0
5552
Газета Наука Печатная версия

24.04.2013 00:01:00

Бумажный носитель

Тэги: наука, литература, книги


наука, литература, книги Кузница Вулкана. Художник Диего де Сильва Веласкес (1599-1660). Иллюстрация из рецензируемого издания

В нынешнем «Бумажном носителе» сошлись издания, объединенные не столько какой-то внутренней логикой, сколько сугубо форм-фактором. Все – увеличенного, энциклопедического формата. Альбомы про науку, если немного огрубить. Мне было интересно посмотреть, как физические параметры издания влияют на семантику текстов, на смыслы, которые вычитывает из них читатель. Кстати, вот и обнаружилась единая внутренняя логика! Помимо моей воли.

МЕТАЛЛОКОРД ЦИВИЛИЗАЦИИ

Металлургия и время. Энциклопедия. В 4 т./ Ю.С. Карабасов, П.И. Черноусов, Н.А. Коротченко, О.В. Голубев.
– М.: Изд. дом МИСиС, 2011. (1000 экз.)
85-15-11.jpg
Вполне исчерпывающее представление о содержании и методе этого четырехтомника дает издательская аннотация: «Подробно и популярно изложены ключевые моменты развития металлургии. Рассмотрены социальные, политические, экологические и другие объективные и субъективные обстоятельства появления изобретений и открытий в области металлургии. Это позволяет сформировать целостную картину постепенного взаимосвязанного культурного, социально-политического и технического развития современной индустриальной цивилизации, в основе которой лежат металлургические технологии». И с этим не поспоришь.
Строгий хронологический принцип объясняет и структуру издания: Т. 1. Основы профессии. Древний мир и раннее Средневековье. – 216 с.; Т. 2. Фундамент индустриальной цивилизации. Возрождение и Новое время. – 216 с.; Т. 3. В авангарде инноваций. Промышленная революция и индустриализация. – 216 с.; Т. 4. Русский вклад. – 232 с.
Конечно, авторы четырехтомника лукавят: никакая это не энциклопедия. Систематизированный набор слегка беллетризированных очерков из истории техники, технологий и немного – естествознания. Но это не в умаление, а, наоборот, в похвалу авторам. И читать, и брать в руки/разглядывать – одно удовольствие! Вернее, четыре удовольствия. Мелованная бумага, офсетная печать, отличный подбор иллюстраций, продуманная верстка. В общем, качественное подарочное издание.
Особенно хорош первый том. Десять глав – от неолита до Средневековья плюс пять приложений: «Морфология металлургической терминологии», «Водоснабжение и санитария Римской империи», «Колокола Европы», «Колокола Восточной Азии», «Металлы в мифологической картине мира». Список литературы, словарь терминов, указатель имен и названий, хронологическая таблица – это в каждом томе.
Одна любопытная деталь: все главы начинаются с короткого введения – «Почему это актуально?». Будьте уверены, вам докажут и покажут, почему актуален рассказ о «Секретной мануфактуре Московского государства» («Характерной чертой отечественной металлургии на всем пути ее развития с древнейших времен является активное освоение и развитие передового зарубежного опыта»), о «Золотом веке для промышленной революции» («В XVIII в. в России был проведен уникальный эксперимент по созданию централизованной крепостной мануфактуры с помощью «административной» технологии»), о «Немцах в России: судьба мастеров и технологий» («В истории России было немало периодов, когда признание отсталости в каком-либо вопросе требовало проведение модернизации, для чего, как правило, приглашались иностранные специалисты»)…
Но у этого четырехтомника есть еще одна замечательная особенность. Он фактически продолжает оригинальную жанровую разновидность научно-популярной литературы, возникшую в СССР еще в конце Великой Отечественной войны. В литературоведении этот феномен, кажется, еще не был отмечен. Я говорю о целой серии энциклопедических, по своей сути и форме, сборников. Несколько типических признаков позволяют выделить эти издания в самостоятельный вид: 1. Авторы (редакторы, рецензенты) – действующие ученые; 2. Энциклопедичность содержания (попытка охватить по-крупному все основные отрасли науки); 3. Форм-фактор – это всегда книги увеличенного, энциклопедического формата; 4. Обилие иллюстраций в тексте и цветных вклеек; 5. Явный футурологический пафос.
Назовем этот жанр – «Большие книги о Большой науке». Начался он с книги «Рассказы о науке и ее творцах. Хрестоматия для всех» (Детгиз, Москва–Ленинград, 1946, тираж – 30 000 экз.).
Серия получилась «долгоиграющей».
«Наука и жизнь. Сборник» (Гос. изд-во культурно-просветительной литературы, М.: 1949. – 461 с., 30 000 экз.). Своеобразным апофеозом жанра стала книга «Познание продолжается» (М.: Просвещение, 1970, 500 000 экз.). В 1980 году начала издаваться великолепная серия энциклопедических словарей. «Энциклопедический словарь юного астронома» (М.: Педагогика, 1980. – 320 с.). Потом последовал «Энциклопедический словарь юного химика» (М.: Педагогика, 1982. – 386 с., 400 000 экз.). В 1984-м появляется «Энциклопедический словарь юного физика» (М.: Педагогика, 1984). И вот, в том же жанре, – энциклопедия «Металлургия и время».
Отсюда – правило № 1: Большая наука тяготеет к большим форматам.

