0
1980
Газета Наука Печатная версия

14.04.2010

Жить на орбите мы уже научились

Тэги: космонавтика, nasa, космос, орбита

Все Межпланетные новости


космонавтика, nasa, космос, орбита Об освоении Луны люди задумывались уже очень давно.
Художник Джордж Гиббс. На Луне. 1916 г. Рисунок из альбома Out of Time, 2000

О современных проблемах и программах космонавтики в интервью Николаю Дорожкину рассказывает начальник комплекса «Исследование проблем освоения космического пространства» ЦНИИмаша, доктор технических наук Георгий Карабаджак.

– Георгий Февзиевич, если принять за аксиому неотвратимую экспансию человека в пространстве, то в какой фазе этого процесса находится сегодня космонавтика?

– Прежде всего люди изучали саму возможность выхода на орбиту за пределами земной атмосферы. Начинали такие энтузиасты, как Константин Эдуардович Циолковский и Сергей Павлович Королев – не только мечтатели, но и изобретатели. Потом были запуски исследовательских ракет. И как только человек получил возможность осуществить полет в космос, начался процесс освоения космического пространства. Наши орбитальные станции – «Салюты», «Мир», нынешняя МКС – суть этапы процесса освоения космоса. Осваиваясь там, мы ищем пути применения наших возможностей на околоземных орбитах и начинаем их использовать.

Последние 10–15 лет коммерческая доля в космических сегментах, связанных с телевидением, связью, дистанционным зондированием Земли, постоянно растет, уже опережая государственную. Это явный показатель того, что в околоземном пространстве мы заканчиваем этап освоения и активно вступаем в фазу полноценного использования.

– Какие космические объекты доступны для посещения человеком при сегодняшнем уровне развития техники?

– Сегодня – никакие. В обозримом будущем только Луна, Марс и его спутники и в какой-то степени близко пролетающие астероиды. Но и здесь множество вопросов: например, что делать с Луной или с Марсом? Облететь, произвести съемки поверхности и запустить туда роботов или высаживаться там, создавать базы? По этому вопросу даже среди крупных ученых в России нет единого мнения. Одни говорят, что для науки интереснее Луна, другие – что Марс, третьих волнует астероидная опасность. Есть много интересных задач, которые мы могли бы решать с пользой для науки и человечества. Большинство из них настолько емкие, что для их решения недостаточно усилий одной страны.

Но на каком бы языке ни говорили ученые, они одинаково думают о задачах, стоящих перед человечеством. Наука вообще интернациональна, и в этом смысле глобальные цели изучения космического пространства в принципе сформированы. Как образовалась Вселенная, какие законы управляют ее развитием? Как образовалась и эволюционирует Солнечная система, каково ее будущее? Как появилась жизнь на Земле, возможно ли существование жизни вне нашей планеты? Вот три группы вопросов, стоящих перед мировой наукой. Большинство космических средств, которыми располагает современная наука, так или иначе работают на решение этих трех проблем.

– Человечество занимается изучением, освоением и затем использованием космического пространства – это реальный факт. Но означает ли он, что заниматься этим должна каждая нация?

– Есть даже в Европе вполне благополучные государства, которые не стремятся занять активную позицию в сфере освоения космоса, а довольствуются благами, дарованными (а чаще проданными!) первопроходцами. И тут возникает вопрос: идти ли стране в рядах первооткрывателей или быть на вторых ролях, а то и пополнять категорию простых наблюдателей?

Самоощущению народа России созвучен ответ, что мы в первых рядах. В число главных целей космической политики в области изучения и освоения космического пространства входят создание научно-технических и технологических условий для осуществления масштабных космических проектов, обеспечивающих углубленное изучение и освоение небесных тел; формирование устойчивых международных связей в интересах совместных научных исследований космического пространства; реализация перспективных задач в области пилотируемых космических полетов.

Речь идет о том, что мы должны быть нацелены на масштабные задачи, которые в будущем предстоит решать. Как они будут решаться? Для этого обязательно будут нужны новые космические средства. Изучение и освоение космоса с финансовой точки зрения – статьи расходов глубоко затратные. Но это инвестиции в народ, в будущее, в развитие на долгосрочную перспективу. В процессе создания технически сложных средств в сфере высоких технологий работают сотни тысяч людей, повышается общий технологический уровень и в других, смежных областях. Растет интеллектуальный потенциал нации в целом.

Руководство нашей страны это понимает и считает необходимым поддерживать это направление. Поэтому у нас будет развиваться космическая инфраструктура: создаваться принципиально новые космические средства и строиться новый космодром. Не все народы могут себе это позволить. Кто не может, тот вынужден будет довольствоваться положением просящего, а значит, зависимого.

– Что делается в области астрофизических исследований?

– Лучше всего с этим обстоят дела у Национального управления США по аэронавтике и исследованию космического пространства, NASA.

У них летают такие космические приборы-обсерватории, как «Хаббл», «Чандра», «Спитцер», скоро полетит «Джеймс Уэбб», недавно полетел «Кеплер» для поиска экзопланет┘ Действует программа исследования Солнца и солнечно-земных связей, она практически вся реализуется в международной кооперации.

У нас тоже есть аналогичные проекты. В недалекой перспективе мы планируем запустить серию КА «Спектр», которые будут принимать излучение из самых отдаленных уголков нашей Вселенной в широком диапазоне длин волн: от радиоволнового до гамма-излучения. Благодаря астрофизическим открытиям сегодня коренным образом меняется наше представление о таких фундаментальных понятиях, как материя, энергии и гравитация.

– У NASA есть своя пилотируемая программа?

