – по мнению разработчиков – состояние дел в образовании, здравоохранении, экологии или борьбе с терроризмом идеально или близко к идеальному.

Содержание концепций инновационного развития привязано к фиксированной угрозе: в этих текстах изначально утверждается наличие угроз и врагов, для нейтрализации которых и нужны дополнительные ресурсы и технические-технологические инновации. Так, в первом же абзаце проекта концепции развития здравоохранения фиксируется демографическая угроза, то есть «людей мало, работать и служить будет скоро некому».

Общеизвестно, что никакой дополнительный поток ресурсов в то же здравоохранение не может компенсировать уменьшение численности населения, которое происходит за счет снижения рождаемости, увеличения смертности или изменения модели воспроизводства населения. Увеличение продолжительности жизни приводит, напротив, к изменению структуры населения за счет повышения доли пожилых людей и, следовательно, к дополнительной нагрузке на ресурсную организацию государства. Однако логическая и предметная несуразности не уменьшают пыла разработчиков, движимых целью обосновать необходимость увеличения количества ресурсов, «полагающихся» членам корпорации – заказчикам концепции.


Заимствованное в систему не проникает.
Фото Reuters

Само поле концепций становится местом административно-рыночной конкуренции за потоки бюджетных ресурсов. И потоки действительно перенаправляются в пользу бюджетных корпораций, красочнее других описавших угрозы, которые возникнут, если не дать им дополнительных ресурсов. Изобретения новых угроз – вот что инновационно при ресурсно-сословной организации социальной жизни.

Инновационны угрозы терроризма и коррупции, демографическая угроза, угрозы безработицы, дефицита жилья и продовольствия и многие другие. Фиксация этих угроз в разного рода концепциях развития отражает социальный статус сословий и корпораций, предназначенных для их нейтрализации и озабоченных увеличением своих бюджетов в гораздо большей степени, чем «реальным состоянием дел». Члены таких корпораций пасуют, когда угрозы, описанные в стратегиях и концепциях, овеществляются в конкретных событиях.

Созданием концепций и программ развития заняты многочисленные эксперты. Эти бюджетниками подрабатывают, применяя свои, обычно поверхностные знания о том, что происходит в какой-то сфере за рубежом, к тому, как властные заказчики формулируют отечественные проблемы. Заказчики хотят, как правило, получить изделия или системы изделий, которые нейтрализуют угрозы, сформулированные в стратегиях и концепциях. Но в силу мифичности угроз технические средства их нейтрализации также в основном не инструментальны.

Заказчики обычно онтологизируют свои управленческие проблемы, стремясь перевести их в научную плоскость – переложить бремя ответственности за принятие решений на тех, кого они считают экспертами. Некоторые продвинутые государственные люди, однако, сами ездят (инкогнито, как в свое время Петр I) в зарубежные заведения, известные своими инновационными разработками, чтобы посмотреть, как в условиях рынка организован инновационный процесс. Уроки Хрущева с его инновационными попытками выращивать кукурузу около Полярного круга вытеснены из социальной памяти.

Эксперты-бюджетники, подстраиваясь под высокопоставленных распорядителей ресурсов, разрабатывают изощренные, как им кажется, конструкции, основываясь на «передовом зарубежном опыте», в частности, рекомендуют создавать венчурные и посевные фонды, принципиально чуждые ресурсной организации отечественной жизни. Естественно, что изыски такого рода практически всегда заканчиваются распилом ресурсов, выделенных на соответствующие экспертизы и НИР.

Бюджетные корпорации неоднородны и внутренне конфликтны, поэтому концепции развития предполагают перераспределение бюджетных ресурсов в пользу тех или иных внутрикорпоративных групп. В области медицины, например, конкурируют корпорации собственно медиков, социальных работников и тех, кто причастен к внебюджетным фондам – Пенсионному, обязательного медицинского страхования и другим.

От зарубежного производителя

Настоящие инновации, как правило, проникают в отечественную жизнь не в результате принятия концепций развития, а в результате импорта идей, технологий или товаров: импортированное не нарушает кардинально ресурсную систему и принципы социальной справедливости, оставаясь внешним фактором.

Импортированной является сама идея инновационного развития, на отечественной почве приобретающая привычные формы: создать зону, импортировать оборудование и специалистов и «обеспечить им условия для продуктивной работы».

Импортированное включается в ткань жизни особым образом – скорее как атрибут престижного сословного потребления, чем как обычный товар или услуга. Считается хорошим тоном подчеркнуть, что и в импортном инновационном товаре или идее есть российская компонента, результат труда гениальных отечественных ученых и программистов. Стремление к импортированным товарам, моделям поведения, идеям и концепциям, приправленное местечковым патриотизмом, детерминирует обыденное поведение и является внешним проявлением своеобразного комплекса психологического неприятия того, что есть «в реальности»: «на самом деле» у нас как в Европе.

Заимствование остается основным направлением инновационной активности в России. Это видно, в частности, в том режиме, которым регулируется деятельность в организационных новациях, таких как федеральные и исследовательские университеты, свободные экономические и внедренческие зоны.

В то же время настоящая инновационная активность в современной России весьма велика. Она проявляется в первую очередь в изыскании и изобретении все новых и новых способов – «схем» по изъятию ресурсов из государственных и корпоративных каналов в личное распоряжение – и освоении их в деятельности по созданию и благоустройству поместий. Эта деятельность по еще петровской традиции называется воровством, хотя таковым, конечно, не является. Разные способы изъятия ресурсов и освоения их имеют множество синонимов, в основном нецензурных, что демонстрирует их глубокую укорененность в языке и культуре. Инженерное, архитектурное, художественное творчество, основанное на «уведенных» ресурсах, пусть не фундированное глубокими знаниями и традициями, в частности, проявляется в многообразии заборов и фасадов усадеб-поместий.

Однако такое творчество и такая инновационная активность не вписываются в логику заботы власти о благе народа и о социальной справедливости в распределении ресурсов. Власть вводит огромное количество ограничений, стремясь ввести латентную инновационную активность людей в рамки. Необходимость приспосабливаться к этим интенциям власти требует от людей огромных – инновационных по сути – усилий. Большая часть наших сограждан, за исключением не выдержавших этой гонки и спившихся и деградировавших, вынужденно столь инновационно активна, что на технологические и научные инновации у них не остается ни сил, ни времени. Далеко не случайно наши эмигранты известны своей инновационной активностью, часто выходящей за правовые рамки, привычные иностранным обывателям.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Константин Ремчуков: Несколько выводов в связи с избранием Зеленского

Константин Ремчуков: Несколько выводов в связи с избранием Зеленского

1
2227
Московские поликлиники приведут к более совершенному стандарту комфорта

Московские поликлиники приведут к более совершенному стандарту комфорта

Татьяна Астафьева

В капитально отремонтированных зданиях амбулаторий будет удобно не только пациентам, но и врачам

0
836
Шелковый путь усыпан шипами

Шелковый путь усыпан шипами

Анатолий Комраков

Россия осторожничает с реализацией китайского проекта

1
2803
Любовь и дружба по шкале Богардуса

Любовь и дружба по шкале Богардуса

Людмила Почебут

Дмитрий Безносов

Как 466 питерских студентов оценили миролюбие и терпимость стран Европы, Азии и Америки

0
740

Другие новости

Загрузка...
24smi.org