АТЛАСНЫЙ ОБРАЗ БОЛЕЗНИ

Атлас редких болезней/ ФГБУ «Научный центр здоровья детей» РАМН. Колл. авт., под ред. А.А. Баранова, Л.С. Намазовой-Барановой.
– М.: ПедиатрЪ, 2013. – 304 с.
85-15-3.jpg
Как любой медицинский профессиональный справочник – тяжелая для восприятия неспециалистом книга. Потому что про болезни, патологии, отклонения от нормы. А тут еще не просто про болезни, а про редкие, чаще всего тяжелые и неизлечимые заболевания у детей.
К этой категории редких, орфанных, относят заболевания, распространенность которых не превышает 10 случаев на 100 тыс. населения. На сегодняшний день известно более 6 тыс. редких болезней, но только около 300 из них могут эффективно контролироваться соответствующими препаратами. «У этих заболеваний – очень сложная диагностика; генетические, как правило, истоки. И, к сожалению, для большинства редких болезней нет пока эффективного лечения. А если что-то и есть, то все это – импорт», – признался в беседе со мной редактор «Атласа…», академик РАН и РАМН Александр Баранов.
Лечения нет, тем более отечественного, но вот медицинский атлас орфанных заболеваний у детей впервые в мире создан именно в России. Уникальное издание. На недавнем XVII съезде педиатров России расхватали чуть ли не весь тираж – 2 тыс. экземпляров.
Определение, эпидемиология, тип наследования, этиология, патогенез, клинические проявления, диагностика, лечение, прогноз – по этой матрице про все 62 болезни, включенные в «Атлас…». В алфавитном порядке…
«Абеталипопротеинемия (abetalipoproteinaemia) – редкое врожденное заболевание с мультисистемными проявлениями, характеризующееся нарушением всасывания жиров, акантоцитозом и гипохолестеринемией… Распространенность меньше 1: 1 000 000 населения».
«Язвенный колит (ulcerative colitis) – диффузное воспаление слизистой оболочки толстой кишки, которое инициируется в прямой кишке и распространяется в проксимальном направлении… Распространенность составляет 22,3 на 100 тыс. населения (из них 10% – дети). Заболеваемость: 1,7 на 100 тыс. населения… При адекватном наблюдении и лечении продолжительность жизни соответствует таковой в популяции».
Что тут можно добавить? Только солидаризироваться с редакторами «Атласа…»: «Мы надеемся, что эта книга поможет ознакомиться широкому кругу педиатров с клиническими проявлениями редких (орфанных) болезней для раннего выявления, своевременного и адекватного лечения и профилактики возникающих осложнений».
Отсюда – правило № 2: Большой формат Большую науку не испортит.
УЧЕБНИК ДЛЯ ТЕХ, КОМУ НАДОЕЛО УМИРАТЬ

