0
1362
Газета Наука Печатная версия

28.04.2004

За связь без брака

Тэги: реформа, минатом, минтранс


Высокотехнологичные, по-настоящему наукоемкие отрасли российской экономики – феномены, которые сегодня впору заносить в Красную книгу. В российском экспорте, например, доминируют нефтегазовое сырье (55%), металлы (около 19%) и лес (около 5%). Доля России на мировых высокотехнологичных, наукоемких рынках крайне низка (около 1%). Россия уступает по этому показателю США, Японии, КНР, ФРГ, Великобритании, Южной Корее, Франции и даже Тайваню, занимая только девятое место, незначительно опередив Италию.

Мы уже рассказывали о том, какие перспективы в связи с начавшейся административной реформой и кардинальным изменением структуры федерального правительства могут ожидать программы фундаментальных исследований и прикладных разработок в бывшем Минатоме РФ (см. «НГ» от 14.04.04). Еще одна потенциально чрезвычайно высокотехнологичная и наукоемкая отрасль экономики находится сегодня под крышей Министерства транспорта и связи РФ.

Вернее, отраслей как раз две – транспорт и связь. Насколько оправданно и, главное, просчитано было «скрещивание» этих структур в одном ведомстве – вопрос отдельный. Замечу только: что бы ни изобретали творцы административной реформы в России, у них все время в итоге получаются административные же монстры. Ведь, например, по данным президента Института энергетической политики Владимира Милова, в полосе российских международных транспортных коридоров живет и трудится почти 80% населения страны. С этими бы проблемами разобраться – а тут еще какая-то связь, как сбоку припека.

Между тем за период с 1993 по 2001 год именно в отрасли связи принято к использованию больше всего новых технологий, например, «обмена электронной информацией» – 1975 технологий. Это составляет 28,0% от общего количества новых технологий, освоенных за этот период в России.

Как отмечают аналитики компании ФБК, объем валовой добавленной стоимости (ВДС), произведенной в 2002 г. в отрасли «Связь», составил в текущих ценах 176,7 млрд. руб., или 1,8% ВДС, произведенной в экономике. Индустрия продолжала расти даже в кризисном 1998 г.

Посмотрим теперь, что из себя представляет в технологическом отношении транспортная отрасль России.

В ней занят каждый 15-й житель страны. Транспорт занимает первое место по стоимости основных фондов – около 1/3 от их совокупной величины. «Несмотря на то что инвестиции в сферу транспорта в абсолютном выражении весьма высоки (более 19% от всех инвестиций в российскую экономику идут в транспорт), в настоящий момент их не хватает даже на то, чтобы сдерживать рост физического износа основных фондов», – подчеркивают эксперты ФБК. Например, только развитие малоэффективной сегодня сети автодорог потребует инвестиций не менее 2 млрд. долларов в год! «Система же управления железными дорогами настолько архаична, что при номинально высокой скорости передвижения грузов реальное товародвижение на железнодорожном транспорте осуществляется в 4–5 раз медленнее, чем это достижимо при имеющихся возможностях», – считает Владимир Милов. А ведь только транзит на евразийском направлении мог бы приносить уже через 3-4 года до 9 млрд. долларов дохода (до 20 млрд. долларов в 2015 г.).

Когда анализируешь всю эту наукометрическую цифирь, невольно складывается устойчивое впечатление, что в случае с новым Министерством транспорта и связи РФ проведен эксперимент по скрещиванию ежа с удавом. Канонический анекдот утверждает, что в результате получится полтора метра колючей проволоки. Что получится в результате административных манипуляций над двумя гигантскими отраслями российской экономики – не известно никому. Даже, похоже, новому министру – Игорю Левитину.

В послужном списке Левитина три основные позиции: служба в железнодорожных войсках, учеба в Военной академии тыла и транспорта и работа в компании «Северстальтранс» (курировал тему транспортного машиностроения, железнодорожных перевозок и работу морских портов). Достаточно ли этого для работы в должности федерального министра? Не случайно назначение Левитина было воспринято профессионалами с большим удивлением.

Очень показательным в этом отношении стал фактически публичный демарш двух бывших министров (связи – Леонида Реймана и транспорта – Сергея Франка), отказавшихся от постов заместителей Левитина. «Важно понять, кто будет замом Левитина по телекоммуникациям, – отмечал аналитик ИК «Тройка Диалог» Евгений Голосной. – Левитин, как человек далекий от отрасли, не сможет в полной мере разобраться во всех тонкостях управления в этой сфере». Реймана уговаривал сам президент Владимир Путин. Через месяц уговорил. 14 апреля Леонид Рейман стал заместителем министра транспорта и связи РФ.

Все эти нюансы работы нового кабинета министров, по-видимому, осознали на самом высоком уровне. По крайней мере отнюдь не случайным выглядит решение, обнародованное в минувший понедельник: аппарат правительства России (то есть структура Дмитрия Козака) будет сокращен на 20%. Появится в Белом доме и новый институт – помощников премьера, которые будут непосредственно подчинены председателю правительства. Похоже, Михаил Фрадков (в противовес руководителю МЭРТа Герману Грефу и его Центру стратегических разработок) формирует свой собственный интеллектуальный штаб.

В связи с этим обращает на себя внимание то обстоятельство, что люди, которых Герман Греф так или иначе убрал со своих постов, – в том числе, кстати, бывший министр транспорта Сергей Франк и министр образования Владимир Филиппов, – теперь вошли в число помощников премьера. Конечно, помощники были и раньше. Но сейчас их статус резко повышен. Так что, не исключено, что после инаугурации президента России 7 мая персональный состав и структура правительства будет кардинально отличаться от того, что мы имеем сегодня. Особенно это касается именно экономического блока, так как сегодня уже всем очевидно: идеология административной реформы, поддерживаемая командой Германа Грефа, себя не оправдывает.

Как бы там ни было, министр Левитин возглавил две отрасли, каждая из которых требует не только высокого профессионализма, но и организаторского таланта. А управление ими обеими требует почти гениальных задатков. Собственно говоря, никаких программных заявлений из уст Игоря Левитина за полтора месяца его работы в должности министра и не было, если не считать таковым, конечно, дежурного обещания сделать стратегической линией нового министерства создание конкурентной, стабильной и эффективной инфраструктуры транспорта...

А пока у нас сливают и разливают министерства, уже подсчитано, что после 2000 г. до 70% всей продукции в мире будет производиться за счет наукоемких отраслей. А по прогнозу на 2015 г. внешний рынок наукоемкой продукции должен достичь 6 трлн. долл. в год, из которых до 2 трлн. могут составлять информационные услуги.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Тамани не дают ходу

Тамани не дают ходу

Денис Беляков

Строительство важнейшего для России южного порта тормозится на фоне роста грузооборота через Украину

0
2293
Пентагон оценил устремления Пекина  в Арктике

Пентагон оценил устремления Пекина в Арктике

Ирина Дронина

Америка опасается, что Ледовитый океан может превратиться в Китайское море

0
2099
Выплаты Донбассу или пенсионная реформа?

Выплаты Донбассу или пенсионная реформа?

Произвольная аргументация подрывает доверие граждан к инициативам власти

0
8681
Спасет ли казну пенсионная реформа

Спасет ли казну пенсионная реформа

Анастасия Башкатова

Власти не желают признаваться в провальном соотношении пенсий к зарплатам

2
9075

Другие новости

Загрузка...
24smi.org