– Да. Сегодня американцы изучают возможность продления своей работы на Международной космической станции до 2020 года. Однако параллельно американцы строят новые космические средства для пилотируемых полетов: пилотируемый корабль, ракеты-носители, лунный разгонный блок. Новые средства в первую очередь обеспечат им возможность полноценного освоения Луны, помогут надолго там обосноваться. Хотя, я думаю, в ближайшее время они выберут в качестве основного более гибкий план. Используя широкие возможности новой космической инфраструктуры, в ближайшие двадцать лет на разных временных рубежах будут решаться наиболее востребованные задачи: работа на околоземных орбитах, освоение Луны, полеты в точки либрации или к астероидам.

Но конечная цель NASA, конечно же, пилотируемая экспедиция на Марс, сроки которой пока не определены. И это несмотря на то, что комиссия под руководством Огастина, специально созданная NASA и администрацией президента США для рассмотрения путей развития пилотируемой космонавтики, пришла к вполне определенному выводу: как бы ни был Марс привлекателен для ученых и мечтателей, сегодня идея пилотируемого полета на Марс нежизнеспособна. Любому технически грамотному человеку очень трудно будет с этим не согласиться.

Европейская пилотируемая программа менее амбициозна. Европейское космическое агентство, ESA, сконцентрировано на изучении космического пространства автоматическими аппаратами. Они занимаются освоением исключительно в партнерстве – не важно, с кем, было бы полезно для Европы. Хотя европейцы уже думают о собственной орбитальной станции, работают над марсианской программой – «Экзо-Марс», проектом доставки образцов марсианского грунта «Марс Сэмпл Ретон»┘ Проектируют лунные модули, есть и проект лунной станции. Уже стоит вопрос о создании европейского пилотируемого корабля.

– А Китай, вообще Азия, другие регионы?

– В КНР разрабатывается своя орбитальная станция, готовится высадка на Луну в 20-е годы. Китайские власти хорошо понимают, что эти инвестиции оправдаются, и не жалеют средств на пилотируемые программы. Более скромные программы у японцев, которые уже летают, и у Индии. Со временем в этот «космический клуб», вполне возможно, войдут Бразилия, ЮАР и другие страны.

Понимая, что процесс освоения космического пространства имеет международный характер, мировое сообщество выработало единую «Глобальную стратегию освоения», в которой устанавливаются основополагающие принципы и механизмы координации усилий в области освоения космического пространства. Этот документ одобрили 14 космических держав, включая Россию. Для России очень важно не раствориться в чужих проектах, а найти свое достойное место. На это направлены усилия правительства и Роскосмоса.

Я уже говорил, что мы имеем достаточно амбициозные проекты в астрофизике. Подготовлена программа космических комплексов для изучения Солнца и солнечно-земных связей. Есть оригинальный проект «Полярный эклиптический патруль», задача которого – наблюдение Солнца не только с плоскости эклиптики, но и с других. Если у США серьезные успехи в изучении планет-гигантов с их спутниками, то у нас – большой задел в изучении Венеры. Наши приборы летают сейчас на ряде американских спутников. Мы будем строить свой спутник для исследования одной из интереснейших лун Юпитера – Европы (это российский вклад в международный проект изучения системы Юпитера «Лаплас»). Есть проекты по продолжению исследований Луны, Марса и полету к астероиду Апофис.

– Возвращаясь к теме освоения. Каковы наши планы на будущее?

– До 2015 (а я надеюсь, что уже в будущем году будет принято решение и до 2020) года мы будем использовать возможности МКС для решения научных и прикладных задач, отработки способов автономного существования человека в космосе. Хочется верить, что после истечения срока эксплуатации МКС на смену ей придет другая, качественно новая станция, построенная на новых принципах, более просторная и удобная для жизни и работы.

В более далекой перспективе – выход человека за околоземные орбиты, ведь жить на орбите мы уже научились. Сегодня мы внимательно изучаем возможные сценарии освоения наиболее близких к нам объектов и областей в Солнечной системе, в частности Луны и Марса. Ни у нас, ни у наших зарубежных коллег пока нет отработанных двигательных установок, позволяющих в разумные сроки летать даже в пределах марсианской орбиты. Очень важен также вопрос радиационной защиты экипажей вне земной магнитосферы. Не решен вопрос и о длительном автономном пребывании человека вдали от Земли. Эксперимент «Марс-500» лишь первый шаг в этом направлении. Не решены также вопросы координатно-временного и навигационного обеспечения, дальней космической связи с пилотируемыми объектами и многие другие.

Здесь необходимы комплексные исследования, системный подход. Эти исследования сегодня проводятся. Надеюсь, уже в будущем году мы получим аргументированные ответы на вопросы: какие задачи освоения и на каких временных рубежах мы способны решать? Это даст консолидированное понимание, как мы будем развиваться в долгосрочной перспективе. Важно понимать: если не мы, то это будет делать кто-то другой. Уважающая себя нация должна ставить великие цели.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Мечта Рейгана начинает превращаться  в реальность

Мечта Рейгана начинает превращаться в реальность

Владимир Иванов

0
4159
Ожившие российские "спутники-убийцы" напугали западные СМИ

Ожившие российские "спутники-убийцы" напугали западные СМИ

НГ-Online

Миссия космических аппаратов до сих пор остается тайной

0
14456
Чем два года занимался секретный шаттл-разведчик США на орбите?

Чем два года занимался секретный шаттл-разведчик США на орбите?

НГ-Online

X-37B провел в космосе 718 дней

3
49201
Притяжение "Времени первых"

Притяжение "Времени первых"

Владимир Зуев

Новая отечественная космическая кинодрама вызывает минимальные претензии

0
2453

Другие новости

24smi.org
Загрузка...
Рамблер/новости