Турчин А.В., Батин М.А.
Футурология. XXI век: бессмертие или глобальная
катастрофа?
– М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2013. – 263 с.
85-15-4.jpg
Один из авторов, Алексей Турчин, на заседании философского клуба ОФИР заявил, что эта книга – «учебник по футурологии». (Далее все цитаты А. Турчина – с этого заседания.) И, если пробежаться по структуре оглавления, претензия именно такая: «Гл. 1: Футурология как наука»; «Гл. 2: История футурологии»; «Гл. 3: Методы прогнозирования»; «Гл. 4: Эволюционные и исторические закономерности»; «Гл. 5: Ускорение развития и сингулярность»; «Гл. 6: Искусственный интеллект (ИИ)»; «Гл. 7: Сверхтехнологии»; «Гл. 8: Бессмертие»; «Гл. 9: Глобальные риски»; «Гл. 10: Среда обитания и техника будущего»; «Гл. 11: Трансгуманизм»; «Гл. 12: Удаленное будущее» (sic!).
Сразу стоит пояснить, что глава, ради которой, как мне кажется, и затевалось это издание, аккуратно «упакована» ближе к финалу книги. Алексей Турчин: «Трансгуманизм – это марксизм сегодня. В будущем будут две основные партии – религиозные фундаменталисты и трансгуманисты... Смерть и страдания мы, трансгуманисты, рассматриваем как негатив… Есть идея – создать «Партию продления жизни». Уже создан и подготовительный комитет». Трансгуманизм тут – ключевое понятие. И вся эта глава 11 и написана как политическая прокламация. Не более того. Собственно, один из параграфов этой главы так и называется без обиняков – «Трансгуманистический манифест»: «Трансгуманизм – стремление к высшей справедливости и счастью. Нет ничего более несправедливого, чем смерть. Люди не заслуживают смерти. Смерть, старость и болезни делают человека несчастным». Тут, как говорится, хочется крыть, а нечем!
Нарочитая сухость и лапидарность изложения, подчеркнутая дидактичность – обилие редакционных подчеркиваний (как в школьном учебнике: правила – в рамочку); поля, занимающие одну треть ширины страницы, отданы под портреты персонажей от Платона и Карла Маркса до Джона Кеннеди и братьев Стругацких. Кстати, мне показалось это самым полезным элементом книги, своеобразный справочник по персоналиям, так или иначе причастным к идеям, развиваемым в книге.
85-15-5.jpg
«Криоохлажденный мозг почти полностью сохраняет информацию о схеме связей между нервными клетками (коннектом), на основании которой после размораживания можно будет восстановить информацию о личности».    
    Иллюстрация и текст из рецензируемой книги
Оформление переплета – Студия Артемия Лебедева. Судя по всему, авторы особенно гордятся этим фактом. Но парадоксальным образом, в том числе данное обстоятельство вносит «когнитивный диссонанс»: книга ни в коем случае не воспринимается как учебник. Иногда – как нарочитый трэш: «Вначале будут воскрешены те, кто был крионирован или чей мозг был сохранен другим способом. При этом из них самыми первыми будут оживлены те, кто был крионирован с наименьшими повреждениями, то есть последними по счету».
Причем я даже не обсуждаю сейчас возможность или невозможность (вероятность) этих сценариев. (Человек вообще не может ничего выдумать, чего, хотя бы потенциально, не содержится в окружающем его мире.) Я просто говорю, что это – другой жанр. В нынешнем виде (форм-факторе), заявленная цель книги – придание футурологии статуса серьезной академической дисциплины, – увы, никак не приближается к своему решению.
В общем книга-агитка, но не книга-идея. А ведь Алексей Турчин, казалось бы, предельно радикален: «Трансгуманизм исходит из того, что есть загробная жизнь». Но мне-то как раз не хватило радикальности в том варианте трансгуманизма, как он представлен в книге.
Бессмертие, в том или ином виде, безусловно будет достигнуто. Другое дело, что человек не хочет быть бессмертным, он просто хочет не умирать. Это уже – технология. Трансгуманизм идеально, как кажется, готов подарить эту технологическую возможность. Вернее – пообещать эту возможность, очаровать ею. Его метод – экстраполяция в будущее существующих технологических тенденций. Таковых сверхтехнологий трансгуманисты насчитывают три: нанотехнологии («…минимальные теоретические размеры способного к репликации наноробота – около 1 млн. атомов, то есть гораздо меньше, чем в живой клетке»); биотехнологии («В перспективе – развитие гибрида компьютера с биопринтером – биофаба, который позволит напрямую создавать биологические существа с заданными функциями»); информационные технологии («Навык передачи информации является связующим звеном всего информационного поля, и развитие этого навыка приводит к повышению вероятности создания искусственного интеллекта»).
Тот случай, когда форма влияет на содержание, вернее на восприятие содержания: «аляповатая» энциклопедичность – я бы так определил впечатление от этого издания.
Отсюда – правило № 3: Большой формат – это еще не гарантия Большой науки.

ЗВЕЗДЫ НАУКИ И ХИТРЫЙ ПОП БЕНТЛИ

Шишаков В.А., Выдающиеся деятели науки. Краткий очерк деятельности 24 выдающихся ученых (Приложение к серии портретов) / Научный редактор профессор К.Л. Баев, обложка и заставки худ. Ф.Л. Завалова.
– 2-е издание, М., Московский планетарий, 1940. – 64 с.
85-15-6.jpg
Достаточно редкая по нынешним временам форма этого издания в книговедении имеет специальное название – увраж: отдельные альбомные листы, вложенные непереплетенными в папку. В нашем случае в единой папке в комплекте с брошюрой идут 24 литографированных портрета выдающихся астрономов, наклеенных на паспарту. Тираж издания – 6000 экз.
Ничем не завуалированный пример пропаганды науки. Со всеми присущими пропаганде, - любой пропаганде, - достоинствами и недостатками.
Среди достоинств – отличное дизайнерское решение. Внутренняя поверхность папки оклеена темно-синей бумагой с рассыпанными по ней серебряными звездочками разной величины. Необыкновенно стильное оформление! Литографии выполнены с «единообразных по способу исполнения копий с лучших оригиналов» из фонда Московского планетария.
«…представлялось необходимым, поскольку эта первая серия портретов составлялась не просто как набор портретов выдающихся деятелей науки, а с соблюдением принципа взаимной связи и преемственности в научной работе и развитии научных достижений, эту связь и преемственность вскрыть и объяснить в пояснительном тексте. <…> В результате пояснительный текст принял вид небольшой книжечки, в которой освещены основные этапы развития новой (Коперниковой) астрономии», – поясняет логику издания В. Шишаков.
85-15-7.jpg
Портрет астронома Кассини (1625–1712) выглядывает из издательской папки.    Иллюстрация из рецензируемой книги
Недостатки… Неизбежное, намеренное даже, искажение и упрощение исторических реалий. Пропаганда – служанка идеологии. Идеи могут сосуществовать, идеологии непримиримы. Вот и В. Шишаков не удержался.
«Ньютон жил в такое время, когда без упоминания «имени Божьего» нельзя было рассчитывать на поддержку правивших имущих классов, как, впрочем, и теперь в странах, где у власти находятся всякие эксплуататоры <…> Отдавая дань этим требованиям, Ньютон согласился, по настоянию втершегося ему в доверие одного попа – епископа Бентли, включить во второе издание своих «Начал» «Общее поучение», в котором приписал первый толчок, якобы вызвавший движение планет и их спутников, «премудрому верховному существу». В последние же годы своей жизни Ньютон вообще впал в религиозную прострацию: будучи хилым стариком, он занялся богословскими вопросами».
Отметим все-таки, что Шишаков и сам находился под не менее плотным идеологическим прессингом, чем герой его очерка под влиянием «попа Бентли». И прессинг этот только возрастал со временем. Сравните выше процитированный отрывок про Ньютона с цитатой из другой книги того же Шишакова, вышедшей четырьмя годами раньше: «…гениальный математик отдал дань религиозным предрассудкам. Попав под влияние хитрого попа Бентли, он включил во второе издание своего бессмертного труда «Общее поучение», напечатанное в конце книги. Здесь Ньютон приписал «первый толчок» в мировом движении «власти могущественного премудрого существа». (Проф. К.Л. Баев и В.А. Шишаков. Творцы астрономии / Под ред. чл.-корр. АН СССР проф. С.Н. Блажко. – Москва–Ленинград ОНТИ, Гл. ред. научно-популярной и юношеской литературы, 1936. – 158 с. (Научные беседы выходного дня).
Отсюда – правило № 4: Большая наука больше любой идеологии.   

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Всё – с «Начала…»

Всё – с «Начала…»

Лиза Бакт

Первое в России исследование библиохроники русской Ньютонианы

0
1333
Книги, упомянутые в номере

Книги, упомянутые в номере

0
85
Требуйте нежную селедку!

Требуйте нежную селедку!

Воображаемое интервью с Надеждой Тэффи по случаю ее дня рождения 21 мая

0
838
Второе начало наукодинамики

Второе начало наукодинамики

Юрий Магаршак

Почему плагиат – тягчайшее преступление для ученого

0
909

Другие новости

Загрузка...
24smi.org